18+
16 Апреля 16:16
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

В Ташкент ее привела Кармен

Всю свою творческую жизнь эта дочь русской земли посвятила Узбекистану. Вот уже 43 года (!) Ольга Александрова царствует на сцене Большого театра имени Алишера Навои. Ее Кармен считается образцовой и неповторимой.

Она убеждена, что опера — прекрасное, глубокое и очень человечное искусство, без нее мир был бы беднее. Да, она не всегда собирает аншлаги, а потому гогсударство поступает совершенно верно, когда помогает, когда тратит деньги театр. Ведь это престижно, признак высокого уровня культуры.

— А с чего начинался ваш путь на подмостки?

— С увлечения кино и драматическим театром. Потом стала балетоманом, а в опере «прописалась» лет с 14 — попала под очарование очень больших артистов с невероятными голосами. В Новосибирске, где я родилась и выросла, замечательный театр оперы и балета, куда часто приезжали гастролеры со всего мира — даже феноменальные солисты из Ла Скала. Впечатления те отчетливо помню и сегодня.

С тех пор думала только о театре. И вот, пойдя с подругой за компанию в вокальный ансамбль, выяснила, что у меня есть голос. Развить же способности помог преподававший в театральном училище человек удивительной судьбы, успевший до того стать звездой московской и киевской оперы, заслуженный артист Николай Платонов. Он дал путевки в жизнь очень многим талантам.

Затем была консерватория, после окончания которой пригласили в сильнейший Пермский академический театр оперы и балета. Но летом после выпуска на гастроли прибыл ГАБТ из Ташкента. Меня потрясли голоса артистов — настоящее созвездие, будто снова приехал Ла Скала! На осень Большой планировал ставить «Кармен», а я как раз исполняла заглавную партию на госэкзамене. И решила ехать сюда. Страх перед неизвестностью отсутствовал — окружающие волновались больше, а мне было интересно. И ни разу не пожалела об этом.

KYM3zB14473253717488 b

После Сибири Восток показался раем земным: тепло, солнечно, полно фруктов. Народ мягкий, добрый и улыбчивый. Сразу покорило смешение культур — что в театре, что вокруг. В Большом, где меня хорошо встретили, творили и продолжают сообща творить артисты самых разных национальностей, из разных уголков страны: узбеки, каракалпаки, русские, татары, азербайджанцы, евреи, украинцы, немцы, армяне, корейцы и другие. А такое многообразие идет только на пользу и искусству, и обществу.

Одним словом, полюбила Узбекистан, ставший для меня родным. Наверно, так было предначертано, ведь и мой день рождения приходится на День независимости — 1 сентября. С нетерпением возвращаюсь из любых поездок, и уже в аэропорту накатывает радость: дома! А если где-то за рубежом вижу соотечественников, на душе сразу светлеет.

— Здесь вы нашли личное счастье — супруга Куркмаса Мухитдинова, народного артиста. А творческое?

— Чем всегда выделялся наш театр, так это простором для деятельности. Не случайно еще с тех лет он остается одним из всего лишь трех в СНГ со статусом «Большой». Гости удивляются, что здесь столь богатый репертуар, причем для любых голосов. Благодаря этому спела 37 партий — практически все, что хотела.

И каждую люблю, иначе не умею. Надо во все вложить душу, правильно подать и прожить. Но особое место всегда занимала первая роль — Кармен, которую и не принимала, и оправдывала — слишком сложная и противоречивая. Из того же ряда — Амнерис из «Аиды», Азучена из «Трубадура», Любаша из «Царской невесты». Эти три пою и сегодня.

Большими удачами для всего коллектива стали опера «Петр I» А. Петрова, удостоенная Государственной премии, и «Огненный ангел» С. Прокофьева, именно здесь впервые показанная в полной авторской версии. Поставили их народные артисты режиссер Фирудин Сафаров и дирижер Дильбар Абдурахманова. Материал был сложнейший, но мы справились.

Самыми плодотворными для меня стали 90-е годы — тогда в театре наступил настоящий расцвет. В первое время многим в стране пришлось нелегко. Для нас же проблемы шли с краю, а главным было творчество. Энтузиазм пробудился, все трудились с удвоенной энергией. Удалось и труппу сохранить, и репертуар совместными стараниями пополнить. Так, впервые выдали иностранную оперу на языке оригинала — «Трубадур» на итальянском. Раньше это не приветствовалось. Другой пример — «Самсон и Далила», которая не шла во всем Союзе из-за религиозной тематики. ГАБТ первым выпустил ее, причем вне плана. Своими силами подобрали декорации, костюмы, и получилось очень красиво и качественно. Кстати, обе оперы ставили на один состав, без дублеров. Мы работали в любом состоянии — и были счастливы. А как забыть «Порги и Бесс» Гершвина? Его наследники разрешили выпустить ее без авторских отчислений, но с условием: лишь десять спектаклей. Это стало настоящим праздником.

На памяти и множество успешных гастролей. Когда выступали в московском Большом театре, после спектакля ко мне подошел сам Козловский и сказал с теплотой: «У вас хорошо получается!» Как не быть довольной в творческом плане!

— Вам под силу самые разные персонажи, партии и драматического, и лирического, и колоратурного меццо-сопрано. Как удается совмещать?

— Иначе будешь ограничен в репертуаре. Так меня уговорили стать даже сопрано Сантуццей в «Сельской чести» — получилось! Выступаю и за контральто — редчайший тип голоса, самый низкий из женских.

Всегда интересно пробовать себя в чем-то новом. Пела и на узбекском — Рухшану в «Леопарде из Согдианы». Жаль, владею языком не так хорошо, как хотелось бы. Поэтому очень старалась и смысл точно передать, и акцента чтобы не было. Если возникали вопросы, обращалась к узбекским друзьям-коллегам, которые всегда были рады прийти на помощь.

Кстати, эта и другие национальные оперы — замечательные произведения с потрясающе красивыми мелодиями, не уступающие зарубежным. Например, когда мой ученик Абдумалик Абдукаюмов пел арию Ходжи Дарга из «Проделок Майсары» в Японии, она внезапно стала главным хитом на фоне классики, к которой все уже привыкли. А сколько есть выразительных романсов у Талиба Садыкова, Сулеймана Юдакова, Рустама Абдуллаева и других композиторов — изумительная музыка с особым колоритом!

— Кстати, о романсах. Вы часто выступаете на концертах в театре, и не только. Как выбираете произведения для них?

— Люблю и камерные творения Рахманинова, Чайковского, Листа, и большие полотна, необязательно широко известные. Прекрасны арии Кащеевны из «Кащея Бессмертного», Заремы из «Бахчисарайского фонтана», песни и частушки Варвары из оперы «Не только любовь». Как-то для гастролей выучила партию Марины из «Бориса Годунова» в редакции Шостаковича, хотя везде шла другая, Римского-Корсакова. Та же история, но ноты иные, как и интерпретация. Коллеги оценили. Постоянно ищу что-то еще — свежие впечатления очень полезны для работы.

— Как относитесь к экспериментам на сцене?

— Принимаю не все, но иногда они очень убедительны. Нельзя ставить точно так же, как век-два назад. Слишком строго следовать традициям — ретроградство, я же за новое, однако вмешательства должны быть логически оправданы. Например, на гастролях Английской национальной оперы увидела «Макбета» с фашистами и зеленой кровью — шокирующе, но ты веришь. Или недавняя «Богема» с Нетребко, где все герои — современники в джинсах, а суть не искажена. Однако некоторые любят перемудрить, дать повод для скандала, тогда как нужна достоверность.

— Все это попытки сделать оперу актуальнее. Идет ли в ногу со временем наш театр?

— Стараемся. У нас достойный коллектив, удалось сохранить своего зрителя. По нескольку премьер появлялось каждый год до начала капремонта. Показать есть что, и это подтверждают иностранные коллеги-участники творческих смотров последних лет — очень нужных, стимулирующих и артистов, и публику: залы переполнены и без особой рекламы. Мы трижды провели Международный фестиваль оперного и балетного искусства «Ташкентская весна», Неделю итальянской оперы, в 2014-м впервые в Центральной Азии принимали XIV Международный конкурс оперных исполнителей «Competizione dell’Opera», где победила молодая талантливая солистка ГАБТа Барно Исматуллаева. А в 2012-м первым его участником от нашей страны стал мой ученик Рахим Мирзакамалов — занял первое место.

В этом году, будучи в жюри аналогичного республиканского смотра «Весна молодости», услышала много талантливых ребят. И если сравнивать с гостями, честно скажу: у нас уровень хороший. А такие события не просто привлекают внимание к жанру, но и дают возможность взаимообогатиться, чтобы расти дальше.

Разумеется, отсутствие собственной сцены дало о себе знать, пришлось совсем непросто, но скоро вернемся в родные стены. Ждем с нетерпением, строим планы, чтобы засучив рукава вновь набирать нужный темп. Важно продолжать творческий поиск, привлекать свежие силы. Я оптимистка и верю: все будет хорошо, наше искусство живет и будет жить.

— Видите достойную смену?

— Конечно! На нашу консерваторскую кафедру академического пения, которой руководит народная артистка Муяссар Раззакова, конкурс большой, одаренных абитуриентов поразительно много. Простые ребята из отдаленных сел, а как поют! Да, с ними надо заниматься, прививать понимание мировой культуры, но у них есть огромная тяга к опере. Потому ГАБТу всегда есть кого выбрать в стажерскую группу, из которой и вырастают новые солисты.

Как интересно работать со способными людьми! Тогда идешь домой воодушевленная. И результаты есть.

 Среди моих учеников много лауреатов международных и республиканских конкурсов: уже названный Абдумалик Абдукаюмов — обладатель премии Президента «Нихол» — выступает по всей Европе, как и Нажмиддин Мавлянов — ведущий солист театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приглашенный солист Большого и Мариинского. Георгий Дмитриев развивается не только как исполнитель, но и режиссер, поставил за последние три года по-хорошему модернистские «Дело Моцарта» и «Фиделио», интересные «Риголетто» и «Евгения Онегина» в музыкальном театре-студии консерватории. В 2013-м он получил первую премию и приз зрительских симпатий I Международного конкурса молодых оперных режиссеров «НАНО-опера» в Москве. Помимо него в театре успешно играют Рахим Мирзакамалов, Марина Полякова, Джабраил Идрисов, единственная наша контральто Рада Смирных и другие таланты новой волны.

— Какие советы даете им по профессии?

— Опера — сложное синтетическое искусство, и солистам нужно развивать не только вокал. Должна быть интенсивная работа над собой. Да, выразительный, поставленный голос — на первом месте. Но важны и интеллект — на сцене сразу видно, кто ты, и актерские способности, и внешность — играть надо ярко, пробивая зал на эмоции. А если чего-то не хватает, сразу заметно. Сцена — рентген.

Также говорю: артист — профессия зависимая. Пусть для каждого быть хорошим не получится, но нужны огромное терпение, доброжелательность, дипломатичность и выдержка. Молодежь часто горячится, и я стараюсь вернуть их к здравому смыслу и убедить: не стоит создавать конфликты. Доказывать свою состоятельность надо только трудом. Честно делать свое дело и любить его.

 Беседовал Рамиль Исламов

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности