18+
06 Июня 18:43
Онлайн карта распространения коронавируса
Онлайн карта распространения коронавируса
В Калининграде пустуют сотни новых квартир

Яркое, самобытное, грамотное перо потеряла «Правда Востока»,а приобрела «Калининградская правда». Речь идет о Николае Барашкине, которому не дали работать в полную силу, чей труд не был оценен в республике должным образом.

Яркое, самобытное, грамотное перо потеряла «Правда Востока»,а приобрела  «Калининградская правда». Речь идет о Николае Барашкине, которому не дали работать в полную силу, чей труд не был оценен в республике должным образом.

Зато на берегах Балтики его талант расцвел. Вот, например, как он поднял проблему доступного жилья. По этому тексту многим сотрудникам «Правда Востока» можно смело учиться. А потенциальным переселенцам почерпнуть для себя немало полезного.

В беседе за «круглым столом» обсуждены ключевые региональные аспекты реализации национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России».

Напомню тем, кто подзабыл или не знает вовсе. В сентябре 2005 года президент страны обратил внимание федеральной власти к насущным вопросам россиян. Наиболее острым считался жилищный. Посему минрегионразвития в хорошем темпе был разработан, как его позже назвали, престижный национальный проект. Попутно была откорректирована «матрица» — федеральная целевая программа «Жилище» на 2002-2010 годы, ставшая организационно-финансовой основой проекта.

Дело закрутилось лихо. Россияне с радостью потирали руки: теперь-то уж точно получат свое жилье. К 2010 году (это второй этап ФЦП «Жилище» объем строительства жилья планировалось довести до 80 млн м2 в год. Примерно 315 тысяч семей планировали улучшить жилищные условия за счет получения целевых бюджетных субсидий, увеличения объемов ипотечного кредитования, сокращения очереди на жилье и ряда других прогнозов. Иначе говоря, чтобы за считанные годы обеспечить достойной жилплощадью каждую семью, следовало увеличить объемы строительства и необходимой коммунальной инфраструктуры. В этом же ряду — развить деятельность финансово-кредитных институтов и механизмов, привести в соответствие со стандартами качества существующий жилищный фонд и «коммуналку». Еще надо было обеспечить доступ населения к потреблению жилья и коммунальных услуг в соответствии с платежеспособным спросом и социальными стандартами.

Руководству страны хотелось сколотить изначально мощный рынок доступного и комфортного жилья с механизмами государственного участия в нем. Не ради формы, конечно. Шутка ли, пятилеткой раньше в России порядка 4,5 млн. семей стояли в очереди на улучшение жилищных условий. Еще 1,2 млн. — государство обязывалось обеспечить жильем в законодательном порядке.

Проект должен был ускорить решение извечных жилищных вопросов, потому что ожидание в очереди доходило до 20 лет и почти 2/3 россиян не были удовлетворены жилищными условиями. Было подсчитано: каждая четвертая семья живет в «хате», которая в плохом или очень плохом состоянии. Что касается нашей области, статистика радует: с начала года построено около 400 тыс. квадратов. Это 85,4 процента к уровню прошлого года. В целом по показателям ввода жилья на одного жителя, регион находится на втором месте по Северо-Западу. Что касается доступности, радовать земляков в принципе нечем. И цены продолжают расти. Об этом 19 ноября сказал на совещании в региональном «красном доме» и.о. зампредседателя правительства Михаил Плюхин. Обсуждение дел с жильем в области состоялось через два дня после заседания федерального правительства где утверждена еще одна пятилетка на реализацию проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России». Владимир Путин обещал поддержать лучшие региональные программы по строительству жилья дополнительными ресурсами. Он подчеркнул также, что «решение жилищных проблем граждан остаются одним из важнейших приоритетов работы кабинета министров».

Тем не менее, проект не только буксует, а может и вовсе зайти в тупик. Что же происходит на самом деле? Ради ответа на этот вопрос газета «Калининградская правда» организовала «круглый стол» с участием людей, непосредственно занятых решением жилищных проблем. К сожалению, от участия в дискуссии под разными предлогами отказались высокие чины регионального правительства и областной думы. Но беседа состоялась и высветила целый ряд опасных «рифов», мешающих калининградцам нормально жить и работать.

Александр Пятикоп — заместитель председателя окружного Совета депутатов городского округа «Город Калининград», председатель комиссии по градорегулированию, землепользованию и вопросам жилищно-коммунального хозяйства:

Путин не зря ставит этот вопрос так остро. В России 64 миллиона граждан либо требуют улучшения жилищных условий, либо — предоставления нормального жилья. Сложность заключается в том, что если в полной мере заработает ипотека, то есть, на планируемые 8-9 процентов, это решит проблему максимум 19-20 миллионов от потребности. В любом случае 44 миллиона соотечественников будут нуждаться в решении жилищного вопроса или же просто в получении жилья. Отсюда вопрос: каким образом двигаться? О социальном жилье только и разговоров. Если правительство планирует возводить соцжилье, финансирование должно быть федеральное. Что касается денег региона, то в области обязаны уточнить планы муниципалитетов. А это — финансовая ответственность. Говорить можно сколько угодно, но вывод напрашивается такой: или социальное жилье в наем, или продумать механизм доступности кредитов.

К сожалению, у нас в стране только развивается институт «длинных и дешевых денег». Острота проблемы особенно четко проявляется с точки зрения переселенческой политики, когда немало людей, порядка трех тысяч, живут просто на даче или же влачат жалкое существование, отдавая основную часть заработанного за съемное жилье. В подобном положении об ипотеке на жилье остается только мечтать.

Павел Саркисов — заместитель главы администрации городского округа «Город Калининград», председатель комитета строительства и транспорта:

-Сейчас в Калининграде готово к реализации порядка 3500 квартир. Реализация идет вяло. Цены кусаются. Жилье возведено практически самими застройщиками, без участия или с минимальной помощью государства. Мировой опыт, в частности, Южной Кореи, Сингапура, Малайзии и прочих стран несколько иной. Там создали специализированные государственные банки, которые так и называются — «Жилсоцстройбанк». Банки аккумулируют определенные средства правительства и крупных компаний. Предоставление жилья определяется по возможностям потребителей. И эти структуры не ориентированы на доход, потому что некоммерческие. А мы что? Создаем госкорпорации. Может, лучше было бы народные средства от газа, нефти и так далее направить на решение проблем жилья?

Непонятно, что происходит. Был когда-то Госстрой — говорили одно. Стало минрегионразвития — другое. Пришел новый министр — со своим мнением, тем более, не всегда правильным. Но он министр и гнет свое. В правительстве на счет жилищного вопроса занимают очень удобную позицию: декларирует, что это нужно делать, не вкладывая понятие, за исключением некоторых вещей, реального.

Два слова о городе. Мы готовы к тому, чтобы воспринять любые действия. Скажут строить социальное жилье — у нас достаточно участков. Хоть завтра. Но смысл в чем? Те, кто имел средства и имеет, дом или 3-5, может, больше квартир, они еще смогут. А что мы принесли людям, у которых нет своей крыши над головой? Красивые цифры о квадратных метрах? Не все понимают, что это означает — «метр квадратный», но все равно констатируют. И мы тоже считаем квадратуру.

В Осло я задал вопрос руководителю строительной корпорации о квадратных метрах. Мол, сколько у вас жилья в подобной системе измерений. Он не понял. Сразу после войны они стали строить просто квартиры — для всех, кто в них нуждается. Чтобы никто не оставался на улице. У нас такой задачи не ставится. Мы продолжаем лепить квадраты, которые порой звенят в ушах, но почти всегда оторваны от реалий.

Откуда у нас взяться профессионализму, если на уровне страны нет органа, который занимался бы строительством?! Профессионалов разогнали, орган уничтожили. В Японии, США, Китае есть министерства строительства и архитектуры, а у нас нет. Чего говорить? В Белоруссии дела в строительстве идут успешнее, чем у нас. Там есть отраслевой центр. Он и проводит политику на уровне государства. И вносит в правительство те документы, которые необходимы для строительства. Калининградский строительный потенциал способен решить любые вопросы, но при необходимом уровне финансирования со стороны государства. Нам же удается общими усилиями решать проблемы городской инфраструктуры. Но когда в эти дела активнее внедряется государство, работать гораздо легче. Еще один момент. Почему деньги на обеспечение жильем военнослужащих застревают в кабинетах минобороны? Эти средства надо прямиком передавать региональному правительству и требовать использования. Люди не будут ждать годами.

Евгений Верхолаз — генеральный директор группы строительных компаний, депутат городского округа «Город Калининград»:

-Мы и все строители Калининграда готовы возводить много добротного жилья. Вопрос в том, кто это будет приобретать? Я вкладываю и не могу вернуть свое. На сегодняшний день из ста квартир, построенных мной, 30 не продано. В мае будущего года сдаю еще сто квартир. Куда девать? В сентябре, а затем к 2012 году подготовлю к реализации еще 200 квартир. И что они будут приобретены, нет уверенности. Так что буду делать на сто меньше. И всем недовольным буду доказывать свою точку зрения. Почему я и мои люди, делая доброе дело, должны маяться? Все это говорит о главной причине наших бед: программа «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» не работает.

Мы занялись расселением очереди из двадцати тысяч людей. Смогли бы, если мне и другим сказали: вот государственное финансирование. Я отдал бы жилье по 30 тысяч рублей за квадрат. И работал бы с радостью. Правильно тут было сказано, что мы слепо озабочены выдачей квадратуры, но не занимаемся расселением нуждающихся людей. И так может продолжаться бесконечно. Государство брать на себя эту ношу пока что не хочет, область и тем более муниципалитеты — не в состоянии. Что дальше? Парадокс: жилье есть, а очередь за ней меньше не становится.

Если бы Москва предоставляла деньги по линии расселения. Проводили бы тендеры. Выиграли бы те подрядчики, которые предлагают наиболее доступное жилье. Это сработало бы четко, когда федеральные деньги прямиком направлялись под ответственность региона. Но до этого пока не дошли. Значит, будем делать то, что по силам.

В стране сильный разрыв между теми, кто может купить жилье и кто не в состоянии. Средней прослойки, которая могла бы взять ипотеку под свои стабильные доходы и платить 20 лет, нет. Это потому что у нее нет уверенности в будущем. Застройщик тоже не больно-то разгуляется: кредиты в банке берет под 11-12 процентов. На меньшее банк не идет. Внутренние ресурсы строительных компаний, что могло бы снизить себестоимость жилья, завидными тоже не назовешь. Что у нас получается? Себестоимость жилья сегодня в пределах 20 тысяч рублей за квадратный метр. Плюс себестоимость земли — это еще 3-4 процента. Проект дома стоит два миллиона рублей, а экспертиза (водоканал, электроэнергия и так далее) — один миллион. И у нас должны оставаться некоторые оборотные средства. Вот откуда стоимость жилья, частенько недосягаемого для самых нуждающихся. Тут без поддержки государства никак не обойтись.

Ирина Губко — директор строительной компании «Ремжилстрой-Инвест»:

-Хочу поддержать Саркисова, когда сказал о непонятной политике государства. Была в Москве на совещании, где говорилось о развитии застроенных территорий. Озвучено было следующее. С этого года по 2015 объем строительства в России должен вырасти с 60 миллионов до 140. То есть, в два с лишним раза. И это — в квадратных метрах! Что скажешь — главный показатель. И что государство заинтересовано в том, чтобы создавать все условия для бизнеса. И у нас, помимо прочего, спрашивали, как относимся к проекту федерального закона о развитии застроенных территорий. Дескать, идея в форме конкурса для муниципалитетов. Будут выставлены площадки и указаны цены для бизнеса. Когда соискатель приобретает площадку, соответствующий муниципалитет обязан обеспечить всю инфраструктуру под застройку. Это не все. В течение пяти лет застройщик обязан продавать жилье по фиксированной цене. Она у нас составляет 31.800 рублей за квадрат. И, несмотря ни на что, повышать нельзя. Таким образом, на рынок будет брошено достаточное количество социального жилья. С другой стороны, в федеральном правительстве нам говорили, что каждый регион должен в кратчайшие сроки предоставить в правительство свою программу по проекту федерального закона, в которой все будет четко прописано. Министерству регионального развития только, мол, и останется рассматривать и утверждать.

Нам показали образец — программу республики Татарстан. В ней расписано все до мелочей: привязка к земельным участкам, строки строительства и так далее. Документы, подробности. Но не увидела и ни от кого не услышала позицию государства о реальных возможностях населения в приобретении жилья. То же самое на счет дольщиков: не помогут местные власти — они не дождутся своего или потеряют на ожидания долгие годы. Банки не кредитуют долевку. Редко когда покупатель с кредитом приходит к нам. Да и то — обладатели материнского капитала и уж совсем редко — с государственными гарантиями.

Мы должны иметь собственный оборотный капитал. А где его брать — не знаем и не видим. Совсем непонятно, какая будет политика в части обеспечения инженерной инфраструктуры. Меня в Москве спрашивали: вы приобретете такой участок на конкурсе? Там, дескать, будут учтены все критерии. Тут нельзя говорить с уверенностью. Мы же знаем, о чем речь. И еще интересовались, а имеют ли муниципалы возможность вкладывать? Риторический вопрос. То есть, в центре сами порой слабо верят в то, что говорят, на чем настаивают. И какая может быть перспектива? Во многих регионах конкурсы по застройке освоенных территорий не прошли, потому что возникает огромное количество проблем.

Павел Саркисов:

-Во многих странах на жилье нет НДС. Или сведен к минимуму. В наше время должно не более 3-4 процентов. Это потери, но это ход для решения проблемы стоимости жилья. В Китае материалы внутреннего пользования (металл, цемент и другие) для жилстроя имеет себестоимость и строгую государственную цену. Государство само удерживает планку стоимости, чтобы не было гонки и всячески поддерживает застройщика. В мире в этом отношении много перспективного. Но мы упорно идем своим путем. Говорим, обсуждаем, а правильные выводы не наступают.

Ирина Губко:

-Должна быть системная работа.

Павел Саркисов:

-А это может обеспечить только орган, который отвечает за отрасль.

Ирина Губко:

-Мы у себя проводили анализ по сделкам. До кризиса около 20 процентов денег были инвестиционными. Сейчас их нет. Люди («пузыри» уже не вкладывают, так как это становится неинтересно. А следить за балансом спроса и предложения надо всегда. Об этом Путин говорил в этом году летом в Ярославле. В реальности так: мы ищем своего клиента, своего покупателя, а государство, получается, нас не ищет. На кого расчет? На слои населения. Покупатель не может приобрести жилье, но и политики обеспечения жильем тоже нет. Пора делать социальное жилье по четкой финансовой схеме. Но нет этого.

Павел Саркисов:

-В мире сейчас в ходу понятие «адекватное жилье». На каждый слой населения. А «доступное и комфортное жилье» — это неправильно. Только адекватное. И оно не будет пустовать.

Сергей Тарчуткин — генеральный директор ООО «КПД-Калининград»:

-Когда было сказано о доступности комфортности жилья, оно сразу взлетело в цене в два раза! Доступное жилье — это, в первую очередь, забота государства. А что такое доступное жилье и слои населения? Что получили в этом году учителя, медики? Ничего. Мы строим по велению государства, а оно само ничего не вкладывает. Муниципалы выставляют участки под застройку, не гарантируя обеспечения инфраструктуры. Застройщик должен начинать объект на готовых сетях, уверенно. Иначе квартиры так и будут недосягаемыми для большинства соотечественников. В позапрошлом году мы построили дом на Карамзина, где квадрат стоил 22 тысячи рублей. И только лишь потому, что объект вырос на готовых инженерных сетях. УКСу, как заказчику, обеспечившему нам эти самые сети, квадрат обошелся на две тысячи дороже. Но и он остался в выигрыше, мы довольны и потребители тоже. В этом случае государство может козырять своим участием в строительстве социального жилья. И это только приветствуется.

Мы обязаны реагировать на любые ценовые изменения. Иначе вылетем в трубу. Муниципалитеты хотят заработать — поднимают стоимость земли. За ними свое гнут водоканал, газовики, энергетики, экспертизы. Мы тоже поднимаем планку, но на готовую продукцию — жилье. Пусть люди знают, что за «кухня». А то все время обвиняют строителей.

Павел Саркисов:

-Кто это придумал — плата за техприсоединение? Это же преступление. Надо отменить, но кто это сделает+ А кто не платит за присоединение, его вызывают в прокуратуру и спрашивают: почему нарушаешь? А что подрядчик сам возвел инженерные сооружения — это так и надо, это правильно. Дескать, для себя же старается, при чем тут государство? Сделал-заплатил-присоединился-сдал дом. Все.

 

Опять пришли к общему знаменателю: нет в стране органа, который занимался бы этими вопросами. О каком будущем можно говорить, если будущее делается случайными руководителями?! Регламенты, сроки и прочее — отдельные выдернутые проблемы, несистематизированные. У меня вопрос руководителям предприятий: вы будете пять лет отпускать свою продукцию по фиксированным ценам?

 

Дмитрий Подпорин — генеральный директор компании «ООО «Балткерамика»:

 

— Нет, кончено. Цены на газ, электричество меняются. Стоимость продукции напрямую зависит от этого. А еще налоги, оплата труда рабочих. Мы сейчас на год ничего не можем гарантировать, а тут пятилетка. Это бредовая идея. Кто гарантирует пятилетнюю стабильность цен?

 

Александр Пятикоп:

 

— Все говорят о невнятной госполитике в сфере строительства жилья. Но программа — это и есть реализация политики государства. Значит, нужно всеми доступными государственными средствами активизировать внутренний спрос, и строить жилье в никуда никто не будет. Но государство должно стоять выше над всеми этими вещами. У Калининграда сегодня собственных доходов примерно шесть миллиардов, а долгов — примерно пять. Почти 300 миллионов мы тратим только на обслуживание этого долга. Прочих статей расходов — не счесть. Без понимания, участия государства все наши внутренние планы останутся на бумаге.

 

Что может случиться? Массовые увольнения из-за падения объемов производства, отсутствия потребности в продукции и услугах. Застройщик не станет строить, потому что нельзя продать. Не трудно представить кривую падения.

 

Павел Саркисов:

 

— Кстати говоря, 25 тысяч рублей за квадрат жилья — это низший комфортный предел на Западе.

 

Валерий Макаров — ХХХХХХХХХХХХ ЗАО «Калининградстройинвест»:

 

— Мы развили мощности предприятий стройиндустрии и строительных организаций. Реконструировали первый и второй заводы ЖБИ, построили два великолепных кирпичных завода и реконструировали силикатный. Можем делать много, быстро и хорошо. Но пришли к проблеме перепроизводства. Губернатор настаивал, мы пошли, построили и обновили, а кирпич сегодня никому не нужен. По статистике этого года, уровень строймонтажа снизился примерно на 40 процентов. Тот год был еще хуже. Вот еще цифры. Бюджет области известен — шесть миллиардов. А только программа Водоканала замахнулась на три миллиарда. У «Янтарьэнерго» тоже хороший аппетит. Плюс дороги и так далее. И кое-что, наверное, будет на строительство жилья. Серьезная проблема — оборотные деньги. Собственные средства компаний равняются 15-20 процентам. Так должно быть. Остальное — дольщики, кредиты банков. Что имеем в итоге? Кредитов нет, ипотека улучшилась, а в принципе недоступна. Дольщик перестал вносить деньги в строительство. Требуются поправки в соответствующий федеральный закон, чтобы у людей были гарантии. Такая дурь. Промышленность развили, вложив в это очень много, а строительство сократилось в пять раз. Но еще есть компании, которые строят, как-то выкручиваются. Их мало, но в критической ситуации спасать они обязаны сами себя. Надеяться не на кого.

 

Пять лет областью руководил у нас человек, который за многих решал сам. Ему не нужны были министры с их идеями. Он и ввел в заблуждение строительную отрасль. Говорил, что модернизация промышленного сектора — это тысячи новых рабочих мест, доступные стройматериалы. Итог известен. Не надо делать резких движений. По России расчертили крутые планы по жилью. У нас замахнулись на миллион. Фантазеры. Так нельзя. Вот тогда и возник дефицит стройматериалов. Стоимость цемента подскочила в 3-4 раза, и в несколько раз, чем в Европе. А нам позарез надо было строить жилье. Стали поднимать промышленность, чтобы ударить по дефициту. Мы победили его, стройматериалов стало много, но ими завалены все склады и площадки. А будь отраслевой командный центр, этих перекосов можно было избежать.

 

Александр Пятикоп:

 

— О доступности кредита. Молодые супруги с ребенком, мечтающие о кредите, обязаны доказать, что у них ежемесячная зарплата 80 тысяч рублей. Кто и где такую зарплату дает? О другом из сказанного выше. В свое время торговый порт построил мощности по приемке турецкого цемента. Теперь они пустуют. Проблем много. Хаотичные и бессистемные решения ни к чему хорошему не приведут.

 

Дмитрий Подпорин:

 

Мне непонятно, каким образом, по какому волшебному государственному принципу движется строительная отрасль в соседней Белоруссии? Когда встречаемся в тендере на предмет производства продукции, углядываю главных конкурентов — из Белоруссии. Цена у них бывает интереснее, чем у нас. А наш премьер Путин однажды сказал, что надо поддерживать отечественного производителя и покупать у него продукцию на 10-15 процентов дороже, чем где-то на стороне. Правильно, коли так было бы, деньги остаются в регионах. Я не претендую на 15 процентов, но хотел бы, чтобы политические мужи, законодательная и исполнительная власть просто поддерживала нас. К примеру, не надо импортировать продукцию из железобетона, кирпич и так далее. У нас своего достаточно и неплохого. Надо, повторяю, деньги оставлять у себя.

 

Александр Пятикоп:

 

— В Финляндии каждые пять лет обновляют основные средства производства. У нас в России — по истечении 28-29 лет. Мы в шесть раз отстаем по производительности труда от Германии. И если нашего промышленника и застройщика лишить оборотных средств, вообще не на что будет обновлять средства. Когда было сказано о начале модернизации промышленно — строительного потенциала, нашлись не многие, кто вывернулся наизнанку, а нашел деньги на обновление собственной основы. Вот, наш Макаров привез из Германии новейший АБЗ. Запустил, неплохо все получается, а потребителя мало. Продумана была одна проблема, но упущена другая. Получается, что теперь бизнес будет еще больше не доверять власти. Людей раскачали, вынудили, а теперь нет объемов. Какое может быть доверие?

 

Валерий Макаров:

 

-Понятно, власть должна координировать. Все по идее должно быть продумано.

 

Сергей Тарчуткин:

 

— Тендеры, аукционы+ Везде лезут москвичи. И везде на их стороне федеральный закон. Из Калининграда выводятся деньги, которые могли осваивать мы сами и оставлять дома. Местные строители остаются без работы, а калининградские власти бьются над проблемами, которые решить вообще невозможно. Вот нас же никуда не пустят — ни в Белоруссию, ни в Литву и Польшу. Давайте и мы не будем пускать чужаков. А если да, то на самых жестких условиях.

 

Дмитрий Подпорин:

 

-На счет тендера под школу на Карамзина. Видно сразу, что тендер под кого-то готовился. Кто из наших делает это? Речь об объемах «от» и «до». Жилье там. У нас этого не было. Придет тот самый чужак и его все устроит. Думаю, такие вещи допускали только руководители области.

 

Александр Пятикоп:

 

— Губернатор Боос говорил, что деньги у него. И даст, но туда, куда скажет. Вот тебе и министерство строительства, и защита интересов своих производителей.

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...