16+
19 Августа 03:32
О чем промолчала совесть Атамбаева

Киргизский президент Алмазбек Атамбаев начисто забыл о совести и стыде на очередную годовщину зверского побоища  летом 1916 года.

Теперь эта позорная и кровавая страница истории — День памяти погибших во время Народного восстания кыргызского народа. По словам Атамбаева, » Уркун разбудил самосознание, пробудили достоинство кыргызского народа, дал огромный заряд энергии, благодаря которой в двадцатом веке была возрождена кыргызская государственность».

Символично, что глава Киргизии демонстративно в своем обращении игнорирует русских, все еще живущих в горной республике. Да и монументы в стране ставят только пострадавшим киргизам.

Ни президенту, ни невежественным, упертым националистам, на поводу которых пошла власть, не хватило смелости посмотреть в глаза исторической правде.  А она состоит в том, что события 1916 года-это подлый бунт изменников и предателей , преступление против человечности, геноцид мирного населения, акт варварства и дикости, сравнимый с фашизмом. Все остальное-мифы и бредни нынешних «борцов», способных только грызться за власть на потеху  всей Средней Азии, проворачивать «революции» по сценарию Запада, устраивать кровавые бани узбекам в Оше, Узгене и Джалал-Абаде, разжигать русские и китайские погромы в Бишкеке.

Бросается в глаза, что 100-летний юбилей восстания 1916 года в других республиках Средней Азии или проигнорировали, или отметили весьма скромно, в научном кругу. Хотя началось оно, если верить фактам, в узбекском Джизаке и таджикском Худжанде. Так почему власти этих стран отшатнулись от «юбилея»?  Ответ прост. Бунт против царского призыва на тыловые работы местного населения (кстати, бывших полноценными гражданами Империи и обязанных помогать отечеству, а потому их смело можно называть изменниками и предателями) в разгар смертельной битвы был спровоцирован врагами России – Германией и Турцией. Наконец, с первого дня был объявлен джихад, который и развязал бойню беззащитных русских женщин, стариков и детей. И кому это надо сегодня на фоне пылающих Ирака, Сирии, Ливии, Афганистана, после Чечни и Таджикистана, после вторжения боевиков в саму Киргизию?!

Вот что пишет доктор исторических наук Екатерина Озмитель:

«Восставшие заявляли, что Семиречье – это земля ислама, что на этой земле нет места иноверцам, что власть здесь должна принадлежать мусульманам. Из «Дневника настоятеля монастыря» известны случаи попыток обращения пленных русских в ислам: «В Преображенское прибыл бежавший из киргизского плена мальчик 14 лет Иаков Шушебин. […] Киргизы схватили его с матерью и другими 30 людьми 10 августа. В плену со всех поснимали и изрубили кресты, мальчиков оставшихся живыми побрили, хотя некоторые из мятежников настаивали на лишении их жизни» [16]. И далее: «Забирая русских в плен, они условием сохранения жизни несчастных ставили обязательства принятия ислама. Я знаю много случаев, когда даже женщины и молодые девушки, к которым они относились с особым покровительством вообще, гибли под ударом палачей за то только, что, соглашаясь силой обстоятельств стать женами мятежников, просили разрешить свободу веры».

Мужской миссионерский Свято-Троицкий Иссык-Кульский монастырь был разграблен, около 30-ти церквей и молитвенных домов были сожжены в Пишпекском, Джаркентском и Пржевальском уездах.

Германией и Турцией  делали ставку  исламскую идентичность, занимаясь пропагандой среди туркестанских мусульман, разжигая межнациональную и межконфессиональную рознь. Турецкая пропаганда заключалась в запугиваниях (что русские призывников насильственно окрестят и заставят есть свинину) и в обещаниях переселения в Турцию, выступления войск из Афганистана, победы Турции в Первой мировой и создания панисламистского государства. Здесь же – обещание поддержки со стороны восставших китайских мусульман, надежды на эмиграцию в Китай, близкий и понятный именно для киргизов Южного Семиречья.

Здесь же – планы создания на землях, отколовшихся от двух империй, мусульманского государства. Многочисленные примеры такой пропаганды приводит Д. Маджун. По свидетельству крестьянина с. Николаевского Гу-Ган-Фу Гушинтая, в Пржевальском уезде один из руководителей общества «Гэ-Лао-Хуэ» проживает среди киргизов и дунган и уже подготовил почву к восстанию мусульман против русских, приглашал некого Джи-Эр-Шанью выезжать в Токмак для такой же работы там. Южи хай намеревался стать ханом в новом мусульманском государстве. В горах над Пржевальском в начале августа происходят собрания киргизов, на которых выступают агитаторы из Китая».

А вот какие примеры приводит историк Юрий Флыгин:

Газета “Новое время” сообщала: “27 июля в Коканде производилась запись туземцев на тыловые работы… Добровольцы с портретами Государя, национальными флагами и криками “ура” прошлись по улицам города. Впереди толпы ехала туземная администрация и туземная полиция”.

В этом же номере сообщалось о подобной акции в Скобелеве (Фергана): “30 июля… добровольцы рабочие, от туземного населения города Скобелева устроили манифестацию. С оркестром музыки, в сопровождение большого количества туземцев и русских, рабочие прошли по городу, останавливаясь около правительственных учреждений”.

Причем, нередко инициаторами и предводителями подобных верноподданнических манифестаций были деятели из числа так называемых джадидов, которых нынешние центральноазиатские историки объявляют якобы непреклонными борцами против российской власти.

Очевидец событий, известный туркестановед Н.П. Остроумов в своем дневнике описывает манифестацию в поддержку императорского указа в Ташкенте, организованную Мунавваркари Абдурашитхановым, ныне считающимся одним из лидеров джадидского движения и героем “освободительной борьбы”. Вскоре после оглашения указа, пишет Остроумов, — “школяры новометодного мактаба в Ташкенте, содержимого младосартом Мунавваркарыем, торжественно ходили по улицам русской части города с портретами царя, царицы и наследника с песнями, соответствовавшими проводам первого туземного рабочего эшелона во внутреннюю Россию… Искусственная песня эта была нарочито сочинена в названном мактабе и свидетельствовала о патриотическом настроении туземцев по поводу… распоряжения правительства, совсем не вызывавшего воодушевления в сердцах туземцев. Но песню распевали с искусственным одушевлением дети туземцев, обучавшихся в мактабе Мунаввар-кары, под управлением учителей своих и старших туземцев ”.

А вот что творили полудикие  «борцы за свободу»:

Ужасной расправе киргизы подвергли монахов Иссык-Кульского монастыря. “Бунтовщики заставили сейчас же монахов раздеться, оставив на них только нижнее бельё, и в таком виде погнали их… на паперть, где поодиночке всех перебили. Отцу Рафаилу, вышедшему первым, была отрублена топором голова и правая рука, в которой он держал Евангелие. Убил его ученик монастырской школы… Бексырга. Другие были поисколоты тупыми деревянными пиками и побиты рябиновыми палками”.

В Центральном Государственном архиве Киргизской Республики сохранилось множество документов, свидетельствующих о зверствах киргизских бунтовщиков в самом начале движения, когда ещё и речи не было об актах возмездия со стороны европейского населения. Эти факты были собраны по горячим следам в ходе расследования, организованного российскими властями.

Крестьяне села Ивановское свидетельствовали, что 15 августа “толпа киргиз часов около 8 утра стали на лошадях наступать на наше селение, окружив его и убив крестьян, бывших в поле… Киргизы убили тогда Ивана Ведол (изрезали всего), Малафия Кайпанцева, которому выкололи глаз, обрезали язык и порезали половой член и крестьянку Веру Соломатину, которой искололи половые органы и отрезали косу; у всех трупов вся верхняя одежда и обувь были сняты. Кроме того на полях сел. Ивановского тогда же были убиты крестьяне сел. Санташ Семен Колотеев (70 ран), Петр Улитин (весь изрезан), Михаил Рубан и Солдатенков с сыном… Поубивав застигнутых на поле крестьян и угнав скот, киргизы массами с гиком и криками “Алла” набросились на наше селение… и стали поджигать дома при помощи горящей пакли, надетой на длинные палки… У нас сожжено 51 дом”.

Один  из очевидцев, подпоручик Вальтер Бейк, свидетельствовал: “Уже в 5 верстах от Пржевальска стали попадаться по дороге многочисленные трупы убитых русских… Положение трупов женщин указывает на то, что они перед смертью могли быть подвергнуты изнасилованию…12 сентября был бой с мятежными киргизами на речке Сары – Булак и Малый Джаргалык. Мятежников было до 1500 человек и судя по их огню, человек до 200 были вооружены огнестрельным оружием. Были здесь у киргиз трёх-линейные винтовки… 13 сентября мы заняли селение Барскаун. Селение было сожжено и жителей в нем не было… Сюда к нам явилось до 40 русских, бежавших из плена от разбитых нами толп киргизов 12 числа. Эти русские говорили, что около Барскауна зарыты в двух ямах до 160 трупов убитых  русских”.

Другой очевидец свидетельствовал: «По дороге из сел. Сазановского в Преображенское в сел. Фольбаумовское я видел труп молодой русской женщины, у которой на теле были следующие повреждения: труп лежал на спине; положение его указывало, что убитая была… изнасилована… груди полуотрезаны. Возле этого трупа лежал ребенок лет 3-х с разбитой головой, тело его было покрыто множеством колотых ран… все трупы были без одежды… В сел. Преображенском… у одной женщины на волосяной части головы было много резаных ран, нос в области переносицы перерезан, верхняя и нижняя губы разрезаны, выбита часть верхней челюсти, кроме того, имелось несколько резанных ран на теле… У одного мальчика лет 3-х волосистая часть кожи головы была во многих местах разрезана и пробит череп. У мальчика 7 лет в двух местах был проколот живот, через эти раны вывалились наружу часть печени и сальник… У мальчика лет 5 с разгибательной стороны указательного пальца была срезана кожа… Было видно, что срезали многими движениями тупого ножа”

Вот еще одно архивное свидетельство, вскрытое в ходе расследования в октябре 1916 года. «Киргизы и дунгане били русский народ из ружей, рубили шашками, кололи пиками и вилами, резали ножами, как баранов, убивали палками, захлёстывали нагайками, собирали человек по двести в кучу и топтали конями. Самый способ убийства состоял в нанесении первоначально не смертельных ран. Редко встречались убитые, раненые, имевшие менее семи ран, но встречались трупы и раненые, исколотые как решето… Живых детей киргизы для потехи разрывали по ногам или перебрасывали через крыши домов. Женщин и девочек лет от 7 насиловали самым ужасным способом: женщин подвешивали за ноги и насиловали до смерти или обрезывали груди, из детородной полости железными крючьями вытаскивали внутренности. Девочкам лет 7-9 ту же часть тела разрезывали ножом или вводили в нее деревянный кол. Дороги, ведшие из селений к Мариинску и от него к Пржевальску были усеяны трупами мужчин, женщин и детей, скелеты которых объеденные птицами, собаками и свиньями валяются и до сих пор. Селения, кроме Преображенского и Теплоключенки все разграблены, а останки сожжены: также сожжены дома, надворные постройки, запасы хлеба и дров, скот угнан, пчеловодство уничтожили…Такой же участи подвергалась и ферма Пржевальской сельскохозяйственной школы, где управляющий, учителя и их семьи, ученики и другие находившиеся там перебиты, все здания и имущество сожжены, скот угнан».

По рассказам бежавших из киргизского плена женщин «киргизы, в своих ставках, собирали в пустую юрту девочек лет 7-10, заходили к ним компаниями и из юрты слышались вопли, стоны и крики этих детей, смех и веселие киргиз. Затем все смолкало и в юрте оставались только трупы изнасилованных детей».

Да, потом, в ходе подавления мятежа, имели факты ответной жестокости со стороны европейских переселенцев. А какой реакции можно было еще ожидать после таких зверств?

Алмазбеку Атамбаеву, видимо, мало, что молодые люди из его страны уже целыми полками  воюют в Сирии под черными знаменами ИГИЛ, взрывают метро в Питере и посольство КНР в киргизской столице, что в его стране уже мечетей больше, чем школ, а парламентарии требуют узаконить многоженство. Вместо того, чтобы положить конец тупому нацизму и   мракобесию, стыдиться варварства предков, официальный Бишкек продолжает дешевые игры в «национальное самосознание», раздувая в обществе животные страсти. Но не надо себя обманывать, русские деликатно молчат, не мешая проливать «крокодиловы слезы», но все прекрасно видят и делают выводы. Нетрудно догадаться, какие…

Кстати, хочется спросить, чисто гипотетически. А с кем был бы Алмазбек Атамбаев, член Союза писателей России и выпускник московского вуза, в 1916 году?