18+
07 Июля 05:56
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

На пороге экзистенциальной угрозы

Любая война всегда завершается или капитуляцией, или принуждением к уступкам. Напомню, что это у нас специальная военная операция, а вот Украина-то как раз воюет.

На пороге экзистенциальной угрозы

Война всегда завершается именно так.

И тут, очевидно, киевский режим рассчитывает «победить». Не знаю, насколько серьёзно, но со всеми поставками оружия и прочей помощи у Зеленского уверенности в «победе» прибавляется, несмотря на движение фронта или сдачу «Азова» (запрещён и преступен).

Какого же компромисса сейчас ждёт Киев? Компромисса, основанного на его «победе» для нас быть не может в принципе: то, что рассчитывает заполучить Киев, означает катастрофу для нашего государства.

Но тут интересное: и США, и Польша, и Британия — все они, пихая в спину Киев воевать до последнего украинца, говорят, что никакой компромисс под нажимом России для Украины невозможен, а они сами — ну «прогрессивное человечество» же — этот компромисс не примут. Внимание, ещё раз — для понимания: США, Британия и Польша за украинцев говорят, что от Киева ожидают победы любой ценой, что мир не признают, если к нему приведёт победа России. Говорят, что, даже если Зеленский под давлением, но, спасая свою шкуру, подпишет капитуляцию, не признают такую сдачу. Это как? Физически что это значит? Что они сами воевать против России начнут — за Украину?

И вот тут ключевой момент: а разве они это не делают уже здесь и сейчас? Дело в том, что с самого начала, с 2014 года, поставки оружия имели одну настоящую задачу и не могли иметь никакой другой физически. Задача эта — убить как можно больше российских солдат, российских граждан. Органически не может быть никакой другой задачи в поставке оружия в зону конфликта для поддержки одной из сторон. Если считать конфликт изначально гражданским (как считаем мы), то задача в том, чтобы в результате гражданской войны одна сторона убила как можно больше людей с другой стороны. Если считать конфликт межстрановым (как кричали в Киеве и Вашингтоне, даже когда Россия на эту войну не явилась), то и прямо для убийства как можно большего числа российских солдат и офицеров. Это и есть война в классическом понимании. Напомню, что Минские соглашения ограничивали поставки оружия; напомню, что ООН всегда ограничивает поставки оружия в зоны конфликта — но не в этот раз.

И понимая это (это необходимо осознавать!), мы можем использовать не просто термин «недружественные страны», но и что пожёстче — с положенными этому мерами и действиями. И то, что стратегическое оружие не нацелено на страны, участвующие в конфликте поставками вооружений, отсутствие непосредственной угрозы применения этого стратегического оружия происходит, видимо, потому, что пока мы не трактуем происходящее как экзистенциальную угрозу для страны.

Хотя заявления о необходимости победы над Россией «на поле боя», обещания разрушить нашу экономику, обещания непоправимого ущерба для страны явно свидетельствуют о том, что такая экзистенциальная угроза уже сейчас предполагается этими враждебными странами, что эта экзистенциальная угроза нашему существованию даже планируется.

Пишут, что США и Британия готовы поставить Киеву для убийства российских военнослужащих огневые системы большой дальности и мощи. Такой большой, что встаёт вопрос их применения по собственно российской территории — уже не по солдатам, а по деревням и городам. Вероятно, это та самая красная черта, за которой экзистенциальная угроза будет уже фактом.

Евгений Примаков

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности