18+
06 Декабря 06:17
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Не будьте врагами друг другу!

Исламский мир переживает бурную пору турбулентности. Чем она вызвана, что стоит за последними событиями в Ливии, Ираке, Сирии, Афганистане, Пакистане? Очевидно, что на Ближнем и Среднем Востоке весь ХХ век прошел под знаменем исламского интеллектуального возрождения. Но особенно отчетливо это проявилось в связи с Исламской революцией в Иране 1979 года, а позже — на заре нового тысячелетия, в потрясениях, вызванных трагическими событиями 11 сентября 2001 года.

После многовекового застоя исламские мыслители конца 19 — начала 20-го столетия, от исламских реформаторов, просветителей и борцов против колониализма Саида Джамаля ад-Дин аль-Афгани, Абд ар-Рахмана аль-Кавакиби, Саида Ахмад-Хана, Мухаммада Абдо и до Рашида Риды и представителей татарского движения обновления (джадидизма), ознаменовали собой начало интеллектуального возрождения. Они поставили перед собой задачу осмыслить роль мусульман в грядущем мире и, прежде всего, социальную сущность исламской доктрины, обозначить место государства в развитии и модернизации современного общества. При этом красной нитью через идеи этих реформаторов проходила мысль о том, что ислам должен стоять в авангарде человеческого развития, а мусульманская держава призвана обеспечивать благополучие не только своих правоверных граждан, но и всех иноверцев, что было важнейшей чертой Халифата времени его расцвета.

Наиболее ярко эти идеи воплотились в середине ХХ века в учении Али Шариати, который внес существенный вклад в разработку социальной доктрины ислама. Строгая система шиитской иерархии помогла распространению взглядов Шариати среди иранского духовенства.

Итогом явилась Исламская революция 1979 года, которую возглавил харизматический лидер — аятолла Хомейни. Если в прошлом речь шла об отсталом полуколониальном государстве, то по прошествии трех с лишним десятилетий Исламская республика Иран превратилась в ведущую региональную державу, демонстрирующую высокие показатели интеллектуального роста (так, в 2013 году ИРИ поднялась на 17 место в мировом научном рейтинге, а по темпам развития науки обошла практически все крупные страны, включая Китай; рост расходов на научные исследования правительством страны запланировано поднять к 2029 году с нынешних 1% до 4% ВВП; к 2019 году иранцы собрались отправить человека в космос на собственной ракете). Все это показывает реальные возможности истинного политического ислама.

Пример Ирана, а также обозначившаяся перспектива того, что совокупные богатства и потенциальные возможности стран Ближнего и Среднего Востока могут вдруг оказаться востребованными ими для собственного развития, не на шутку напугали американцев.

Стареющий и слабеющий Запад почувствовал в возрождающемся исламском Востоке конкурента. Шиитский ислам на деле показал мощные мобилизационные способности и умение отстаивать собственные интересы (а ведь шиитов всего 15% от 1,6 млрд мусульман планеты). Если и суннитский проект сумеет продемонстрировать успешность, то, по мнению американских аналитиков, последствия такого феномена будут представлять серьезную проблему для США. Не случайно многие американские политологи откровенно заговорили о том, что чем больше междоусобных войн и распрей станет потрясать страны ислама, тем легче будет Соединенным Штатам обеспечивать свои господствующие позиции. Отсюда естественно вытекает основная задача США на данном этапе — раскалывать исламский и арабский мир насколько это только возможно, способствовать появлению новых очагов постоянной напряженности любыми доступными средствами, вплоть до провокаций, связанных с оружием массового уничтожения. Как следствие — стремление создавать послушные режимы, независимо от того, религиозными они будут или светскими, республиками или монархиями. Американцы рассуждают просто: если хотя бы на десятилетие оставить в покое Ближний и Средний Восток, то это обернется появлением опасного и практически неуправляемого глобального игрока, который может по-своему распорядиться имеющимися энергоресурсами и изъять все свои авуары из западных банков и хранилищ, что приведет к невиданным потрясениям и кризисам западной экономики. Чтобы этого ни в коем случае не допустить, то и дело провоцируются региональные межгосударственные и внутригосударственные конфликты, систематически закладываются под регион мины замедленного действия. Инициаторы этих акций не гнушаются никакими средствами в разжигании межэтнических, межнациональных, межрелигиозных кризисов и прямых военных интервенций. В общем, американцы отлично понимают, что и зачем делают.

Анализ сообщений западной прессы последних недель показывает, что на примере неудачной попытки «Братьев-мусульман» управлять государством всячески выпячивается идея о бесперспективности политического проекта суннитского ислама. Упорно навязывается мысль о непреодолимости противостояния суннитов и шиитов, у которого, мол, есть только одна реальная перспектива — нарастание напряженности, переходящее в фазу взаимного истребления. Время от времени в мировое информационное пространство как бы случайно прорываются голоса тех, для кого шииты — не просто немусульмане, но отъявленные еретики, аморальные сектанты и законченные изуверы, не заслуживающие права на жизнь.

Проводится целенаправленная кампания по маргинализации ислама, распространяются утверждения о том, что ислам не в состоянии выработать собственную позитивную программу, что исламское учение — это всегда насилие, кровь, вандализм и разрушение традиционного общества. Подобная пропаганда достаточно умело ведется как на уровне академических исследований, так и в средствах массовой информации.

Сегодняшняя геополитическая реальность такова, что одряхление западной цивилизации заставляет ее элиту искать всё новые и новые источники «омоложения». Соединенные Штаты озабочены уже не столько тем, чтобы спасать своих союзников в условиях разворачивающегося мирового экономического и цивилизационного кризиса, сколько тем, чтобы обеспечить собственное выживание и сохранить лидирующие позиции, пусть даже за счет Европы. Отсюда — стремление втянуть европейцев в конфликты на Ближнем и Среднем Востоке, а заодно обеспечить безопасность собственной территории.

Чтобы ни заявляли официальные лица в Вашингтоне, действия США свидетельствуют о том, что по существу они содействуют росту исламского радикализма, который используется ими как проверенный и надежный инструмент подрыва позиций всех возможных конкурентов. При фактическом потворстве американцев создаются очаги экстремистской террористической деятельности на территории Сирии, Ирака, Ливии и ряда других государств, исподволь разжигаются все виды розни. Расчет делается на то, что междоусобная борьба приобретет исключительно затяжной характер, истощая и обескровливая регион, предельно ослабляя возможных соперников и конкурентов.

В Вашингтоне, видимо, полагают, что военная, экономическая мощь и территориальное положение Соединенных Штатов позволят им остаться над схваткой и сохранить определяющую роль в международной политике.

На самом деле строить такого рода «прожекты» — дело небезопасное, ибо, как показывают эпизод с братьями Царнаевыми и суд над майором Хасаном Нидалем, подобная политика, при всей кажущейся ее просчитанности, в конечном итоге ударит бумерангом по самим США. Кроме того, в рамках системы могут появиться внутренние «борцы с режимом», и первые начатки этого явления мы наблюдаем уже сейчас — на примере действий рядового Брэдли Меннинга и сотрудника АНБ Эдварда Сноудена.

Поскольку социальная доктрина сегодняшнего ислама практически не разработана, то верующих волей-неволей подталкивают к тому, что имеется в наличии. А имеются лишь устои средневекового общества, вполне успешного для своего времени. Многие нормы исламского средневековья не просто очевидным образом входят в противоречие с реальностями XXI века, но порождают в обществе напряженность. И проблема здесь вовсе не в религии, а в отсутствии творческого конструктивного подхода к пониманию того, каков должен быть взгляд на учение Пророка с позиций современности.

Отсутствие реальных сдвигов в творческом развитии социального учения ислама, а в ряде случаев и целенаправленное торможение этих процессов — пусть даже утверждается, что это делается во благо общества, — на самом деле фактически расчищают путь новым радикальным группам. Складывается порочный круг. Доходит до того, что отдельные представители мусульманской молодежи воспринимают как руководство к действию установку консервативных улемов на то, что указанное противоречие между средневековой системой ценностей и вызовами современности может быть снято только принудительным способом, не исключая насилия и террора против упрямых «неверных».

В нынешней новой геополитической конфигурации роль России ощутимо возрастает, меж тем как напряженность между Западом и исламом как усиливалась, так и будет усиливаться. Уже сегодня в исламском мире налицо все большая востребованность в российском присутствии. Примечателен в этой связи недавний приезд в Москву руководителя саудовской разведки принца Бандера. Несколько дней назад одно из центральных египетских изданий опубликовало статью под заголовком: «Каир ждет Путина», в которой говорится, что «растущая роль и влияние России сдерживают американскую гегемонию над арабским миром».

В складывающихся условиях мы должны более активно обращаться к исламскому миру, развенчивая губительные для всего человечества западные проекты манипулирования странами и народами, информацией и общественным сознанием. В отличие от Запада, Россия не только не заинтересована в расколе либо перекройке исламского мира, но проводит последовательную и твердую линию по поддержанию его единства и целостности.

Как известно, православие и ислам исторически всегда действовали сообща, служа опорой российской государственности. Россия не заинтересована в каком-либо перекосе — ни в сторону Запада, ни в сторону Востока. Мы хотим стабильности и процветания — и на Западе, и на Востоке, а не благополучия одного за счет другого. Нам не нужен «сосед по дому, у которого пожар в квартире».

В сегодняшней тревожной обстановке Россия может обратиться к Западу с призывом: «Прекратите раскалывать исламский мир!», а к исламскому миру — с кораническим призывом и назиданием Пророка Мухаммада: «Не будьте врагами друг другу!»

 

Юрий Михайлов,

главный редактор Научно-издательского центра «Ладомир»

Вениамин Попов,  

директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО(У) МИД РФ 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности