18+
25 Ноября 21:53
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

А место выбрал сам Петр Великий…

В России свыше полутысячи действующих мужских и женских православных монастырей. Но только два из них носят титул «Лавра». Троице-Сергиева в Подмосковье и Свято-Троицкая Александро-Невская в Петербурге. В этом году последней исполняется триста лет.

Петр Великий умел выбирать места. Один Заячий остров, на котором выросла Петропавловская крепость, чего стоит. Да и с местом для монастыря он не промахнулся. Согласно документам, именно здесь в июне 1710 года остановилась группа верховых во главе с царем. Тогда эта земля еще носила чухонские названия. Речка была не Монастыркой, а Suttila. Что в переводе означает Черная. Берег именовали Viihtola, по названию находившейся рядом деревни. Русские быстро переиначили на свой лад. Вернее, на лад петровский – в Виктори. Ибо, по легенде, тут и произошла та самая битва со шведским ярлом Биргером, после которой победитель князь Александр Ярославич получил в народе прозвище Невский.

90 13 

Как издевались над зданием прежние его владельцы из ЦНИИ «Прометей». Как ушли под пол могильные плиты в нижнем храме, под которыми покоится прах русских святителей и представителей царского грузинского рода Багратиони. Как чудом удалось обнаружить могилу графа Якова Ростовцева, сподвижника императора Александра II, разрабатывавшего крестьянскую реформу 1861 года. Как обрадовались, когда нашли фрески на алтарной стене, замазанной краской, и как расстроились, когда увидели, что изображения ликов всех участников Тайной вечери безвозвратно утеряны, а сохранилась лишь голова Иуды…

Как-то незаметно мы оказались на внешних лесах. Тонкие трубы конструкции вовсе не производили впечатление надежных. А уж разномастные доски под ногами – и вовсе. Алексей ведет все выше и выше. По-прежнему что-то рассказывает, но все внимание сосредоточено на восхождении. В 30 метрах над землей останавливаемся. Дальше – церковный барабан и купол в золоте. А внизу – вся Лавра как на ладони.

И – Петербург окрест. Мне доводилось смотреть на Питер с высоты. С Исаакия, например. И даже из вертолета. Но с этой точки город выглядит неожиданно.

Ветер ощутим. И невольно проникаешься уважением к людям, которые без всякого преувеличения серьезно рискуют, возвращая нам утерянную было во времени красоту, – Михаилу Рогожных, Ирине Хомченко, Анне Семеновой и Виктору Маньякину, чье дело особенное – золотить купол.

А красоте этой двести с лишком лет. Двухэтажную Федоровскую церковь заложили в 1745 году по проекту архитектора Пьетро Трезини. Строили 22 года, освятили в 1770-м. Теперь работы ведутся настолько тщательно, я бы даже сказал, трепетно, что малейшие сомнения отсутствуют: храм вернется к жизни в истинном обличье.

В библиотеке

Как известно, спускаться всегда труднее, чем идти в гору. Строительные леса – не исключение. Тонкие перила дрожат в ладони, доски под ногами подозрительно шевелятся. А еще надо не зевать и вовремя «скукоживаться»: проходы узкие, навесы низкие…

90 6

Жизнь на земле продолжается. Дело к полудню, и паломников все больше. Алексей Михайлович, очевидно довольный произведенным эффектом, ведет к трехэтажному зданию «Новой» ризницы. Наверх не зовет: нам там не место. Там место новых покоев наместника и будущего музея Лавры. Когда-то здесь были экспонаты достойные внимания. Найденный на Куликовом поле крест, фельдмаршальский жезл и кровать Петра I, трость его царственной супруги Екатерины. Но, думается, и теперь экспозиция не будет бедной.

А в первом этаже – библиотека. Ее хранитель фондов Неонилла Голубятникова выглядит так, как и должно в такой ипостаси: улыбчивая, интеллигентная, влюбленная в свое дело. А вот сам вид этих фондов несколько удивил. Представлялось, что мы окажемся среди древних фолиантов, заполняющих уходящие к потолку дубовые полки. Все – куда современнее. К потолку уходят современные библиотечные секции из металла, кругом полный порядок и чистота.

Неонилла Дмитриевна рассказывает, что библиотека – ровесница самой Лавре, а в 1720 году здесь уже работала первая в городе типография. Двести лет служило книгохранилище людям, но в 1918 году его фактически разграбили. Что-то было передано в фонды светских публичных библиотек, что-то безвозвратно исчезло под кожанками представителей новой власти. Восстанавливать библиотеку начали в 1990 году, когда Лавра еще не возродилась. Помимо традиционной религиозной и светской литературы уже сегодня библиотека обладает уникальными изданиями. В частности, 51-томным синодальным изданием «Церковных ведомостей», выходивших с 1888 года. Наряду с бумажными изданиями в книгохранилище появляется и коллекция «в цифре».

Растет собрание быстро. Если в 2010 году библиотека насчитывала 12 тысяч томов «живых» книг, то сейчас их уже 17 тысяч.

В швейной мастерской

Алексей Одинцов предлагает непременно зайти в швейную мастерскую. Мелькает предательская мысль: что я, швейных машинок не видел, что ли? Но едва переступаем порог, как понимаешь, что такой шанс выпадает нечасто. В Лавре не костюмы шьют с простынями. В Лавре шьют облачения для священников. И не только.

Заведующий мастерской Андрей Коваленко – человек увлеченный. Это, видимо, чувствуют все, кто приходит сюда работать или по другим делам. Потому и просьбы поступают порой необычные. Потому и женщины тут шьют в удовольствие.

90 12

Шьют вручную, как встарь. Но и машинки имеются. Вот одна такая, известной японской фирмы, которую мы знаем больше по автомобилям, тихо колдует в отдельном застекленном зале, напоминающем веранду. Машина посвистывает, точно сытый ежик. Стежки ложатся один к одному с микронной точностью. Андрей Николаевич смотрит на нее, как смотрят на руки женщины, творящей чудо иголкой и ниткой.

Через минуту ведет в дальний угол мастерской, где вывешено несколько одеяний – иначе и не скажешь. Старые ризы из здешней коллекции. Одну он показывает с особой гордостью. Ее нашли в БДТ, в костюмерной, когда здание театра закрывали на ремонт. Костюмерные в БДТ, надо полагать, нешуточные. Вот и затерялась старинная вещь. А дорога она прежде всего потому, что на ней два клейма. И оба – клейма Лавры. Первое, уже почти выцветшее, – XVIII века! Вот так и возвращается все на круги своя. Даже сугубо материальные предметы.

Хотя сугубо материальным все скроенное, сшитое, вышитое в мастерской называть, пожалуй, опрометчиво. Тут работают не по учебникам, нужные лекала в магазинах и журналах мод не купишь. Тут все с нуля и с душой. Не только, так сказать, модели придумывают, но и эскизы тканей и дизайн облачений. Преимущественно с символикой Лавры. С ангелом, держащим щит.

Андрей Коваленко показывает образчик новой ткани. Красиво! А рядом на полу – ящик с тонкими обрезками, крохотными кусочками такой же парчи и прочего шелка. Подмывает попросить на память. Но что-то останавливает.

С каждым днем обрезков в ящиках будет становиться больше. У мастерской огромный заказ. 12 сентября для Лавры большой праздник. Именно в этот день в 1724 году в обитель привезли мощи святого Александра Невского. Отметят традиционным крестным ходом от Казанского собора до Монастырского острова. Ожидается, что примет участие не менее 400 священнослужителей. Наместник Лавры епископ Кронштадтский Назарий предложил сшить по этому случаю специальное облачение для всех клириков.

Швеи, тактично исчезнувшие из мастерской на время нашей встречи с заведующим, начинают по одной возвращаться. В мастерской не любят праздности. Стало быть, и нам пора.

На колокольне

Чувствуется усталость. От впечатлений. Хотя и в ногах правды осталось немного. Восхождение под купол Федоровской церкви по хлипким дрожащим мосткам – это вам не эскалатор в метро. Но, оказывается, предстоит еще один «поход к небу». Однако прежде входим в Свято-Троицкий собор, как обыкновенные люди – по горизонтали.

Описывать сам собор нужды нет. Такие храмы нужно видеть собственными глазами. Отмечу лишь, что это вовсе не тот собор, который начали строить еще при жизни Петра Великого, в 1722 году. Тогда явно поторопились, сделав фундамент за 20 дней. Понимание ошибки пришло спустя девять лет, когда стены дали осадку и в них образовались трещины. Дальше не то чтобы не торопились, а наоборот – излишне медлили. В середине XVIII века собор велено было разобрать «до подошвы». Новый проект исполнил архитектор Иван Стасов в 1774 году. В 1782-м собор обрел голос – на звонницах появились колокола и куранты. Освятили храм в 1790 году. Тогда же сюда перенесли раку с мощами Александра Невского. Так как в Лавре часто бывали члены императорской фамилии, главный собор баловали подарками и украшениями. Тут наряду с почитаемыми иконами висели живописные работы Ван Дейка, Рубенса, Менгса.

В 1933 году собор закрыли, предварительно забрав все значимые ценности. В 1957-м Троица вернулась к верующим, но в качестве приходского храма. Остальные здания Лавры принадлежали различным советским организациям. В таком статусе храм работал вплоть до 1997 года.

В Свято-Троицком соборе реставраторы тоже не спят. В правом приделе колдуют над золотыми лепестками, заново кроют сень, под которой находилась серебряная рака с мощами великого князя. Работа ювелирная в полном смысле слова. Руководит подбором «ювелиров» Вадим Александров, мастер в Петербурге известный.

А вот вопрос о том, вернется ли в Лавру сама полуторатонная рака, входящая ныне в собрание Эрмитажа, далеко не решен.

В крипте работы уже закончили. Появилось то, чего никогда в соборе не было. По решению наместника Назария, возвели крестильный храм Иоанна Предтечи. Спускаемся в крипту. Пусто. И в только что отстроенном помещении, и в купели, в которой легко поместится взрослый человек. Но если представить на секунду, что ты погрузился в купель, то прямо перед твоими глазами в специальной нише возникнет объемное изображение Бога-Отца – Саваофа. Никогда не забудешь, поверьте.

Из нижнего этажа – наверх! На колокольню! К северной звоннице ведут восемь десятков крутых степеней узкой, изгибающейся лестницы. Понятно, почему в звонари набирали крепких отставных армейских унтеров. Тогда, когда колокола на обеих колокольнях еще висели. Не всяк может осилить такую пробежку два раза в день, да еще за «языки» дергать.

Теперь колокола вновь появились. Осталось дождаться и поднять главный – «праздничный Благовестник» весом 13 тонн. Ну и понять, где взять крепких отставных унтеров, знакомых с колокольным боем.

На колокольне на высоте 25 метров тоже гуляет ветер. Но если б предстояло делать выбор, предпочтительнее бегать унтером по крутым ступеням узенького, под крутым градусом идущего к небу коридора, стиснутого каменными стенами, чем трястись на шатких реставрационных лесах. Впрочем, это может быть делом привычки.

Последний вопрос, адресованный Алексею Одинцову: успеете ли завершить реставрацию-реконструкцию-ремонт Лавры к концу юбилейного года? Последняя дата, связанная с именем святого благоверного князя, – 6 декабря, день Александра Невского по святцам. По ответному взгляду Алексея Михайловича понимаю, вопрос так не стоит. И ответ приходит сам собой. Лучше сделать все хорошо, когда получится, чем сделать все кое-как к юбилею. Вот такие простые истины осеняют порой под куполом церкви.

 

Михаил БЫКОВ, Москва

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности