18+
24 Ноября 04:12
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Французская рокировка

Результаты подсчета голосов подтвердили прогнозы, оценки и выводы, о которых все знали, но с которыми не хотели соглашаться. Итак, победителей первого тура двое — социалист Франсуа Олланд, предсказуемо занявший первое место, и действующий президент Николя Саркози, который столь же ожидаемо оказался на втором. Только вот разрыв между ними получился неожиданно маленьким.

Если учитывать крайнюю непопулярность Саркози, даже неприязнь к нему, испытываемую изрядной частью французов, а также изначальное лидерство социалистов и значительные ресурсы — финансовые, интеллектуальные и технические, задействованные в кампании, то их победа начинает смахивать на поражение. Проиграть в первом туре для социалистов было просто невозможно. Тем не менее, они умудрились сократить разрыв между лидерами до минимума — Ф. Олланд набрал 28,63 процента голосов, за Н. Саркози проголосовали 27,08 процента избирателей. Эти данные еще изменятся после учета голосов французов-избирателей, проживающих за рубежом, но вряд ли они сильно изменят картину.

На протяжении всей своей предвыборной кампании соцпартия не приобретала сторонников, а лишь теряла их. Напротив, Саркози выступил несколько лучше, чем ожидалось, ведь ему прочили всего 23-24 процента голосов. Для действующего президента результат, конечно, позорный, но все же менее катастрофический, чем предсказывали.

Выиграть во втором туре у нынешнего главы государства шансов практически нет. Все опросы предрекают ему поражение, вопрос лишь в том, с каким счетом. Максимальная мобилизация сторонников на сегодня дает Н. Саркози 44-45 процентов против 55-56 процентов у Ф. Олланда. Так что после 6 мая, когда французы придут голосовать во втором туре, хозяин Елисейского дворца почти неминуемо сменится. А соцпартия получит своего второго президента за всю историю Пятой республики.


Значит ли это, что Францию ожидают перемены? И да, и нет. Что касается французских социалистов, то они знамениты тем, что не только никогда не выполняли своих предвыборных обязательств, но и делали, придя к власти, все наоборот — по сравнению со своими обещаниями.


Единственным исключением был короткий период в самом начале первого президентства Франсуа Миттерана, когда возглавляемый им Союз левых сил в течение полутора лет действительно пытался реализовать свою программу, однако отступил от нее под давлением финансовых рынков. С точки зрения этого опыта можно оценить и подлинный смысл рассуждений Ф. Олланда о том, что его врагом является «финансовый мир». На первый взгляд, это явное свидетельство поворота влево, если не на уровне практики, то хотя бы на уровне риторики социалистов. Но в то же время эти слова можно рассматривать как заблаговременную попытку обеспечить себе алиби перед избирателями, которые начнут задавать вопросы о невыполненных обещаниях. «Почему ничего не сделано?». «Банкиры не дали…»

На данный момент наиболее интересным и радикальным из заявлений Ф. Олланда можно считать призыв отказаться от пакта финансовой стабильности, навязанного европейским странам совместными усилиями Ангелы Меркель и Николя Саркози. Правая пресса возмущается, что такая мера противопоставит Францию всей Европе. Что, конечно, полная чепуха, поскольку несколько месяцев назад именно Франция вместе с Германией навязали этот пакт другим странам агрессивным давлением и шантажом. Если пакт будет выполнен, его результатом будет незначительное укрепление евро ценой глубочайшего экономического спада. Этот спад может оказаться столь катастрофическим, что, в свою очередь, обрушит евро, так что значительная часть финансового мира уже размышляет о том, стоит ли овчинка выделки. Именно эту позицию и отражают заявления Ф. Олланда.

Отмену ненавистной французам пенсионной реформы кандидат социалистов тоже обещает, но говорит об этом в столь двусмысленных и расплывчатых выражениях, что в это мало кто верит. Так что рокировка, меняющая постголлиста на псевдосоциалиста, не сулит еще изменения политического курса власти.

Значит ли это, что серьезных перемен во Франции ждать не стоит? Нет, не значит. Меняется общество, доверие к старым партиям стремительно падает, а давление на власть со стороны граждан усиливается.

Результаты подсчета голосов подтвердили прогнозы, оценки и выводы, о которых все знали, но с которыми не хотели соглашаться. Итак, победителей первого тура двое — социалист Франсуа Олланд, предсказуемо занявший первое место, и действующий президент Николя Саркози, который столь же ожидаемо оказался на втором. Только вот разрыв между ними получился неожиданно маленьким.

Если учитывать крайнюю непопулярность Саркози, даже неприязнь к нему, испытываемую изрядной частью французов, а также изначальное лидерство социалистов и значительные ресурсы — финансовые, интеллектуальные и технические, задействованные в кампании, то их победа начинает смахивать на поражение. Проиграть в первом туре для социалистов было просто невозможно. Тем не менее, они умудрились сократить разрыв между лидерами до минимума — Ф. Олланд набрал 28,63 процента голосов, за Н. Саркози проголосовали 27,08 процента избирателей. Эти данные еще изменятся после учета голосов французов-избирателей, проживающих за рубежом, но вряд ли они сильно изменят картину.

На протяжении всей своей предвыборной кампании соцпартия не приобретала сторонников, а лишь теряла их. Напротив, Саркози выступил несколько лучше, чем ожидалось, ведь ему прочили всего 23-24 процента голосов. Для действующего президента результат, конечно, позорный, но все же менее катастрофический, чем предсказывали.

Выиграть во втором туре у нынешнего главы государства шансов практически нет. Все опросы предрекают ему поражение, вопрос лишь в том, с каким счетом. Максимальная мобилизация сторонников на сегодня дает Н. Саркози 44-45 процентов против 55-56 процентов у Ф. Олланда. Так что после 6 мая, когда французы придут голосовать во втором туре, хозяин Елисейского дворца почти неминуемо сменится. А соцпартия получит своего второго президента за всю историю Пятой республики.


Значит ли это, что Францию ожидают перемены? И да, и нет. Что касается французских социалистов, то они знамениты тем, что не только никогда не выполняли своих предвыборных обязательств, но и делали, придя к власти, все наоборот — по сравнению со своими обещаниями.


Единственным исключением был короткий период в самом начале первого президентства Франсуа Миттерана, когда возглавляемый им Союз левых сил в течение полутора лет действительно пытался реализовать свою программу, однако отступил от нее под давлением финансовых рынков. С точки зрения этого опыта можно оценить и подлинный смысл рассуждений Ф. Олланда о том, что его врагом является «финансовый мир». На первый взгляд, это явное свидетельство поворота влево, если не на уровне практики, то хотя бы на уровне риторики социалистов. Но в то же время эти слова можно рассматривать как заблаговременную попытку обеспечить себе алиби перед избирателями, которые начнут задавать вопросы о невыполненных обещаниях. «Почему ничего не сделано?». «Банкиры не дали…»

На данный момент наиболее интересным и радикальным из заявлений Ф. Олланда можно считать призыв отказаться от пакта финансовой стабильности, навязанного европейским странам совместными усилиями Ангелы Меркель и Николя Саркози. Правая пресса возмущается, что такая мера противопоставит Францию всей Европе. Что, конечно, полная чепуха, поскольку несколько месяцев назад именно Франция вместе с Германией навязали этот пакт другим странам агрессивным давлением и шантажом. Если пакт будет выполнен, его результатом будет незначительное укрепление евро ценой глубочайшего экономического спада. Этот спад может оказаться столь катастрофическим, что, в свою очередь, обрушит евро, так что значительная часть финансового мира уже размышляет о том, стоит ли овчинка выделки. Именно эту позицию и отражают заявления Ф. Олланда.

Отмену ненавистной французам пенсионной реформы кандидат социалистов тоже обещает, но говорит об этом в столь двусмысленных и расплывчатых выражениях, что в это мало кто верит. Так что рокировка, меняющая постголлиста на псевдосоциалиста, не сулит еще изменения политического курса власти.

Значит ли это, что серьезных перемен во Франции ждать не стоит? Нет, не значит. Меняется общество, доверие к старым партиям стремительно падает, а давление на власть со стороны граждан усиливается.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности