18+
16 Апреля 19:31
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Микаэл Таривердиев. Игра с судьбой

14 августа по 1-му каналу российского телевидения прошла очень интересная передача, посвящённая 85-летию одного из самых интересных композиторов конца ХХ-го столетия. Был показан и пронзительный «Музыкальный вечер Микаэла Таривердиева».  

Вряд ли кто из любителей музыки, прежде всего – киномузыки, мог пропустить эти несколько часов погружения в тайны необыкновенно яркой Личности и её удивительного, неповторимого творчества.

Убеждён, что искренние чувства преклонения перед могучим Талантом испытали все подлинные меломаны и киноманы, которые в течение десятилетий воспитывались на фильмах, музыку к которым написал Таривердиев, на его поистине бессмертных песнях. Конечно, прежде всего вспоминаются его  шедевры в картинах «Семнадцать мгновений весны» и «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Но, к великому сожалению, далеко не все знают, что Таривердиев написал музыку к 132 кинофильмам и ряду спектаклей, а также более 100 песен и романсов, 4 балета, 4 оперы, камерные вокальные циклы, симфонию, 3 концерта для органа, 2 концерта для скрипки с оркестром и концерт для альта и струнного оркестра. Полностью его музыкальное наследие ещё не извлечено из архива композитора.

Scan-160815-0001

Ташкент. 1973 год. Музыкальный конкурс во главе с Микаэлом Таривердиевым. Автор-крайний слева.

 

И в связи с этим я хотел бы вновь поднять тему неудовлетворённости многих выдающихся деятелей культуры своей творческой судьбой, вернее, необъективной оценкой их произведений.

Так, всю жизнь свою Владимир Высоцкий мечтал вступить в Союз писателей и страдал, что его воспринимают лишь как барда, пусть даже редкостно удачливого, Евгений Светланов не уставал повторять, что он прежде всего композитор, а потом уже всемирно известный дирижёр. Микаэл Леонович так и не дождался, когда поставят на сцене Большого Театра его балет «Девушка и смерть», как, впрочем, и всю остальную его оперно-балетную продукцию, а также отдадут должное его симфонической и камерной музыке.

Горькая участь гениев, которые на их взгляд оказались не полностью востребованными! А может быть Всевышний решил, что славы, обретённой после написания «Мгновений», хватило бы на десяток других композиторов?

Чтобы у нашего читателя не возник вопрос: «А чего это вдруг автор данной статьи разглагольствует, так каждый из нас может умничать!», во-первых, скажу – да, действительно каждый из нас вправе высказываться по вопросам, представляющим общественный интерес, а во-вторых, какое-то право мне даёт личное знакомство с великим композитором, более того – несомненные взаимные симпатии, которые нас связали.

Дам небольшое пояснение: если не ошибаюсь, в 1973 году в Ташкенте проходил среднеазиатский региональный музыкальный конкурс, председателем жюри которого был Таривердиев, а среди членов жюри, наряду с композитором Леонидом Афанасьевым (помните песню «Гляжу в озёра синие» из фильма «Тени исчезают в полдень»?), музыковедом Людмилой Кренкель (дочь известного героя-полярника Эрнста Кренкеля), был ташкентский композитор Энмарк Салихов и я, Ваш покорный слуга.

Работали мы очень напряжённо, но были у нас и паузы, которые мы посвятили ознакомлению гостей с Ташкентом, с нашими базарами и кухней.

Помню, как искренне удивлялась и даже не верила Людмила Эрнстовна, что в столице Узбекистана, рядом с Алайским рынком тогда находились улицы Папанина, Кренкеля, Фёдорова и Ширшова — зто были всемирно прославленные герои дрейфующей полярной станции.

Леонид Викторович Афанасьев – лётчик, участник Великой Отечественной войны, был на редкость скромный и милый человек, с ним мы тоже подружились.

Возвращаясь к основному герою этой публикации, поведаю о двух комичных случаях.

В один из дней, Микаэл Леонович сказал мне, что приболела Ангелина Вовк – ведущая телеконкурса и предложил навестить её. Дело было в гостинице «Россия». Мы взяли какие-то фрукты и постучавшись прошли в её номер. Ангелина лежала, а на дверной ручке двери её комнаты висела интимная часть её белья.  Микаэл воскликнул: «Ах, какой пассаж!», мы рассмеялись, а я вскоре предпочёл уйти.

Второй случай был связан с просьбой Микаэла Леоновича обязательно навестить его в Москве. Как-то мы с Германом Рожковым (руководителем «Яллы») оказались в первопрестольной, и Гера предложил мне позвонить к Таривердиеву, чтобы встретиться и порадовать его узбекскими дынями. На мой звонок ответила мама композитора – она уточнила – кто звонит, а через некоторое время взял трубку сам композитор.

 Мы обменялись приветствиями, я поинтересовался, как можно передать ему дыни?

«Ой, Бог с ними, с этими дынями, лучше расскажите, как там у Вас, как дома и т.д.».

Я понял, что, наверное, позвонил не вовремя, возможно он был в творческом процессе и не стал настаивать на встрече, но зато у моих друзей появилась беззлобная шутка – если человек уклонялся от встречи, то они говорили: «Бог с ними, с этими дынями».

Не знаю, уместно ли вспоминать в день рождения выдающегося человека такие почти казусные случаи, но я хотел только подчеркнуть, что М.Л.Таривердиев был очень земным человеком, но с небесным недосягаемым дарованием. Может быть, несколько наивно, я полагаю, что его творчество делало миллионы людей лучше и чище, а их жизнь – более светлой и романтичной.

Такое даётся немногим.

  Ало Ходжаев

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности