18+
22 Сентября 19:19
Бесконечное «Эхо любви» к Анне Герман

Поклонники эстрады отмечают в эти дни 75-летие со дня рождения Анны Герман, которая родилась на берегу Амударьи в 1936 году, в Ургенче, где одна из его улиц давно носит ее имя. Анна Виктория Герман (по-польски Anna German) считала всегда себя полькой, хотя в СССР, тем более в нашей республике, ее признавали всегда своей. Ведь она пела одинаково по-польски и по-русски, а в ее репертуаре были еще песни и оперные арии на итальянском, английском, немецком, французском, словацком, чешском, болгарском, венгерском, узбекском и других языках.Биография родителей Анны и ее собственная оказалась трагичной. Род ее мамы Ирмы, урожденной Мартенс, принадлежал (как много позже, после смерти напишет в биографической книге) к нидерландским меннонитам – протестантской секте, основанной в начале XVI германцем Менно Симонсом, которая проповедовала смирение и отказ от насилия и ждала «второе пришествие» Христа.

Поклонники эстрады отмечают в эти дни 75-летие со дня рождения Анны Герман, которая родилась на берегу Амударьи в 1936 году, в Ургенче, где одна из его улиц давно носит ее имя.

Анна Виктория Герман (по-польски Anna German) считала всегда себя полькой, хотя в СССР, тем более в нашей республике, ее признавали всегда  своей. Ведь она пела одинаково по-польски и по-русски, а в ее репертуаре были еще песни и оперные арии на итальянском, английском, немецком, французском, словацком, чешском, болгарском, венгерском, узбекском и других языках.

Биография родителей Анны и ее собственная оказалась трагичной.

Род ее мамы Ирмы, урожденной Мартенс, принадлежал (как много позже, после смерти напишет в биографической книге) к нидерландским меннонитам – протестантской секте, основанной в начале XVI германцем Менно Симонсом, которая проповедовала смирение и отказ от насилия и ждала «второе пришествие» Христа.

Она родилась на Ставропольщине в семье, оказавшейся в России еще во времена правления Екатерины Второй.

Что касается отца, то Евгений Гёрманн (по немецки Hormann) был выходцем из обедневших бюргеров из современного польского города Лодзь. Историческая судьба свела учительницу немецкого языка Ирму и бухгалтера мукомольного завода Евгения в Хорезме в жестокие годы сталинских репрессий: родилась дочь, потом сын…

Забегая вперед скажу, что автор этих строк несколько раз встречался с пани Анной в ходе ее гастрольных турне по Узбекистану, но она меньше говорила о своем детстве, зато ее костюмер-мама Ирма поведала землякам о тех тридцатых годах XX века.

Так вот, когда Анне исполнилось два года, немца-бухгалтера Евгения обвинили в шпионаже в пользу фашисткой Германии и репрессировали. По одной версии, его НКВДшники расстреляли в Ташкенте, по другой – сослали в Сибирь, где он и умер. Как членов семьи врагов народа, Ирму и ее двух детей депортировали на территорию современного Кыргызстана, где она в сороковые годы познакомилась с будущим офицером Войска Польского по имени Герман Бернер (какое совпадение имени и фамилии мужей!). Как известно, это войско формировалось первоначально на территории Средней Азии из тех поляков, которые не ушли тогда в Иран из армии генерала Андерса. И вот офицер Бернер безвестно погиб, что позволило Ирме с дочерью Анной уехать после освобождения Польши во Вроцлав (сын умер в детстве).

Дальше начиналось уже восхождение хорезмийки Анны на артистический Олимп. Недаром ее второе (по немецкой традиции) имя значилось «Виктория» — «Победа». Еще в школе она активно занималась спортом и начинала петь. Так – для души. Когда стал выбор профессии, то Аня подалась, по совету своих некоторых одноклассников, на геологический факультет Вроцлавского университета.

— Да, просто хотела путешествовать по миру, открывать новое, — признавалась пани Анна журналистам в ходе своего первого, но уже профессионального артистического выступления на сцене ташкентского Концертного зала имени Свердлова (ныне в этом здании республиканская биржа).

Да, ей удалось посмотреть страны и континенты, гастролируя по Северной Америке, Западной и Восточной Европе, по Азии и даже в Австралии, открывая для себя мир, а мир ее открыл.

В итоге она успешно защитила диплом магистра геологии и этим гордилась. Заодно участвовала в студенческой самодеятельности, здорово играла в волейбол при своем перспективном спортивном росте 184 см, которого она стеснялась на сцене, зато обаяния было выше крыши. Пройдут годы, когда знаменитая семья Александры Пахмутовой и поэта Николая Добронравова признаются:

— Мы послали нашей Аннушке несколько песен. Она выбрала «Надежду». Почему? Оказывается, слова и музыка песни напомнили ей о друзьях-геологах…

С этой песней в Узбекистане у пани Анны оказались свои приключения. После очередных выступлений в Ташкенте ее на пару дней (по особому разрешению высоких инстанций в Ташкенте и Москве) увезли в Кызылкумы наши геологи на самолете Ан-2 – пела перед газовиками Газли, разведчиками урановых- и золотоносных руд Учкудука, Зарафшана и Навои. Когда Анна-ханум (так звали ее все узбекистанцы) улетала обратно в Сергели, где приземлялись тогда «аннушки», то весь салон «кукурузника» усыпали цветами, выращенными в пустыне. В то время, кстати, примадонна Алла Пугачева еще не спела «Миллион алых роз», а работала скромной солисткой Липецкой филармонии.

Известно, что хитами Анны Герман были растиражированными миллионами тиражами пластинки и мягкие диски (на музыкальных открытках и изданиях фирмы «Мелодия») не только «Надежда», но и «Эхо любви», «Когда цвели сады», «Гори, гори, моя звезда», «Случайность», «Друг-дельфин», серия польских и итальянских песен.

Вспоминаю свою встречу на одном из Ташкентских международных кинофестивалей с видным режиссером и актером Евгением Матвеевым. Говоря об «Эхо любви» — музыкальном лейтмотиве фильма «Судьба», он сказал, что для исполнения этой песни безошибочно была выбрана Анна Герман в дуэте со Львом Лещенко, а позже «Эхо любви» уже в ее самостоятельном звучании стала популярным русским синглом конца 70-х – начала 80-х годов XX века.

Особо надо отметить, что пани Герман, как впрочем, ее мама Ирма и муж Збигнев Тухольский – из плеяды мужественных людей. В жизни А. Герман был страшный период, когда в течение трех лет, после тяжелой автоаварии в Италии ее заковали в гипс – десятки переломов. Благодаря материальной и моральной поддержке родных и друзей, она в конце 1970 года заново начала ходить, вновь вышла на сцену, а в 39 лет, вопреки запретам врачей, родила первенца, назвав его в честь мужа – Збигнев (Збышек). Пани Герман посвятила сыну песню «Воробышек мой» — когда тот делал первые самостоятельные шаги.

Анна Герман была удостоена премий 13 национальных и международных музыкальных фестивалей, в том числе в Неаполе – за мастерское пение неаполитианских песен и арий из классических итальянских опер. Ведь у нее было мощное лирико-колоратруное сопрано необычного, прозрачного и высокого тембра. А когда она пела «Ave Maria», публика плакала…              

Она ушла из жизни в расцвете творческих сил в 1982 году – в 46 лет после тяжелой болезни, ставшей рецидивом той автоаварии в Альпах, близ Милана. Знаю, что мечтала выступить в Хорезме перед земляками с отдельными концертами – жаль, не успела. Об этом не раз мне говорили ныне покойные директор объединения «Узбекконцерт» Амаяк Назаров и художественный руководитель Ташкентского мюзик-холла, народный артист Узбекистана Батыр Закиров.

Анне Герман в 1977 году присвоили почетные звания «Белый ангел польской эстрады» и «Варшавянка года». В 2003 году в ее честь открыли «Золотую звезду» на Аллее славы в Москве, где на торжествах присутствовали 95-летняя мать Ирма Бернер, 76-летний муж Збигнев Тухольский и 28-летний сын Збигнев-младший.

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Криминальный Узбекистан

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности