18+
19 Апреля 13:32
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Он доставил в Москву Акт о капитуляции Германии

            Имя его вписано золотыми буквами в историю. Именно ташкентец Абдусамат Тайметов вместе с четырьмя боевыми товарищами 70 лет назад на самолете СИ-47 доставил из Берлина в Москву Акт о безоговорочной капитуляции фашисткой Германии.

            Фамилии этой легендарной пятерки досужие были засекречены особистами, с них даже взяли расписку о не разглашении государственной тайны.

            Спустя тридцать лет после Победы, наконец, был снят тот запрет, хотя участники памятного полета Москва-Берлин-Москва ежегодно встречались 9 мая, вспоминая тот эпохальный перелет.

            Начнем с того, что история самолета СИ-47 тесно переплетена с нашей республикой, а связана с именем знаменитого российского, впоследствии американского авиаконструктора и промышленника Игоря Сикорского. Он с 1908 года строил первые русские аэропланы, из которых самым известным был летающий гигант «Илья Муромец» — поначалу пассажирский,  затем бомбардировщик в годы первой мировой войны.

В 1919 году Игорь Иванович, будучи в тридцатилетнем возрасте, иммигрировал в США и через четыре года основал свою фирму, где были созданы десятки видов различных пассажирских и военных вертолетов и самолетов. В годы второй мировой войны фирма «Сикорский» по заказу Пентагона, в частности, освоили выпуск транспортного СИ-47, который входил в список поставок по линии «ленд-лиз». Причем их производство было налажено на эвакуированном из-под Подмосковья авиазаводе в Ташкенте, а модернизированный вариант больше известен как ЛИ-2 (по фамилии первого главного инженера Ташавиазавода Лисунова). Ветераны войны и тыла помнят, что в сороковые-пятидесятые годы минувшего века его собирали в военно-транспортном и пассажирском вариантах.

            А путь в авиацию у героя нашего рассказа начинался в планерной школе ОСОАВИАХИМА, где в тридцатые годы «ставили на крыло» первых узбекских пилотов. Затем он окончил Балашовскую школу гражданского воздушного флота. Перед войной Абдусамат Тайметов воспитывал национальные кадры для крылатой отрасли в Ташкентском аэроклубе. В числе других узбекистанских летчиков он отправился добровольно на фронт – летал на кукурузнике ПО-2 и на том самом транспортном СИ-47, нередко доставлял грузы в партизанские края, вывозил оттуда раненных, выполнял другие специальные задания командования.

            В год 30-летия Победы Абдусамат Тайметов, работавший после войны на разных должностях, в том числе начальником столичного аэропорта, в УзУГА, наряду с другими фронтовиками выступал по Узбекскому телевидению. И поведал много любопытных деталей о полете в Берлин в мае сорок пятого…

              Untitled-Scanned-27

            На тот период капитан Тайметов служил в 19-м авиаполку особого назначения. Уже это говорит о многом.

            Так вот, экипаж Абдусамата Тайметовича шестого мая прилетел из Тегерана на подмосковную базу полка. Приказали отдыхать, никуда не отлучаться с аэродрома. Дежурный по штабу так и заявил: ждите нового распоряжения комполка!

            Экипаж в составе командира Абдусамата Тайметова, второго пилота Петра Гордиенко, штурмана Николая Смирнова, бортрадиста Михаила Калинкина и бортмеханика Василия Демина чувствовал – предстоит что-то очень важное. Отдыхали весь день седьмого мая и в ночь на восьмое. В четыре утра нас разбудил дежурный по штабу: мол, умывайтесь и на завтрак!

            В шесть утра поступило распоряжения идти к самолету. А часовой не пускает близко к стоянке. Пришлось вызвать разводящего. Вскоре, как положено, подготовили машину к полету, сидят, каждый на своем месте, в ожидании радиосигнала, сводки погоды, карты маршрута и других вводных данных.

            Вскоре, сидя в кресле командира, А. Тайметов увидел, что правое кресло – второго пилота – опустело. Значит, подумал Абдусамат, напарнику Петру Гордиенко не доведется с нами лететь. К тому времени к самолету приблизились на машинах генералы, полковники и гражданские лица. Среди последних, как выяснилось позже, находился А.Я.Вышинский, назначенный Сталиным политсоветником маршала Георгия Жукова.

            Все пассажиры расселись по местам. А комполка, подполковник Алексей Семенков и говорит Тайметову: займи место второго, я лечу вместе с вами, а пакет с заданием пусть будет у тебя, скажу, когда его вскрывать.

            Утром восьмого мая московское небо было облачным, моросил мелкий дождь. Однако все это не помешало экипажу стартовать в девять часов, набрать высоту 300 метров и оказаться в чистом небе. Курс взяли строго на запад.

            Вскоре прошли над Киевом, повернули на Варшаву. Над польской столицей комполка приказывает Тайметову вскрыть первый пакет, внутри которого, кроме приказа лететь к польско-германской границе, был еще один, чуть меньше, конверт с сургучной печатью. Его вскрыли после выполнения первой части задания. Приблизились к пограничной зоне, где внизу увидели на стоянках ряд краснозвездных бомбардировщиков и истребителей. Си-47 сделал круг над аэродромом, а Тайметов через окошко кабины выпустил первую красную сигнальную ракету, поле второго круга – еще одну ракету. Если в воздух не поднимутся шесть эскортных истребителей, надлежало приземляться. И они появились в указанном месте, чуть погодя к ним  присоединилась еще одна тройка. Всего девятка самолетов сопровождения. Они то обгоняли поочередно, то возвращались к СИ-47, у которого скорость была намного меньше, чем у эскортных машин.

            В опечатанном конверте был приказ лететь в Берлин и сесть на центральном аэродроме Темпельхоф. Транспортник с ВИП-пассажирами начал над ним снижаться, а истребители помахали им крыльями и улетели обратно на свои базы. С высоты полета экипажу СИ-47 открылась панорама Берлина – поверженного, разрушенного, но теперь никому не угрожающего.

            На перроне Темпельхофа собралось много народу, в основном военные. К месту остановки СИ-47 был создан живой коридор – рота почетного караула с красными флажками на штыках автоматов и карабинов. Высокопоставленных пассажиров – членов правительственной делегации встречали военноначальники во главе с генералом армии Василием Соколовским – замом маршала Георгия Жукова, командовавшего 1-м Белорусским фронтом, бравшим Берлин. Затем приземлились самолеты с делегациями США, Великобритании, Франции, а затем – еще один самолет, с которого вышли представители командования капитулировавших гитлеровских войск. Причем, последним по трапу спустился, как позже выяснилось, фельдмаршал Кейтель. Все прибывшие проходили мимо московского самолета СИ-47, у крыла которого шеренгой стояли члены его экипажа.

            Вскоре перрон опустел, а летчикам из Москвы приказали отогнать самолет к началу рулежной дорожки и ждать. Сколько – неизвестно. Обед и ужин доставили прямо под крыло, где отдыхали пилоты. Время тянулось долго-долго. В четыре утра местного времени подъехали машины. Было уже девятое мая. Военные и гражданские лица – возбужденные, кидали вверх шапки и фуражки, все громко кричали «Победа, Победа!»…

            К шеренге пилотов СИ-47 подошел генерал-порученец, вручил комполка Алексею Семенкову солидный пакет со словами:

            -Здесь документ о безоговорочной капитуляции фашистских войск. Иначе говоря, Акт нашей общей Победы! Вам – особое задание: доставить его сегодня же в Москву и вручить ставке Верховного главнокомандования!

            Комполка, как положено, дал рапорт генералу, передал рядом стоящему в шеренге А.Тайметову пакет с таким напутствием:

            -Будь с ним очень осторожным, это – наша Победа!

            И тут же была объявлена посадка в самолет. На обратном пути его пассажирами стали военкоры, фото- и кино-операторы, которые освещали историческое событие. Догадывались ли они, какой важный документ везет экипаж? Скорее всего – да, но пилотов ни о чем не спрашивали. Не положено было по армейскому уставу.

            Маршрут на этот раз был выбран другой, обходной, ибо остатки вражеских войск, не подчинившиеся приказу о капитуляции, могли помешать полету особого назначения. Если путь в Берлин длился три часа, то до Москвы летели шесть…

            Приземлились на Центральном аэродроме, что по соседству с Ленинградским шоссе. А там уже толпа народу. Будто все знали, какой важный документ везет экипаж СИ-47. Подполковник Семенков отрапортовал представителю Ставки – многозвездному генералу и передал пакет:

            -Особое задание было ясным и выполнено в срок!

            Машина с военноначальником умчалась в Кремль, а экипаж оказался в окружении встречающих. С возгласами «Браво, герои-летчики!» все кинулись обнимать, целовать и подбрасывать вверх членов славного экипажа, среди которых был и наш земляк-ташкентец Абдусамат Тайметов. Вскоре был обнародован указ о награждении участников памятного исторического рейса. Абдусамата Тайметова удостоили ордена Боевого Красного Знамени, ставшего для него главной наградой за фронтовые заслуги.

            …К его военным орденам и медалям добавились трудовые награды за безупречную службу в летных и наземных подразделениях гражданской авиации Узбекистана. Интересный факт: будучи ветераном авиации, Абдусамат Тайметов заочно окончил юридический институт, работал юрисконсультом в УзУГА – предшественника НАК «Узбекистон хаво йуллари».

 

 

                                                                          Шахабутдин ЗАЙНУТДИНОВ.

 

 

На снимках:

А.Тайметов в годы работы в УзУГА.

С фронтовыми друзьями и журналистами УзТВ.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности