16+
21 Ноября 06:11
Зато с президентом

Москва не будет продлевать с Татарстаном договор о разграничении полномочий, его срок истек 24 июля 2017 года.

Об этом заявил Сергей Кириенко,  первый замглавы администрации президента России.

По его словам,  оно сыграло свою историческую роль. Кириенко согласился с Минтимиром  Шаймиевым, что соглашение, возможно, спасло целостность России в  90-е годы. Но напомнил, что  российское государство построено не по договорному принципу.

Когда в начале 1994 года Москва заключала договор о разграничении полномочий с Казанью, веяли другие ветры. После распада СССР и Татарстан объявил себя «суверенным государством, ассоциированным с Россией». Подписывать федеративный договор 31 марта 1992 года Татарстан и Чечня демонстративно отказались. Президент Борис Ельцин пошел на заключение договора с Казанью  15 февраля 1994 года. Причем заинтересованы в этом оказались и сами власти Татарстана.

Во-первых, Борис Ельцин показал готовность идти на самые крутые меры: в октябре 1993 года состоялся расстрел российского парламента. Ельцин начал военные действия в Чечне, где не согласились идти по варианту Татарстана, а объявили об абсолютной независимости от России.

Во-вторых, всю советскую промышленность в Татарстане, в первую очередь, нефтедобычу и нефтехимию, бывшая партийная элита региона уже успела приватизировать, соответственно, всю материальную выгоду от суверенитета местные власти получили сполна. При этом региональная элита трезво оценивала свои возможности: не имея выхода к внешним границам, создавать полностью независимое государство было нереально. Главным было сохранить самостоятельность, оставаясь при этом внутри России.

Впрочем, радикальные татарские национал-сепаратисты восприняли подписание первым президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым этого договора как «предательство татарского народа».

Используя мощнейший лоббистский ресурс, элите Татарстана удалось заключить второй договор о разграничении полномочий с федеральным центром в 2007 году. Он, правда, был существенно сужен в полномочиях, которые остались за Казанью, но сам факт договора позволял Татарстану в правовом отношении иметь «особый статус». Ни один из других субъектов РФ не имел подобного документа, тем более, что он получил статус федерального закона.

Проблемы начались с «президента». Если все прочие республики РФ отказались от этого звания, то Казань демонстративно провела выборы в сентябре 2015 года опять-таки президента Татарстана. Шаймиев, который теперь в советниках, заявил, что это звучит  ни по-татарски, ни по-русски. То есть, ни вашим, ни нашим, но мы стоим на своем.

Массу жалоб вызывало и то, что в  школах ввели обязательное изучение татарского языка. Родители, особенно русские, настаивали, что это делается в ущерб русскому и иностранным, которые нужны молодежи куда больше.

Татарстан провел мощную кампанию за продление договора.

Так, 8 апреля прошел съезд националистов — Всетатарского общественного центра, хотя в 2014 году провести его не разрешили. Теперь же его участники, которые представляют «татарскую общественность», объявили о жизненной необходимости «для Татарстана и татарского народа» Договора о разграничении полномочий с Москвой, хотя ранее они же ратовали за полную независимость республики от России, а любые договоры с федеральным центром воспринимали как «отступление от принципов суверенитета».

22 апреля прошел III съезд народов Татарстана, на котором уже «все народы республики» в едином порыве выступили за необходимость заключения нового договора. Это особенно курьезно было наблюдать со стороны: ничто так не волновало, к примеру, таджикскую диаспору или общину ассирийцев Казани, как договор Татарстана с Москвой. Но был важен факт принятия резолюции съезда с требованием о договоре.

Митинг националистов на площади Свободы в центре Казани Фото: posredi.ru

Впервые правительство Татарстана возглавил русский Алексей Песошин. Наконец, Госсовет Татарстана в полном составе  обратился к Путину с просьбой продлить договор. Но Кремль сделал свой выбор: Казань осталась с президентом, но без «бумаги».

Оговорился президент РФ и по языку. Это дело строго добровольное, никакого принуждения быть не может, а вот русский язык следует учить как можно лучше, он скрепляет государство, подчеркнул Путин на заседании Госсовета в Мордовии.

По идее, после случившегося в Татарстане должны последовать отставки…

Зато с президентом

  1. Рафаэль:

    У Татарстана один путь: развитие образования,науки,медицины,технологий.Это даст возможность развивать культуру и национальные отношения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*