18+
28 Октября 15:46
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Дама в космосе

16 июня с.г. включено во Всемирный календарь знаменательных дат ЮНЕСКО как 50-летие старта на околоземную орбиту первой на планете женщины-космонавта Валентины Терешковой. Славный юбилей будет праздноваться на разных континентах весь нынешний год. 

Удивительна магия цифр. Тем более, если они связаны с освоением Вселенной. Примечательно то, что за минувшие 50 лет число космонавток и астронавток превысило 50. А всего более 500 землян побывало уже в космосе, некоторые летали туда повторно, а наиболее удачные и, конечно, крепкие здоровьем тела и духа – даже по пять-шесть раз!

04 46           

 Детство и юность легендарная «Чайка» (таким был ее радиопозывной) провела в Ярославле, где училась в школе и техникуме легкой промышленности, работала на шинном заводе, а затем на комбинате технических тканей. И одновременно занималась парашютизмом в местном аэроклубе, совершив за неполные четыре года 163 прыжка, включая затяжные и ночные с разных высот.

            Если придерживаться строго биографических данных, то (забежим чуть вперед) Валентина Владимировна официально была призвана в армию в 1962 году. Тогда же была зачислена в отряд космонавтов, куда она пришла в звании младшего лейтенанта и ушла в 1997 году в отставку генерал-майором авиации. Заметим, что до сих пор на постсоветском пространстве, кроме нее, никто из женщин еще не дослуживался до таких высоких погон, да и в мире таких очень мало.

            В первой женской группе, приступившей к тренировкам в подмосковном Звездном городке в 1962 году, было пятеро – Жанна Ёркина, Татьяна Кузнецова, Ирина Соловьева и двое Валентин: Пономарева и Терешкова. Так уж случилось, что первым дублером основной претендентки стала её тезка.

            Волей журналистской судьбы автору этих строк посчастливилось познакомиться с В.Л.Пономаревой в ходе традиционных Гагаринских чтений на родине первого космонавта в Смоленской области. Она окончила Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского (ее выпускником в 1969 году была и сама Терешкова), кандидат технических наук, полковник-инженер, ко времени нашего знакомства в начале девяностых годов работала старшим научным сотрудником Института истории естествознания и техники, была автором ряда книг, в том числе по тематике авиакосмической медицины и биологии. Причем, на некоторых книгах – гриф «Для служебного пользования».

            -А как вообще возникла идея отправить за пределы Земли женщину? – был мой первый вопрос Валентине Леонидовне.

            -Прежде всего, — ответила она, — из политических соображений в годы противостояния двух тогдашних великих держав. Есть на то и такой факт. Помощник главкома ВВС, один из первых Героев Советского Союза Николай Каманин, занимавшийся подготовкой и проведением космических полетов, будучи в США, познакомился с летчицей Джерри Кобб из первого отряда НАСА и после возвращения из-за океана убедил свое руководство: нельзя допустить, чтобы американка опередила нашу женщину, и приступил к отбору кандидаток.

            Прежде идею поддержали академик М.Келдыш, главком ВВС К.Вершинин, его первый заместитель С.Руденко и после некоторого сопротивления и сам Главный конструктор С.Королев.

            Из мемуаров Николая Каманина:

            «Когда решался вопрос о создании девичьего отряда космонавтов, Сергей Королев сказал тогдашнему первому начальнику ЦПК, полковнику медицинской службы Евгению Карпову:

           «Надеюсь, Вы понимаете, сколь это важно для медицинской науки и вообще…». Это многозначительное слово «вообще» стало ключевым и для Королева, и для Карпова, ибо они хорошо поняли друг друга – в силу своей молодости космическая медицина и биология еще не давала гарантий того, что женский организм выдержит орбитальный полет».

            — Кстати, и доныне находятся скептики, в основном из числа мужчин, которые сомневаются… — улыбнулась Пономарева и продолжила свой рассказ, — а надо ли было вообще запускать туда женщин? Надо отдать должное Сергею Павловичу, который всегда заглядывал далеко вперед – ведь в ходе предстоящих перелетов на дальние и близкие планеты Солнечной системы и за ее пределы понадобиться не одно поколение космонавтов, а тут, сами понимаете, роль продолжения человеческого рода…

            Итак, под грифом «Сов. секретно» отбор проходил среди курсанток аэроклубов – летчиц и парашютисток. В декабре 1962 года пятерка кандидаток в космонавты сдала экзамены в Звездном городке.

            — И тут, — вспоминала Валентина Пономарева, — когда мы из слушателей переходили в разряд космонавток, появился выбор: стать военными или остаться в прежнем гражданском качестве. Девчата выбрали первое и нам присвоили звание младших лейтенантов. Теперь группа, состоящая из кадровых офицеров ВВС, обладала всеми правами, и просто так ее распустить было нельзя…

            Здесь мы прервем рассказ Валентины Пономаревой.

            Из воспоминаний заслуженного испытателя космической техники, полковника в отставке Геннадия Понамарева:

            «В августе 1962 года в огромном зале монтажно-испытательного корпуса размером в футбольное поле на площадке № 2 полигона Тюра-Там (сейчас Байконур) появилась необычная группа – пятеро худеньких девушек в форменных рубашках и юбках, с погонами младших лейтенантов ВВС. Это была первая для них ознакомительная экскурсия с показом ракетно-космической техники. Девушки то и дело останавливались у ракетоносителей, корабля «Восток» и кораблей дальнего космоса. Особенно их внимание привлек космический аппарат необычных форм «2 МВ-1», который в конце августа 1962 года должен был стартовать к Венере. Слух, что возле венерианского корабля стоят пять девушек, будущих космонавток, разнося по залу мгновенно, и вскоре эту группу окружили офицеры разных рангов и гражданские специалисты. У Венеры стояли обаятельные женщины, в честь красоты которых и была названа эта планета…»

            Исторический полет Валентины Терешковой в качестве пилота корабля «Восток – 6» длился 70 часов 41 минута. В этой экспедиции ее «Подстраховывал» на орбите пилот «Востока – 5» Валерий Быковский, стартовавший с Байконура двумя днями раньше и приземлившийся после нее. Подробности той эпопеи широко освещались в мировой прессе, вышли фильмы и книги.

 Появились тогда и позже мемуары Терешковой, вошедшей в историю как первая звездная леди, по сухим статданным она была шестым по национальной, десятой по мировой классификации космонавтом. Ее удостоили звания Героя пяти государств, многих других орденов и медалей. В 2000-м году Британская ассоциация «Ежегодная ассамблея женщин» присудила ей почетный титул «Величайшая женщина ХХ века», в 2003 году вручили Международную премию имени Петра Великого в ознаменование 300-летия города на Неве и за выдающийся личный вклад в развитие политического, социально-экономического и культурного сотрудничества зарубежных стран с Россией. Занимаясь общественной работой, она успела окончить академию, в 1977 году защитила кандидатскую диссертацию, в девяностые годы возглавляла Росзарубежцентр при МИД РФ (сейчас это – Россотрудничество) и по сей день является депутатом Госдумы России.

            — После полета Терешковой, — рассказывала мне Пономарева, — женщины продолжали оставаться в отряде космонавтов, но все же их невостребованность руководство ЦПК и ВВС продолжало всячески демонстрировать. Однако вскоре, на наше счастье, Николай Каманин, который нас считал своими дочками, объявил, что на 1966 год планируется новый женский старт…

            В своем дневнике, который через десятилетия станет основой мемуаров, Николай Каманин в апреле 1965 года записал: «…Экипаж Пономаревой – Соловьевой с более широкой программой исследований, а может, и с использованием средств передвижения в открытом космосе, вызовет во всем мире не менее широкий отклик, чем полет «Восхода – 2»…

            С иронией Валентина Леонидовна вспоминала по ходу поездки на гагаринскую родину, что тогда средств передвижения, которыми они должны были воспользоваться в космосе, еще не существовало. И дальше было много забавного.

Для экспедиции в начале 1966 года было предложено готовить 6 космонавтов: основным должен был стать женский экипаж, а запасными – мужчины. Да, это было неслыханно – мужики дублируют дам! Тем не менее, подготовка шла довольно быстро и тихо сошла на нет, однако спустя некоторое время идея возродилась. Дублерами Пономаревой и Соловьевой назначили Кузнецову и Ёркину, а непосредственное руководство подготовкой поручили Терешковой. И вновь ситуация изменилась. Девчат отправили в отпуск…

            Новая идея появилась в конце 70-х годов у генерального конструктора НПО «Энергия» Валентина Глушко: целесообразно осуществить космический полет с участием женщины, в ЦПК есть четыре дамы, которых можно подготовить быстро и без больших затрат, и это даст большой политический эффект.

            Валентина Леонидовна с грустью говорила, что в те годы военное руководство не было заинтересовано к запуску космонавток с армейскими званиями. Дело перешло к гражданским, когда НПО «Энергия» в 1980 году набрало в свой отряд пятерку – Екатерину Иванову, Наталью Кулешову, двух Ирин – Латышеву и Пронину и Светлану Савицкую – летчицу – испытателя, чемпионку и рекордсменку по самолетному спорту, ставшую, как известно, в 1982 году второй в мире звездной леди. Через год третьей оказалась первая американка Салли Райд. Наряду с «Энергией» свой очередной отряд сформировал Институт медико-биологических проблем – врачей разных специальностей: Галина Амелкина, Елена Доброквашина, Тамара Захарова, Ольга Клушникова и Лариса Пожарская, которые, к сожалению, так и дождались своего череда.

            Светлана Савицкая (дочь маршала авиации), как известно, вторично слетала на орбиту в 1984 году, и вместе с нашим земляком-космонавтом Владимиром Джанибековым (для него это был четвертый полет) вела в открытом космосе сварочные и иные технологические операции.

— А как сложилась судьба других женщин? – расспрашивал я Валентину Леонидовну.

            — Остальных фортуна опять проигнорировала. Их расформировали за …ненадобностью, как нашу первую женскую группу. Зато в 1990 году набрали новичков – в группы военных и гражданских специалистов и даже журналистскую. В числе второй группы нового набора была Елена Кондакова (позже все же она дважды слетала в космос – на американском шаттле и российском «Союзе», и не без настойчивости ее мужа, дважды Героя Валерия Рюмина), а репортер газеты «Воздушный транспорт» Светлана Омельченко, как и четверо ее коллег из других СМИ, так и осталась на земле, имея официальное свидетельство «космонавта-исследователя».

            Вместе с Валентиной Пономаревой мы посочувствовали сестре и братьям-журналистам, особенно Светлане, с которой я имел удовольствие работать в одной газете, бывать в совместной командировке в горах Памиро-Алая, где она и поведала о своей заветной звездной мечте. Жаль Светочку, что не повезло, но ей всегда везло  на репортерской стезе.

            Зато в коммерческих проектах ЦПК имени Юрия Гагарина удачно сложилась судьба первой британской космонавтки Хелен Шарман из «сладкой» фирмы «Марс», француженки Клоди Андре-Деэ…  В начале 2000-х годов начала готовиться к старту инженер-конструктор «Энергии» Надежда Кужельная, но увы!

Правда, на данный момент некая юная россиянка завершает тренировки для работы на МКС. Говорят, скоро услышим ее бодрый голос с орбиты, но гадать наперед не будем. Так мне на днях сообщили надежные источники из Звездного городка: мол, пусть крепче держится за крыло Фортуны!

            А как складывались дела с дамами в НАСА, тем более значительное большинство астронавток – американки?

            Еще в 1958 году, по воспоминаниям той же Валентины Пономаревой, из ста военных летчиц-испытателей (каково!) отобрали первую женскую группу из семи кандидаток. К ним присоединились чуть позже еще 20 женщин-пилотов, еще погодя – двенадцать. Летом 1961 года им нанесли тяжелый удар: тогдашний глава НАСА Дж. Вебб опустил перед ними «шлагбаум», но не тут-то было!

            Депутация из двух кандидаток – Джерри Кобб и Джейн Харт – добилась приема у вице-президента США Л.Джонсона ( по иронии судьбы ныне его имя носит Космический центр близ г. Хьюстон), а в июле 1962 года упертые дамы выступили в Национальном космическом подкомитете конгресса, заявив твердо о дискриминации женщин в НАСА. Однако инстанции оставались глухими, только лишь летом 1976 года был объявлен открытый набор астронавтов по программе «Спейс шаттл»: из 5680 кандидатов 3251 оказались женщины, из 35 астронавтов – шесть женщин. Таким образом эра дискриминации по признаку пола закончилась.! Начиная с 1983 года в космосе побывали более 40 американок, были там уже японка, кореанка, американки иранского и индийского происхождений, две канадки, не говоря уже об афроамериканках. Недавно стартовала со своего космодрома первая китаянка – кадровый офицер ВВС КНР.

            Если вернуться к судьбе звездных леди из США, то среди них есть две особенные, с которыми мне довелось познакомиться лично на космодроме, расположенном на мысе Канаверал в штате Флорида. Знал их только заочно, а тут представилась возможность пожать их мужественные руки и поцеловать аж в щечку! Эйлин Коллинз в звании полковника ВВС США летала на орбиту командиром шаттла, а до этого – дважды – обычным пилотом и штурманом. В 1998 году в пятую экспедицию отправилась Бонни Данбар на корабле «Индевор», где тогда свой первый полет совершил первый узбек-космонавт Салижан Шарипов – воспитанник ЦПК имени Юрия Гагарина, который впоследствии, в 2004  году, стартовал с Байконура в длительный рейс на МКС с американским коллегой китайского происхождения Лероем Чиао.

Практически все астронавтки США – наследницы легендарной «Чайки» — так или иначе были связаны с авиацией, а затем пришли логично в НАСА. Одни летали на спортивных самолетах или на палубных истребителях, испытывали новейшие «фантомы», водили «боинги» и прыгали с парашютом, другие совмещали научно- техническую деятельность с любительской авиацией, а нередко  это легкие реактивные самолеты, по скорости опережающие звук.

            Напоследок еще запись из репортерского блокнота. В ходе совместных тренировок в Звездном городке Бонни Данбар путешествовала по городам России и Центральной Азии, с теплотой вспоминала посещение Ташкента, Самарканда и Бухары, жалела, что не успела увидеть Хиву. На прощание она, говорящая бегло по-русски, обронила такие фразы: «Какие наши годы! Вот уйду в отставку из НАСА, обязательно к вам еще приеду. Просто так – отдохнуть!».

            Вот такие они, земные и звездные леди – наши современницы!

            В канун знаменательной даты на  авиафакультете Ташкентского государственного технического университета состоялась научно-практическая конференция «Женские лики космоса». Ее организовали представительство Россотрудничества в Узбекистане, Посольства РФ и фонд Вахидова.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности