18+
09 Марта 12:01
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Джихадисты копят силы

Через полтора-два года на границах Средней Азии вспыхнет настоящая война с джихадистами, считают российские эксперты.

«Я ожидаю негативного развития событий… Нам нужно четко говорить о возникновении военной угрозы со стороны Афганистана. Нужно готовиться к очень серьезному сдерживанию этой угрозы. Если мы не будем готовы к сдерживанию этой угрозы, в этом случае возможна даже дестабилизация какого-то из государств Центральной Азии», — сказал на круглом столе в МИА «Россия сегодня» заведующий отделом ШОС Института стран СНГ Владимир Евсеев.

771886

С этой точкой зрения согласился директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО (У) МИД РФ Андрей Казанцев. По его мнению, «величина угрозы для расположенных севернее центральноазиатских стран очень велика». «Нас неизбежно ждет конфликт через полтора-два года, причем достаточно масштабный», — утверждает он.

Боевики копят силы для вторжения

Как считает Казанцев, «основная проблема заключается в том, что сейчас в Северном Афганистане развернуто несколько лагерей террористов, из них — часть русскоязычных террористов». «Там базируются террористы, связанные с Чечней, с Дагестаном, с Поволжьем, — отметил он. — Эти террористы там готовятся. Эти террористы связаны с «Исламским государством» и с Аль-Каидой».

Как подчеркивает аналитик, базирующиеся в этих лагерях боевики «не ведут боевые действия с афганским правительством», речь идет лишь о концентрации живой силы вблизи северных границ Афганистана.

 «По оценке афганского правительства и многих экспертов, силы накапливаются именно для использования террористов в Центральной Азии, возможно, даже и в России. Конкретно для вторжения идет накопление сил», — уверен Казанцев.

По словам аналитика, количество боевиков, непосредственно связанных с ИГ, составляет в регионе около двух-трех тысяч человек.

«Силы эти в существенной мере попали туда из Северного Пакистана, где шла гражданская война и куда в свое время американцы вытеснили боевиков из Афганистана. Теперь они туда вернулись», — считает Казанцев.

Эксперты считают, что ИГ пока не является доминирующей силой в Северном Афганистане, однако это может произойти. «Серьезная переброска боевиков ИГ в Афганистан — вопрос времени», — уверен Евсеев. По его словам, «ИГ в случае сокращения сферы его влияния в Сирии может пойти на переброску своих боевиков в Афганистан с целью оседлать каналы транспортировки наркотиков и таким образом компенсировать недополученные деньги за счет незаконного экспорта нефти».

В этом случае, по мнению Евсеева, «ИГ, которое сейчас не представляет, может быть, серьезной силы в Афганистане, неожиданно может стать тем монстром, с которым нам придется так же бороться, как сейчас боремся в Сирии».

«Можно предполагать, что вслед за тем, как ситуация в Сирии немного успокоится, нас, к сожалению, ждет перспектива обострения ситуации в Центральной Азии постсоветской», — поддержал Казанцев.

Буфера нет

Серьезной прослойки между террористами на севере Афганистана и постсоветским пространством сейчас нет, подчеркивают оба эксперта.

«Там никакого буфера нет — ни на севере Афганистана, ни в центральной Азии тем более», — считает Казанцев.

«Та степень безопасности, которая сейчас есть на территории стран Центральной Азии, она не является эффективной», — отметил Евсеев.

При этом все силы внутри самого Афганистана, которые могли бы сдерживать распространение боевиков на север, – афганская армия, контингент НАТО и полевые командиры Северного альянса – также не способны на это, уверен Евсеев.

 «Неясно, кто реально должен сдерживать тех радикалов, которые на территории Афганистана не просто есть, они усиливаются», — отметил он.

По словам Евсеева, «буфер, который был в виде Северного альянса, он сейчас невозможен».

«Были выбиты серьезные лидеры, на которых можно было делать ставку, это крайне затрудняет организацию сопротивления радикальному исламу», — сказал он.

Афганская армия, в свою очередь, чрезвычайно ослаблена и не готова к серьезным боевым действиям — в частности, из-за плохой технической оснащенности, считает эксперт. «США изначально боялись вооружать афганскую армию. В результате бронетанковая техника, вертолеты – все это поставляется в крайне ограниченном количестве. Такой подход ошибочный, привел к тому, что фактически афганская армия небоеспособна. В значительной степени ослаблены и правоохранительные структуры», — объясняет Евсеев.

Военный контингент НАТО в Афганистане также не сможет переломить ситуацию, уверен эксперт, США будут «запираться на базах, потому что для ведения активных боевых действий нужны большие ресурсы, этих ресурсов сейчас нет». «По-видимому, для них важно сохранить базы, но стабильность Афганистана как таковая для них не особенно важна. Им важна стабильность вблизи собственных баз», — сказал Евсеев.

Подобный баланс сил в регионе, по мнению эксперта, делает возможным «прорыв больших бандформирований» через границу Афганистана на территорию постсоветских государств в Центральной Азии – Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

Схожую мысль высказывает и Казанцев. По его мнению, региону угрожает повторение событий 1990-х годов.

«Нестабильность в Таджикистане, там шла гражданская война, потом были партизанские действия, в том числе с территории Афганистана, российские пограничники и военные буквально своей кровью заливали эту ситуацию. Эта ситуация угрожает нам снова», — заметил эксперт.

Оба эксперты отметили, что различные террористические организации, действующие на севере Афганистана, способны взаимодействовать друг с другом ради оказания взаимной поддержки.

«Посмотрим на пример Сирии. Наблюдается переток радикалов: они могут быть сначала в одних структурах, потом в других. Они (различные группировки – ред.) друг другу фактически не мешают, но они координируют свои действия с целью расширения сферы своего влияния. То же самое, скорее всего, будет в Афганистане», — считает Евсеев.

«Талибан и в 1990-е годы, до американской войны в Афганистане, всегда поддерживал на своей территории лагеря международных террористов, которые как раз и вторгались на территорию Центральной Азии», — напоминает Казанцев, поэтому говорить о том, что «Талибан» не будет взаимодействовать с ИГ, по его мнению, «просто смешно».

«Источники финансирования «Аль-Каиды» и ИГ в существенной мере переплетаются с источниками финансирования «Талибана». Именно за счет этого и создается эффект взаимодействия полевых отрядов отдельных, связанных и с «Талибаном», и с «Аль-Каидой», и с ИГ именно в северном Афганистане», — подчеркивает аналитик.

Международный контекст

Усиление террористической угрозы на севере Афганистана обусловлено, в частности, «дипломатической игрой, которая разворачивается вокруг Афганистана», считает Казанцев. По его мнению, в стране происходит столкновение двух групп интересов: блока монархий Персидского залива вместе с Пакистаном и США с одной стороны и интересов России, Ирана и Китая с другой стороны.

«Мы имеем ту же самую связку, которая стояла и за созданием «Аль-Каиды», и потом за созданием «Талибана»: старая связка между радикальными исламскими фондами, расположенными на территории Саудовской Аравии, Катара и так далее, и пакистанской межведомственной разведкой, которая в том числе активно занимается планированием боевых действий против шиитского блока, то есть против правительства Асада в Сирии, против Ирана и его союзников в Йемене», — объясняет аналитик.

В частности, по мнению Казанцева, пакистанская разведка сыграла роль в физическом уничтожении полевых командиров Северного Альянса, которые служили буфером между радикальными исламистами и странами Центральной Азии, а также в переброске боевиков в Северный Афганистан. При этом Казанцев уверен, что пакистанская разведка «не могла вести все эти операции без какого-то ведома американцев».

При этом оба эксперта отметили возрастающую роль Китая как одной из сил влияния на ситуацию в регионе. По мнению Казанцева, дестабилизация в Афганистане невыгодна КНР. «Сейчас основной китайский проект – это экономический пояс «Шелкового пути», ядро этого пояса – это как раз Центральная Азия», — объясняет аналитик.

«Китай становится все более активным игроком на территории Афганистана, пытается выйти на некий компромисс между «Талибаном» и афганским правительством. Китай в этом заинтересован, потому что хочет безопасно добывать полезные ископаемые на территории Афганистана», — считает Евсеев.

Что же касается США, то, по мнению Казанцева, президент Барак Обама «точно войска из Афганистана не выведет и не даст ситуацию дестабилизировать до конца, потому что его собственная репутация в свое время была полностью поставлена на Афганистан».

Как считает аналитик, «говорить о том, что потенциальный конфликт может произойти в течение ближайших полутора лет нельзя просто потому, что это не в интересах конкретно президента Обамы».

Однако после ухода Обамы из Белого дома ситуация может измениться, предполагает Казанцев. «Когда будет следующий президент, у него будут совершенно другие приоритеты, и видимо, стабильности в Афганистане среди этих интересов уже не будет, либо она будет играть там десятую роль»,- заключил он.

 

Источник

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности