18+
26 Сентября 14:13

На игле

С 1 июля нынешнего года на российско-казахстанской границе исчезнет таможенный контроль. Несколько дней назад первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов побывал в казахстанском Уральске, чтобы, как сообщала пресса, лично убедиться, все ли к этому готово.

С 1 июля нынешнего года на российско-казахстанской границе исчезнет таможенный контроль. Несколько дней назад первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов побывал в казахстанском Уральске, чтобы, как сообщала пресса, лично убедиться, все ли к этому готово. Хотя логичнее было бы посетить южную границу Казахстана — то есть теперь Таможенного союза, где будет работать общая таможня.

Спецслужбы России полагают, что исчезновение таможенного досмотра на границе с КР серьезно облегчит жизнь наркомафии. Что можно сделать для того, чтобы эти опасения не оправдались?

Следует отметить, что южная граница России никогда и не была серьезно закрыта для наркотрафика. Главную опасность представляет сегодня афганский героин. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в РФ ежегодно потребляется порядка 70 тонн этого тяжелого наркотика.

За прошлый год в России было перехвачено всего лишь 3,5 тонны. Основная масса дурмана проследовала транзитом через Казахстан. Кстати говоря, за тот же период правоохранительным органам республики удалось перехватить лишь 1,5 тонны героина.

В 2008 году рекордной партией наркотиков, следовавших в автофургоне через Казахстан, стали 334 килограмма героина, перехваченные в Курганской области. Но, по данным российских наркополицейских, за последние годы преступники, занимающиеся наркотрафиком, активно осваивали «бесконтактные» схемы взаимодействия — помимо традиционных (поезда и автофуры).

Что это за схемы? Героин складируется в тайниках на территории Казахстана в приграничных областях, а затем забирается российскими наркокурьерами и провозится по степи в обход таможенных постов (да, собственно, и в официальных пунктах перехода границы досмотр ручной клади и багажа сегодня производится, как признают сами российские наркополицейские, как правило, «только при наличии оперативной информации»). Деньги же за полученный «товар» перечисляются по международным платежным системам вроде Western Union.


Следует отметить, что казахстанцев в России за наркотрафик задерживают в семь-восемь раз меньше, чем таджиков, держащих по этому показателю абсолютное «первенство» среди иностранных граждан, но зато казахстанцы чаще всего занимаются крупным оптом.

Сообщалось, например, о том, что недавно гражданка РК Галина Шишкова была осуждена за ввоз в Россию 289 граммов героина, но при этом за семь предшествующих поимке лет она пересекала границу двух государств… 135 раз!

А ранее судимый гражданин Азербайджана Матлаб Гасымов с 2004 по 2008 год пересек границу России и Казахстана 16 раз  — до задержания в Тюмени с почти 16 килограммами героина.  Оперативники ФСКН предполагали, что всего наркокурьер ввез в Россию за эти годы свыше 125 килограммов дурмана… К сожалению, это не единичные случаи.

В конце прошлого года правоохранительным органам России удалось обезвредить в Башкортостане (от которого до Казахстана рукой подать) группировку, распространявшую около 600 килограммов героина в год (по 40-50 килограммов в месяц) — в состав которой входило уже порядка двухсот человек!

Возникает вопрос, что изменится после того, как перестанут действовать таможенные пункты на российско-казахстанской границе?

«Героиновая река» доносит свое течение до Российской Федерации и сейчас, действующие кордоны ее не особенно сдерживают. В соответствии с межгосударственными договоренностями, участники Таможенного союза (ТС) должны обеспечить контроль на своей  внешней границе.

И технически на юге это сделать проще. Хотя бы потому, что граница Казахстана с Россией составляет 7,5 тысяч км, а с южными соседями, через которых наркотрафик, собственно, и осуществляется — вдвое меньше. К тому же на севере она идет по голой степи, а на юге существуют естественные преграды в виде горных хребтов.

Все будет зависеть от двух факторов.

Во-первых, от технического оснащения таможенных служб. Казахстан объявил о том, что намерен потратить на укрепление южной границы в течение ближайших двух лет около 14 миллиардов тенге. Между тем, стоимость одного стационарного инспекционно-досмотрового таможенного комплекса, позволяющего рентгеном просвечивать автотранспорт и контейнеры, составляет порядка 9 миллионов долларов (около 1,3 миллиарда тенге). Есть, конечно, различные модификации этих комплексов, в том числе мобильные на базе грузовиков «Мерседес», подешевле. Но отличаются они не только меньшей пропускной способностью, но и эффективностью (хотя бы по количеству проекций, в которых можно посмотреть груз). На южной границе России они работали. Передадут ли их на новые рубежи — для защиты интересов ТС?

А ведь вопрос упирается не только в оснащение таможни этими комплексами. На одном из совещаний с участием премьер-министра Казахстана Карима Масимова (который лично курирует эту тему) акимом Жамбылской области Канатом Бозумбаевым отмечалось, что некоторые пункты пограничного контроля на границе с Узбекистаном… даже не электрифицированы. Задача укрепления южных рубежей Таможенного союза требует срочных мер — причем от всех его участников. Так что Игорю Шувалову, как я уже говорил, стоило бы направиться не в Уральск, а в Чимкент.

Второй фактор — человеческий. Приведу один характерный пример. В конце апреля прошлого года в Омской области сотрудниками ФСКН была задержана грузовая машина. В ней обнаружили около 30 килограммов героина, замаскированного под луковицы (наркодельцы не поленились и оклеили каждый контейнер шелухой).

Фура проследовала из Кыргызстана (и за рулем сидел гражданин этого государства) транзитом через Казахстан… в тот момент, когда официально граница Казахстана и Киргизии была уже две недели как полностью закрыта в связи с революцией в Бишкеке!

Никакие товары через границу не пропускали, но для участников наркотрафика было сделано исключение. Очевидно, что здесь не обошлось без крупной взятки. Если учесть, что в России в розницу героин реализуется по цене от 700 до 2000 рублей за дозу (обычно порядка 0,6 граммов наркотического вещества), то и размер «мзды» мог быть впечатляющим.

Таможенная граница на юге может стать серьезной преградой для международной наркомафии только в том случае, если государственные службы Казахстана, призванные бороться с этим злом, сумеют эффективно противодействовать коррупции в собственных рядах, укрепить их проверенными и квалифицированными кадрами. Без этого любые технические меры окажутся совершенно бесполезными.

Понимание важности проблемы борьбы с наркотрафиком на уровне первых лиц в Казахстане присутствует, что уже обнадеживает. В частности, премьер-министр страны Карим Масимов даже во время последнего экономического кризиса говорил буквально следующее:

«Сколько бы вы ни просили, как бы тяжело ни было, по поводу борьбы с наркотиками мы все вам ресурсы даем. Вносите предложения, границы должны быть надежно укреплены».

Только времени осталось очень мало — всего несколько месяцев — для того, чтобы река дурмана не превратилась в водопад.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности