18+
22 Сентября 19:22
Любовь и голуби

Янис и Тамара Салпинкиди отметили два года назад «рубиновую свадьбу» — 40 лет совместной жизни. Весь ритм жизни их семьи пронизан творческой духовной атмосферой, царящей в доме, полном редких книг и живописных полотен.

Янис и Тамара Салпинкиди отметили  два года назад «рубиновую свадьбу» — 40 лет совместной жизни. Весь ритм жизни их семьи пронизан творческой духовной атмосферой, царящей в доме, полном редких книг и живописных полотен.

Известному художнику, профессору Ташкентского государственного педагогического университета имени Низами, награжденному орденом «Дустлик», Янису Панаётовичу — 67, но свет в его мастерской не гаснет, даже когда на часах далеко за полночь.

Больше 30 лет жизни он посвятил педагогической деятельности, помогая ученикам обрести собственный «голос» в живописи. Говорящие на разных языках искусства, они и сегодня помнят своего учителя, звонят, присылают кисти и краски, с удовольствием участвуют в совместных арт-проектах.

Один из последних — выставка «Янис Салпинкиди и его творческая школа», прошедшая в рамках V Международной биеннале современного искусства.

— Разные творческие судьбы у моих учеников, — говорит Янис Панаётович. — В каждом изначально горела свеча, и я по мере своих сил и возможностей старался в процессе учебы прикрыть пламя ладонями, дать творческому огоньку разгореться.

Янис Панаётович постоянный участник республиканских и международных выставок, частый гость столичных вернисажей, а рядом, словно ангел-хранитель, его Тамара Федоровна.

— Я художник, поток, который почти невозможно остановить, — говорит Я. Салпинкиди. — Тома понимала это и принимала таким, какой есть. Ее бесконечное терпение, преданность, любовь, умеющая прощать и выжидать, помогли пережить нелегкие времена, сохранить нашу семью.

Брак — это искусство, узел, в который время завязывает интересы людей, взгляды на жизнь, ценности. Важно, чтобы супруги духовно росли тандемом, обогащали друг друга. Все лучшее, что есть во мне, — от жены. Она всегда поддерживала меня, предоставляя полную свободу действий.

— Сегодня все чаще говорят: главное в браке — уступать, — вставляет ремарку Тамара Федоровна. — Мне кажется, что стремление понять родного человека гораздо важнее.

Доброжелательные, гостеприимные супруги Салпинкиди рады каждому, кто стучится в их двери. Многочисленные ученики Яниса Панаётовича и вовсе как родные. Правда, большую часть времени молодые художники вместе с живописцем пропадают в мастерской, куда Тамару Федоровну супруг не пускает.

— Это закрытый мир, где беспорядок — явление обычное, даже характерное, — объясняет художник. — Тома же за чистоту. Поэтому в доме она командует, в мастерской — я. Так заведено. Но иногда в месяц раз она все-таки прорывается туда и наводит порядок, правда, без ущерба творческой атмосфере. И моей голубятне на балконе. Ворчит, но терпит.

За разговором за чашкой чая невольно напрашивались параллели между искусством и реальной жизнью, отношениями и чувствами. В семье Салпинкиди они удивительным образом переплелись.

Мазок-штрих, мягкое тональное пятно, точечные удары кистью — насколько вариативна живописная поверхность его картин, настолько разнообразны язык и манера общения супругов. Легкий спор, взаимные шутливые словесные уколы, обсуждение только что прочитанной книги — обоим легко удается поддерживать нужный градус беседы, не позволяющий ей остыть и в то же время не перейти черту, за которой таятся недомолвки, обиды.

Непохожие друг на друга, противоречивые супруги вдруг предстают единым целым, как и их мир, в котором противостояние и противоборство оказываются органической частью феномена жизни. Одной на двоих.

— Живем как голубь с голубкой. То с одного перья летят, то с другого, — шутит Тамара Федоровна.

В их истории было мало романтики. Все больше борьба — с собственной судьбой, обстоятельствами жизни, самими собой, в которой победили надежда и всепрощающая любовь.

Свою Тамару  Янис Панаётович встретил в нынешнем Ташкентском государственном педагогическом университете имени Низами. Отслужив в армии, приехал поступать на отделение художественной графики факультета педагогики и психологии. Студентка-заочница Института языка и литературы имени А.С. Пушкина работала секретарем на историко-философском.

— Впервые увидела его в день сдачи экзаменов, — улыбаясь, вспоминает Тамара Федоровна. — Янис вышел из аудитории: волосы до плеч, густые, волнистые, весь в краске. Впечатление непередаваемое.

— Будучи студентом, я безалаберно к себе относился, ходил в чем попало, — продолжает Янис Панаётович. — А тут она — светлая, открытая, с удивительной улыбкой. Больше года друг другу улыбались, пока на третьем курсе меня не осенило — упущу девушку. У одного друга взял рубашку, у другого ботинки и пошел знакомиться.

Проводил домой, на второй день назначил свидание. Вот только без парадного облика — босоножки драные, рубашка старенькая. Она удивилась, конечно, но приняла. Через год мы поженились.

Черно-белая свадебная фотография открывает один из семейных альбомов, который в дальнейшем вел сын Агесандр.

— Единственная, где Янис в белой рубашке, — смеется Тамара Федоровна.

Под каждым снимком подписи, которые детская рука старательно выводила цветными карандашами. Глядя на отца-живописца, сын не мог не стать художником. Окончил художественное училище в группе В. Бурмакина, педагога высокой квалификации. Но неожиданно на взлете своего творческого становления Агесандр уехал в Грецию.

Там создал невероятно эмоциональную абстрактную графическую серию листов, затем еще несколько. Но появившаяся собственная линия в искусстве не нашла своего продолжения: трудно пробиться сквозь незримую броню к душе замолчавшего художника.

По пути искусства, но только театрального, пошла дочь Виолетта, подарившая Янису Панаётовичу и Тамаре Федоровне красавицу-внучку Илону. Сегодня ей уже 18. Впрочем, детей и внуков у супругов Салпинкиди гораздо больше. Ведь каждый, чей путь как художника определился в мастерской Яниса Панаётовича, уже никогда не будет для них чужим.

Да и у Тамары Федоровны, также посвятившей свою жизнь педагогике, немало благодарных учеников, которых помнит еще первоклассниками. В ее трудовой книжке всего две записи — нынешний Ташкентский государственный педагогический университет имени Низами и школа N№149, куда устроилась после рождения сына.

— Янис всегда мне помогал. Гораздо больше, чем я ему, — говорит Тамара Федоровна. — Он педагог совершенно иной формации, со своей особой системой. Обладая поразительной интуицией, Янис тонко чувствует в человеке талант живописца и духовные качества, склонность к чему-либо.

Он всю жизнь работает с учениками как художник. Ему скучно только преподавать. Важная черта его школы — неуемное творческое любопытство, трудолюбие, взаимообогащение от общения друг с другом, чтения книг. Наша семья подвержена «книжной» болезни. Интуиция и здесь не подводит — Янис наперед знает, какое издание станет бестселлером.

«Семейная жизнь — это самый тяжелый труд, в котором главное — не переоценивать значение мелочей», — считают Янис и Тамара Салпинкиди. И не обижаться, если она в очередной раз переставила на свой лад тюбики с краской, а он позволяет голубям хозяйничать в мастерской.

Источник:«Правда Востока»

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности