16+
19 Августа 03:39
До упразднения безбожной власти…

К десятилетию объединения двух православных церквей.

В год столетия революции отмечается и десятилетие подписания Акта о каноническом общении Русской православной церкви Московского Патриархата с Русской православной церковью за границей. 17 мая 2007 года Святейший Патриарх Московский Алексий II и Первоиерарх РПЦЗ митрополит Нью-Йоркский и Американский Лавр подписали этот исторический документ о восстановлении канонического единства и евхаристического общения.

История раскола насчитывала 80 лет. За это время обе части Церкви подвергали друг друга довольно жесткой и категоричной критике. РПЦЗ в России воспринималась как «карловацкий раскол». Московский Патриархат назывался эмигрантами «безблагодатным», «сергианским», целиком зависимым от коммунистических властей, «намеренных уничтожить Церковь и Россию».

Трагедия раскола Русской церкви возникла в результате революции и Гражданской войны в России. Белую армию окормляли священники и епископы, которым пришлось покинуть Родину вместе с уходившими военными и беженцами. Церковь разделила участь русского народа в рассеянии.

По прошествии многих десятилетий можно сказать, что именно она сохранила этот народ. Переселенцы, прибывая на новое место, в Латинскую Америку или Канаду, первым делом возводили всеми подручными способами храм – Святое место. Строили здание своей жизни на крепком основании – на Вере в Бога. Те, кто предпочитал оставаться без Бога, оказывался нежизнеспособен в иноземной и враждебной среде. Николай Бердяев в эмиграции даже написал брошюру «О самоубийстве» – как ответ религиозного философа на проблему роста самоубийств в среде русской эмиграции. Спаслись и выжили те, кто верили в Бога.

В 1920-е годы Россию вынужденно покинуло около 30 епископов. Русские священнослужители оказались в Константинополе, в Галлиполи – вместе с армией, на Лемносе – вместе с казачеством, в Бизерте – вместе с военным флотом, затем на Балканах, в Западной Европе, Северной и Южной Америках, в Австралии и Новой Зеландии. Русские священнослужители окормляли несколько миллионов русских – представителей аристократии, военных, ученых, деятелей искусств, простых беженцев всех сословий, которые оказались разбросанными по всему миру. Русское рассеяние в 1920-х годах – это 3-4 миллиона человек в Китае, Константинополе, Западной Европе, на Балканах. И более 8 миллионов русских оставшихся на бывших окраинах Российской империи – в отделившихся Польше, Литве, Эстонии, Латвии, Финляндии и на других территориях.

Церковные структуры не растворились и не вошли в состав местных патриархатов, но сохранились обособленно для окормления русских людей в рассеянии.

Сохранение церковной структуры было предпринято по образцу организационного сохранения русской армии в 1920-е годы. Все надеялись вернуться в Россию после падения власти большевиков. Но армия, политические организации эмиграции со временем исчезли, осталась лишь Русская церковь, объединявшая эмигрантов.

Синод Русской зарубежной церкви изначально находился в Сербии. Сербский патриарх и Архиерейский собор Сербской церкви позволил функционировать русским церковным структурам на своей канонической территории. Из истории Церкви эмигрантами были найдены канонические обоснования временной возможности подобного положения. В 1921 году был создан Синод для управления церковными структурами в эмиграции. Он размещался с 1921 по 1946 годы в Сремских Карловцах, с 1946 по 1950 годы в Мюнхене, с 1950 года по настоящее время – в Нью-Йорке.

С точки зрения Московской Патриархии Синод РПЦЗ был раскольником, поскольку не подчинялся Патриарху Московскому. Сохранить единство после кончины Патриарха Тихона оказалось сложно. Слишком отличными были реалии жизни двух частей Церкви – в страждущей России и за границей.

С одной стороны, ряд политических заявлений РПЦЗ создали угрозы для Церкви в России. А с другой стороны, Послание к пастырям и пастве митрополита Сергия (Старогородского) и временного Патриаршего Синода от 29 июля 1927 года (так называемой «Декларации митрополита Сергия») заставило Архиерейский Синод Зарубежной церкви принять в 1927 году решение о прерывании общения с митрополитом Сергием. Так начался 80-летний период раскола.

В РПЦЗ оказались видные архипастыри и духовные писатели: знаменитый митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Платон (Рождественский), архиепископы Евлогий (Георгиевский), Анастасий (Грибановский), Серафим (Лукьянов), Елевферий (Богоявленский) и другие.

Наиболее известными святыми Русской церкви в рассеянии стали святитель Иоанн, архиепископ Шанхайский и Сан-Франциский, и архиепископ Богучарский Серафим (Соболев). Известными духовными писателями и подвижниками благочестия РПЦЗ были: архиепископ Аверкий (Таушев), епископ Митрофан (Зноско-Боровский), протоиерей Серафим Слободской, догматист протопресвитер Михаил Помазанский, историки профессор Н.Д. Тальберг, И.М. Концевич, канонист профессор С.В. Троицкий и другие.

Первоначально структура РПЦЗ была обширна, включала миссии в Иране, Китае, Японии, Корее, Северо-Американскую митрополию. Но постепенно Синод стал утрачивать над ними контроль.

Православная церковь Америки и ее епископат начали общение с Московским Патриархатом, что завершилось получением автокефалии от Московской церкви в 1970 году. В Западной Европе целая епархия во главе с митрополитом Евлогием (Георгиевским) с приходами, храмами, новыми монастырями и учебными заведениями в 1930-м году перешла в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Потому знаменитая русская богословская школа, представлявшая духовное наследие Православия в Европе действовала под омофором Константинопольского патриархата.

Кроме того, в Европе и Америке непосредственно действовали представители Московского Патриархата.

Были русские епископы, отстранившиеся от общественной и политической жизни и подвизавшиеся как аскеты.

Например, богослов, аскет и подвижник, ревнитель чистоты Православия, в прошлом духовник Царской семьи, архиепископ Полтавский Феофан (Быстров), который в последние месяцы своей жизни до 1940 года жил в затворе в пещере в небольшом французском городке Лимерэ.

Русские в эмиграции рассеялись по нескольким церковным структурам.

Так, митрополит Вениамин (Федченков), создал в Париже храм во имя Трех Святителей – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста – с надеждой, что эмигрантские церковные партии русских объединятся, так же как эти святители объединили своих почитателей, повелев им праздновать свою память в один день, засвидетельствовав Единство Церкви и их славы в ней.

Историки эмиграции делают акцент на том, что РПЦЗ не считала и не стремилась признавать себя автокефалией. В принятом в 1956 году Положении о Русской православной церкви за границей она определяется как «неразрывная часть поместной Российской православной церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти».

Вторая мировая война изменила положение РПЦЗ. В эмигрантских кругах наблюдался патриотический подъем. В ответ на призыв патриарха Алексия I (Симанского) в 1945 году о возвращении к единству с Московским Патриархатом, РПЦЗ покинули и перешли в патриаршую церковь ряд видных епископов. Верность РПЦЗ в Китае сохранил и архиепископ Шанхайский Иоанн (Максимович), хотя он помогал собирать материальную помощь для Красной армии во время войны и публично признавал Патриарха Алексия I законным Патриархом.

В то же время, в 1948 году архиепископ Нестор (Анисимов), прибывший в Москву на торжества в честь 500-летия автокефалии Русской церкви, был арестован, осужден и пребывал в заключении до 1956 года. Одним из обвинений было – служение панихид по Царственным страстотерпцам и создание храма-часовни в Харбине в память убиенных государя Николая II и короля Александра Карагеоргиевича.

После разгрома Православной церкви в Китае во времена «Культурной революции» завершилось пребывание там русской эмиграции. Архиепископ Иоанн Шанхайский в 1949 году вместе со своей паствой чудом смог безопасно покинуть Китай и расселить свою русскую паству в США и в Австралии.

Тогда же в Европе СМЕРШ значительно ослабил эмигрантские политические структуры, часть их участников была уничтожена физически.

Это, конечно, не могло способствовать укреплению доверия между РПЦ и РПЦЗ. Не способствовало взаимному доверию и то, что часть эмигрантов приняла участие в войне на стороне Гитлера.

Тем не менее, и в годы войны и все 90 лет рассеяния Русская зарубежная церковь и ее подвижники молились о страждущей России. Одним из светлейших образов святости Русской церкви за границей, бесспорно, является святитель и чудотворец Иоанн Шанхайский (1896 – 1966, канонизирован РПЦЗ в 1994 году), который сегодня признан одним из величайших святых ХХ века.

Русское рассеяние послужило распространению православия по всему миру. К 2007 году в РПЦЗ было 8 епархий и 300 приходов в Западной Европе, в Северной и Южной Америках, в Австралии и Новой Зеландии. Западные страны были духовно украшены православными монастырями и храмами.

В России 1980-1990-х годов большим дефицитом была духовная литература. Джорданвилльский монастырь РПЦЗ рассылал посылки с книгами, изданными на русском языке. По сию пору книги этого монастыря издаются по нормам дореволюционной орфографии с «ятями», «ерами» и «И десятеричными».

О жизни самой РПЦЗ русские люди узнавали из книг о святом архиепископе Иоанне Шанхайском и иеромонахе Серафиме (Роузе). В Россию из РПЦЗ присылались книги, шли частные пожертвования от русских и церковных организаций – из Америки, Канады, Австралии, Европы.

Накануне воссоединения Церкви 8 миллионов человек в епархиях Русской православной церкви поклонилось святыням Русской православной церкви заграницей – частицам мощей преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары из Иерусалима. В 2004 – 2005 годах святыня несколько месяцев путешествовала по России и СНГ и посетила 61 епархию Русской церкви.

По сию пору перед РПЦЗ стоят миссионерские задачи, которые стало легче решать с помощью Русской церкви.

По словам нынешнего первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона (Капрала) наблюдается приток инославных в православие через приходы РПЦЗ, так как люди на Западе читают духовную литературу на английском, французском или других языках.

Одна из существенных и духовно привлекательных черт РПЦЗ – внимание к духовной стороне православия, ревность о чистоте веры. В РПЦЗ дорожат монашеской традицией, на Западе и в Австралии эмигрантами основано 39 монашеских обителей и скитов.

В марте 2017 года почти одновременно проходили заседания Синода Русской православной церкви и Архиерейского собора РПЦЗ. Синод Московского Патриархата принял решение о внесении в святцы Русской Церкви имен святых Запада. Сделано это было в миссионерских целях для распространения Православия на Западе.

Примерно в это же время Собор епископов РПЦЗ, непосредственно живущих на Западе, обратился к Русской церкви с совершенно иной миссионерской просьбой – отметить столетие революции захоронением ее вождя и гонителя христианства В.И. Ленина…

Эмиграция и церковное сообщество с самого начала своего пребывания за рубежом старались осмыслить катастрофу, произошедшую с Россией в 1917 году.

Это осмысление способствовало кристаллизации четких монархических и консервативных позиций РПЦЗ, которые сохраняются по сию пору. Русская зарубежная церковь давно канонизировала Царственных страстотерпцев, она не приемлет экуменизм, негативно воспринимает переход Поместных православных церквей на новый календарный стиль и стоит на позициях охранения чистоты православия. Последнее особо актуально в связи с миссионерской позицией РПЦЗ – через нее в Церковь входят многие бывшие католики и протестанты, которым особенно понятны исторические последствия уклонения от чистоты православного вероучения.

Сегодня Русская церковь заграницей стоит на твердых монархических позициях. Однако первоначально далеко не все русские в рассеянии были монархистами и поклонниками династии Романовых. В 1920-х годах русские власти в Харбине не хотели даже встречать и принимать останки алапаевских мучеников, князей Романовых. Сопровождавшему останки игумену Серафиму (Кузнецову) удалось доставить их в Пекин, где они были погребены на территории Русской духовной миссии, а мощи преподобномучениц Елизаветы Федоровны и инокини Варвары перевезти в Иерусалим.

Укрепление монархических ориентиров РПЦЗ было связано с тем, что изначально возглавил сохраненные церковные структуры митрополит Антоний (Храповицкий), который был монархистом и православным консерватором. В то же время монархизм и консерватизм – это следствие глубокой духовной работы, глубокого размышления над судьбами страждущей России.

Святитель Феофан (Быстров) осмыслял страдание России как следствие «ненависти мира ко Христу». В своей проповеди он говорил: «не эта ли «ненависть мира»… разрушила единственное в своем роде христианское государство – Русское – и залила кровью обширные равнины земли Русской? И не мы ли, изгнанники рассеяния являемся жертвами этой ненависти мира к нашей Родине?…»

Все иерархи и Пастыри зарубежья обращались от лица верующих к Богу, взывая о прощении и принятии слез, проливаемых христианами в изгнании за грехи нетерпения, самоволия, предательства царя и богоотступничества.

Потому воссоединение с Русской православной церковью для РПЦЗ после падения гнета тоталитаризма было возможно только через решение вопроса о почитании Царской семьи и канонизации новомучеников и исповедников российских.

Юбилейный Архиерейский Собор Русской православной церкви в августе 2000 года прославил сонм Новомучеников и Исповедников Российских, в числе которых первыми были Николай II и его святая Семья.

Собор одобрил богословский документ «Основы социальной концепции Русской православной церкви», где прояснялась позиция Московского Патриархата в отношении к государственной власти, в результате чего теряли почву обвинения в «сергианстве». Был также принят документ «Основные принципы отношения Русской православной церкви к инославию», в котором ясно излагается позиция Московского Патриархата по вопросу о межконфессиональном диалоге, поскольку РПЦЗ стоит на консервативных антиэкуменических позициях.

Сблизило представителей двух частей церкви и перенесение в Россию праха генерала А.И. Деникина, философа И.А. Ильина и останков императрицы Марии Федоровны в 2006 году из Дании в усыпальницу Романовых в Санкт-Петербурге.

В мае 2006 года в Сан-Франциско состоялся Четвертый всезарубежный собор, принявший историческое решение о воссоединении Русской церкви.

При содействии президента России В.В. Путина, Церковь объединилась в 2007 году 17 мая – на праздник Вознесения и за два дня до памятной даты – Дня рождения последнего императора-страстотерпца Николая Александровича Романова, родившегося 19 мая.

Русская православная церковь за границей сегодня является автономной церковью в составе Московского Патриархата, сохраняя за собой имущественную, судебную, законодательную и иную самостоятельность. В собственности РПЦЗ монастыри и участки в Иерусалиме и на Святой Земле, приобретенные до революции императорским православным Палестинским обществом и начальником Русской духовной миссии архимандритом Антонином (Капустиным).

Как не старались враги Русской православной церкви расколоть ее, им это не удалось. В 2007 году произошло великое событие – объединение частей Русской церкви – в России и за границей.

Владислава Романова,

Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус».

 

stoletie.ru