18+
23 Октября 10:19
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Посол США: мы уже имели военную базу в Узбекистане…

Американский посол в Узбекистане  Джорж Крол  в интервью поделился своим взглядом на страну, на вывод американских войск из Афганистана в 2014 г., по другим проблемам. Вот некоторые его суждения.

-Я не имел никаких препятствий для общения с людьми во время моего путешествия по стране. Был, правда, один инцидент, когда я был в Ангрене. У меня была намечена встреча с правозащитником Дмитрием Тихоновым. Я ждал его, но его не допустили на встречу. Я жаловался и получил от МИД Узбекистана извинения и уверение, что этого не повторится. Но в целом, сейчас я не чувствую каких-то ограничений здесь. И все наши сотрудники имеют возможность путешествовать по стране.

-Министр Абдулазиз Камилов был в США в марте. Он был первый министр из стран ЦА, который встречался с недавно назначенным Госсекретарём США Джоном Керри.

— Я не знаю, сколько сейчас уже выпускников программ по обмену, студентов, учёных, дипломатов, военнослужащих. По-моему, около 10 тысяч человек побывали в Америке. —  -Конечно, есть некоторые разногласия. Вопросы по Афганистану, например, очень чувствительны, но у нас есть взаимный интерес, чтобы ситуация в Афганистане стабилизировалась.

-У нас откровенный политический диалог с Узбекистаном, хотя и есть некоторые разногласия. В основном наши позиции совпадают . Мы хотим больше контактов между нашими народами, например, пригласить в США здешних журналистов. Потому что в Америке мало кто знает, где находится Узбекистан, хотя государству уже 20 лет. Надо, правда, признать, что в Америке мало знают вообще географию.

— Среди экспертов я часто слышу, что здесь существует “большая игра”, что это борьба за влияние в ЦА между Россией и США. Я сейчас говорю не только в качестве посла США в Узбекистане, до этого назначения я работал помощником Госсекретаря США по вопросам Центральной Азии. Понимающие люди знают, что здесь есть интересы США, России и Китая. Но я не вижу здесь острых разногласий. Наша позиция и политика не против России. Я думаю, что и политика России не против США. Мы хотим, чтобы в ЦА была долгосрочная экономическая, социальная и политическая стабильность.

-Я не поддерживаю те мнения, которые утверждают, что это борьба, что Америка хочет иметь здесь военную базу. Как вы знаете, раньше здесь уже была база, мы не хотим иметь тут базу. Узбекистан даже имеет такое законодательство, которое выступает против присутствия на территории Узбекистана иностранных военнослужащих.

Один из предметов консультаций между Узбекистаном и США — как мы можем способствовать модернизации и профессионализму вооружённых сил Узбекистана. Я много слышал про передачу военной техники из Афганистана, но пока решения об этом нет. Поэтому я не могу сказать что-либо об этом. Ясно, что это не будет оружие, возможно это такая техника, как грузовики или автомобили.

Известно пока, что есть желание о передаче техники, но пока нет решения, кому она будет передана: Узбекистану, Латвии, Германии или, например, Таджикистану. В основном, это военная техника, которая уже была использована в Афганистане. Это не оружие и не боеприпасы. Вся подобная техника вернётся в США, и часть ее уже вывезена за пределы Афганистана.

По нашим сведениям, ситуация на приграничных с Узбекистаном афганских территориях более-менее спокойная. Самые опасные точки на юге страны и на границе с Пакистаном. В северной части Афганистана, хотя и есть напряжённость, но мало инцидентов. Большинство территорий Афганистана находятся под контролем вооружённых сил Афганистана.

Конечно, есть проблема безопасности, политические проблемы и экономические. Ситуация тревожная, непредсказуемая. И я понимаю тревогу  со стороны Узбекистана, так как ситуация в Афганистане, мягко говоря, не стопроцентно стабильная.

За 20 лет США инвестировали в Узбекистан около $500 млн. Я считаю, это мало, так как есть огромный потенциал. Америка сейчас на 13-ом или 14-ом месте по торговле с Узбекистаном. Это, по-моему, скромно. Хотя есть совместные предприятия GM, “Pepsi Cola” и почти 200 зарегистрированных СП с Узбекистаном. Мы хотим увеличить эти контакты.

-Узбекистан похож на наш штат Калифорния, не только по территории, размерам, это практически идентично, хотя у вас нет океана. Но у вас есть Ферганская долина, а в Калифорнии Центральная Калифорнийская долина – центр сельского хозяйства. Я думаю, в Центральной Азии и в Узбекистане Ферганская долина имеет огромный потенциал. Ещё и потому, что наша сельскохозяйственная система перешла с хлопка на пшеницу, а теперь и на ягоды и фрукты. И мы способствуем этому развитию, реализуя совместные проекты с узбекскими фермерами. Например, проекты по производству персиков, миндаля, что очень прибыльно в Америке. Это очень большой и прибыльный экспорт для Калифорнии. И здесь есть перспективы. Ваше население уже достигло 30 миллионов и географически Узбекистан имеет выгодное местоположение. Я вижу эти перспективы и хотел бы способствовать большим контактам наших компаний здесь, что отмечал это на встрече Госсекретарь Джона Керри с главой МИД Узбекистана Абдулазизом Камиловым.

Когда я путешествовал и видел проекты, которые мы поддерживаем в Узбекистане, то видел как простые методы могут увеличить урожай в 3-5 раз. И фермеры в восторге. Они могут вернуть свой капитал, купить больше земли, и это здорово. Фермеры, которые живут в регионе, увидев этот успех, хотят работать вместе, кооперативно, это их личное совместное решение.

Но основная причина малого количества американских инвесторов в том, что они мало знают об Узбекистане. Для этого нужен яркий пример успешного американского бизнеса в Узбекистане, прозрачная финансовая система, и главный элемент системы – конвертация валюты.

В каждой встрече, которые проходят здесь в правительстве, я поднимаю вопросы демократии. Мы хотим найти конструктивный подход к этому вопросу. Мы не хотим диктовать Узбекистану, как осуществлять реформы, но мы убеждены, что для долгосрочной стабильности страна должна иметь солидные демократические институты, такие как свободные СМИ, свободная судебная система. Законодательная и исполнительная ветви власти также должны иметь ответственность.

-У нас очень активная Программа малых грантов, в которой мы способствуем инициативам гражданского общества, несмотря на тяжёлые условия. Даже в сфере прав человека, как вы знаете, мы работаем с активистами, мы поддерживаем их и журналистов, как можем. Нам нужно не только терпение, но и постоянные, беспрерывные действия. Это не потому, что мы американцы и это наш подход. Мы думаем, что для дальнейшего развития стабильности в регионе, должно быть здоровое гражданское общество, это очень важно в политическом и экономическом плане.

Можно разочароваться и ничего не делать. Но я не могу так и постоянно поднимаю эти вопросы. Например, журналисты, которые сидят. Я чувствую, что есть люди, которые хотят сделать правильно, но есть сложности и надо всегда быть в контакте.

-Я, как человек, который работал и жил в Америке, Польше, России и Беларуси, Индии и Узбекистане, не вижу определённой разницы между женщинами этих стран. Они разные в том же, что и мужчины: есть сильные, слабые, глупые и умные. Хотя я, конечно, вижу разницу между мужчинами и женщинами (смеется…).

А вот та роль, которую играют женщины в Узбекистане очень важна, особенно в селе. Я вижу здесь определённый матриархат. Может, они негромко говорят, но за спиной мужа чувствуешь сильную власть женщин.

Источник —  CA-NEWS

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности