18+
27 Октября 16:37
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Мигрантом я стал еще в Ташкенте…

39-летний Вадим Муратханов ярко заявил о себе на поэтическом небосклоне Ташкента в начале 90-ых прошлого века. Он считается одним ох основателей Ташкентской школы поэзии, которая опирается на русскую классику в сочетании с модерном.

Нынче Муратханов живет под Москвой, ответственный секретарь журналов «Новая Юность» и «Интерпоэзия».

— В 1999 году мы с Санджаром Янышевым и Сухбатом Афлатуни объявили о рождении Ташкентской школы в пртивовес Ферганской, куда входили  несколько верлибристов, приверженных современной западной поэзии. До 1999 года почти не было ни фестивалей, ни заметных совместных проектов, ни, по большому счету взаимного интереса. Этот разрыв мы и попытались преодолеть, объявив о школе на 1-й Московской биеннале поэтов и позднее на страницах журнала «Арион», в коллективно написанной статье-манифесте «О русской узбекской поэзии».

У нашего объединения вскоре появилась культуртрегерская составляющая. Это Ташкентские открытые фестивали поэзии, узбекско-российский альманах «Малый шелковый путь».

– Я не отношу себя к билингвам, в совершенстве владею только одним языком – русским. Но на меня повлияла жизнь в мультикультурном пространстве.  Наиболее явно это переплетение языков и менталитетов проявилось в «Поэме ветвящегося лета» и цикле «Узбекские слова».

Ташкент сегодня-это русская литературная провинция. Но культурный разрыв с бывшей метрополией усугублен государственными границами, и с каждым годом все больше. Плюс — деградация русского языка, который истончается и мертвеет, превращаясь в «пиджин-рашн.

У пишущих людей по разные стороны границ есть взаимный интерес и потребность в общении. Жаль, что политический вектор не всегда совпадает с культурным.

Другая ниша — узбекская современная литература, богатая и самобытная. Взаимодействие с ней, прежде всего в форме переводов, может и должно происходить активнее.

– Ощущение разрыва подпитывает творчество многих поэтов моего поколения. Мы ностальгируем не только по месту, но и по времени, по внезапно канувшему в прошлое миру. Просто в национальных окраинах Союза это крушение ощущалось резче, сопровождалось оскудением русского языка и русской культуры. Поэтому эмигрантом я начал чувствовать себя еще в Ташкенте, до того, как уехал оттуда.

Ташкент правится, как черновик, меняется с каждым годом так стремительно, что местами неузнаваем. Всякий раз я знакомлюсь с ним заново.

 

Источник — Независимая газета

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности