18+
08 Августа 11:44
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Каримов: муж, отец, дедушка

Татьяна Каримова рассказала немало нового о своем знаменитом муже, чье 80-летие на днях отмечает Узбекистан. 

Каримов: муж, отец, дедушка

-Еще мальчиком, а его детство пришлось на тяжелые военные и послевоенные годы, он познал цену заработанного хлеба. Простая семья, которая жила в старой части города Самарканда. Ислам Абдуганиевич пошел в школу, не зная русского языка, но благодаря своему характеру, упорству, целеустремленности окончил учебу с золотой медалью. Его сочинения зачитывали всему классу, и, как позже признавались одноклассники, они писали шпаргалки с его сочинений для поступления в вуз.

-В ходе летнего сбора урожая фруктов один из взрослых спросил у ребят, кем они хотят стать в будущем. Многие называли такие профессии как летчик, токарь и прочее. Ответ Ислама Абдуганиевича удивил как детей, так и взрослых: «Хочу стать как Амир Темур».

Еще в школьные годы его любимым литературным героем был Данко – персонаж из рассказа Максима Горького, где молодой человек пожертвовал собой и спас народ с помощью горящего сердца. Его девиз «Сгорая сам, свети другим» надолго запал в сердце юного Ислама Абдуганиевича. Это позднее стало жизненным кредо Президента.

-Наше знакомство с Исламом Абдуганиевичем состоялось в 1970 году в Самарканде, когда я училась на последнем курсе инженерно-технологического факультета. Первая наша встреча произошла в доме его старшего брата Ибода Ганиевича, супруга которого – Хайринисо Султановна – приходилась мне двоюродной сестрой. Я жила в общежитии и часто после занятий заходила к ним в гости.

Однажды перед новогодними праздниками я в очередной раз зашла в гости к сестре и уже собиралась уходить, как в дом пришел молодой человек. Мне представили его как младшего брата Ибода Ганиевича. Это был Ислам Абдуганиевич. Как такового общения при первой нашей встрече не состоялось. Сестра только попросила помочь полить гостю воды из кувшина, чтобы он смог помыть руки после дороги. Затем у нас было еще несколько коротких встреч в семейном кругу.

И вот, помню, начало марта, седьмое число, как раз перед праздником. Стояла прекрасная погода. Было тепло, чисто, ясно и красиво после весеннего дождя.  В лужах отражалось небо, и на душе легко и приятно. Я находилась в нашем студенческом общежитии. Вдруг позвали и сообщили, что меня кто-то спрашивает. Я не могла даже предположить, кто бы это мог быть. Вышла и увидела его,   Ислама Абдуганиевича.

Он пригласил меня на прогулку по парку. Мы впервые шли и разговаривали без чьего-либо присутствия. Говорили о природе, погоде, учебе. Обычный разговор. Но тут вдруг Ислам Абдуганиевич остановился и спросил: «Ты выйдешь за меня замуж?»

Это стало полной неожиданностью для меня. Не знаю, как объяснить: было такое состояние, когда ум еще не успел осознать, оценить, а душа и сердце уже ответили «да». Когда ты просто не чувствуешь сомнений в том, что говоришь. Наверное, я ощутила силу, внутреннюю теплоту, обаяние, уверенность этого человека, какое-то притяжение… Я сказала: «Да».

Вот так это было. Всего несколько коротких встреч.

В апреле Ислам Абдуганиевич поехал к моим родителям в Кувасай просить моей руки. Свадьба наша состоялась в мае сначала в Самарканде, позже – в Кувасае.

-После свадьбы мы начали нашу совместную жизнь в Ташкенте, где жили очень просто в двухкомнатной квартире. Ее Ислам Абдуганиевич получил, когда работал помощником Председателя Государственного планового комитета.

Жили дружно, ремонт делали сами, так как зарплаты на многое не хватало. Покупали белила, сами белили комнаты, красили двери, лакировали полы, стеклили балконы. Что мы только не ремонтировали! Обычно, ремонт в доме Ислам Абдуганиевич делал своими руками. Все работы у него получались очень ловко. И вообще он все любил делать сам.

У меня хранился целый чемодан инструментов, и в нужный момент необходимый предмет всегда находился под рукой. Это были и сверла, и макловицы, и щипцы, и плоскогубцы, и отвертки, и молотки, и масса других вещей.

Однажды Ислам Абдуганиевич красил полы и сильно отравился испарениями лака. У него начался сильный астматический приступ, но «скорую» вызвать он не позволил. Я всю ночь отпаивала его молоком. После этого отравления у него возникла непереносимость к запахам любых красок.

В субботу и в воскресенье Ислам Абдуганиевич обычно работал часов до 4-х, а после работы мы с ним вместе, если надо и белили, и красили.

Он никогда не пользовался служебным положением, на какой бы должности он ни работал. Люди и меньших чинов жили по-другому и даже посмеивались над нами, но это была его принципиальная позиция.

Даже когда мы стали жить на государственной даче, Ислам Абдуганиевич по-прежнему предпочитал некоторые вещи делать сам.

Например, если ему вечером после работы приходила мысль повесить картину или сделать перестановку мебели, он сразу принимался за дело, несмотря на мои уговоры сделать это на следующий день с помощью работников.

— Ислам Абдуганиевич очень любил дарить цветы. Это ему всегда доставляло большое удовольствие, как в начале нашей совместной жизни, так и когда он уже стал Президентом. Во время наших прогулок по даче, он всегда находил какую-нибудь цветущую веточку или цветок и преподносил мне. Эти воспоминания мне особенно дороги…

Бывало по выходным дням, после тренировок на теннисном корте, мы гуляли по аллеям дачи в компании партнеров по теннису. И иногда Ислам Абдуганиевич собирал букеты благоухающей черемухи или любимого им райхона, чтобы мужчины по возвращении домой дарили их своим женам.

Ему всегда хотелось делать приятное.

Ислам Абдуганиевич легко расставался с вещами. Вообще, он очень любил что-нибудь дарить людям. В доме всегда было много сувениров. И если у нас бывали гости, то, когда они расходились, он брал все, что попадало под руку и раздаривал. Иногда, к своему стыду, я даже огорчалась, когда он дарил то, что мне хотелось бы оставить. Ислам Абдуганиевич мог отдать все, что угодно – главное, чтобы подарок понравился гостю. Это его радовало.

Он был строгим, но справедливым человеком. Был строг к себе и к окружающим. Его образ жизни можно охарактеризовать как аскетичный. Он был сдержан в еде, не позволял себе расслабляться. В его жизни всегда присутствовал спорт. Он всегда поддерживал себя в хорошей спортивной форме. В молодости он занимался борьбой, до последних дней он ходил в тренажёрный зал, а также занимался плаванием и играл в теннис.

Обычно его годовой отпуск был около недели, и то это были короткие передышки по два-три дня в течение года. Мы выезжали в горы, в местность Кайнарсай, совсем недалеко от Ташкента. Он любил местные пейзажи и считал, что нет ничего красивее нашей природы.

Он не любил обращаться к врачам, и для меня было проблемой уговорить его пройти какой-нибудь медицинский тест. Его мысли всегда занимала работа.

Ислам Абдуганиевич очень любил природу, умел ее слышать и слушать. Не просто любовался сам, но и хотел, чтобы радость получали те, кто был рядом. Даже люди, далекие от этих чувств, переживаний, со временем начинали понимать его и восхищаться, учились наблюдать за изменениями природы, где бы это ни происходило – на даче или в горах. Особенно у Ислама Абдуганиевича поднималось настроение, когда видел цветущие деревья. Самыми красивыми для него были черешня и вишня, цветущие «белой пеной». Всегда радовался первым листьям на деревьях весной, восхищался осенним багрянцем.

Однажды к нам прилетели на зимовку два аиста, а позже их количество увеличилось до 70–80. Несмотря на то, что это было непростое соседство, Ислам Абдуганиевич очень бережно относился к птицам и требовал такого же отношения от других. И очень сердился, если кто-то проходил слишком близко мимо аистов и пугал их, ведь это очень чувствительные и восприимчивые создания. Хотя, конечно, зрелище было потрясающее – особенно когда белые птицы парили на темном вечернем небе.

Каримов: муж, отец, дедушка

Для Ислама Абдугниевича эти белые птицы были символом мира, добра, счастья, спокойствия. И не случайно аисты стали символом не только для него лично, но и для всей республики. Это нашло отражение в последующих архитектурных решениях. Наиболее наглядно в этом можно убедиться на входе на главную площадь страны, взглянув на арку «Эзгулик».

-Ислам Абдуганиевич очень любил снег, особенно первый. Всегда старался найти время и прогуляться с детьми, а позже и с внуками по снегу. Он научил детей плавать, не бояться воды, ездить на велосипеде.

Когда младшая дочь Лола была маленькой, выходил с ней на улицу, чтобы проложить первый санный след и обязательно слепить снеговика. Осенью собирали листья и делали гербарии, которые сохранились до сих пор, катались по воскресеньям вместе на велосипедах по территории дачи.

Позднее Ислам Абдуганиевич с таким же огромным удовольствием гулял с внуками по территории дачи и так же учил их плавать, ездить на велосипеде и видеть прекрасное в окружающей природе. Любил наблюдать, как ребята катаются на скейтбордах и роликах. Он восхищался их ловкостью, здесь он был уже просто наблюдателем.

Когда Ислам Абдуганиевич стал Президентом он стал еще более занят, поэтому не было времени куда-то выходить. Супруг стал еще больше сосредоточен на работе, и еще меньше времени оставалось для семьи.

Так получилось, что моей судьбой стало служение Исламу Абдуганиевичу. Я, как могла, создавала максимум условий для его работы, особенно когда он стал Президентом, так как понимала, что для Ислама Абдуганиевича самым важным всегда была работа.

Он обладал сильным, волевым характером, работал много и на износ. Когда мы поженились, он был уже состоявшимся молодым человеком. Я сразу ощутила масштаб этой личности, я чувствовала, что ему предстоит пройти очень непростой, но знаменательный путь.

Я всегда была рядом с ним. На протяжении всей нашей совместной жизни мне приходилось работать над собой, расти, совершенствоваться, учиться терпению и пониманию. Ведь рядом со мной был человек, который сам никогда не переставал учиться и всегда шёл вперёд. Наша любовь объединяла и вела нас через всю нашу совместную жизнь…

Сайт Фонда Ислама Каримова

Каримов: муж, отец, дедушка

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Каримов: муж, отец, дедушка

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

[bws_google_captcha]
  1. Умид Орзуев:

    25 по сути потерянных лет для Узбекистана. Перефразируя известное выражение. Приняв процветающую Узбекскую ССР с атомным реактором он оставил страну с сохой. И 5 миллионной армией узбеков гастарбайтеров. Про двух миллиардерш тоже не забывать.

    1. Илья:

      Об ушедших плохого не говорят, как бы там ни было…

      1. Умид Орзуев:

        Говорят ещё как говорят если этот политик лез в жизнь каждого.

  2. Yes:

    Щас спою, прям слеза пробивает, так душещипательно.

  3. Yes:

    Шило на мыло, кто залижет получит глючный макбук., Бедный гулькин кабан, оголодает.

  4. Макс:

    Великая личность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности