18+
29 Января 18:14
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Он нашел дорогу к сокровищам Узбекистана  

В Алмалыке, в советское время, была улица Бориса Наследова и памятник основателю узбекской школы рудной геологии.

Он нашел дорогу к сокровищам Узбекистана  

Улица в годы независимости название поменяла, памятник еще долгое время стоял. О его судьбе чуть ниже. А пока расскажем о жизни и деятельности человека, открывшего несметные богатства.

Родился Борис Николаевич Наследов в 1885 году в крепости Петро-Александровск, ныне  Турткуль, — в семье казачьего есаула. После Оренбургской гимназии поступает в Петербургский университет, уже через год, выдержав конкурсный экзамен, переводится в Горный институт.

О студенческом периоде своей жизни Наследов сообщает следующее: “С этого времени (с 1905 г., В. Ф.) жил и учился одно время на небольшую стипендию от казаков и на свои заработки, от родителей вполне независимо. В 1911 году женился на Вере Михайловне Сотниченко, кубанской казачке, закончившей в это время Цандеровский институт в Петербурге”.

Всю свою дальнейшую жизнь, Борис Николаевич посвятил геологии. Ещё будучи студентом, как он сам пишет в свой автобиографии: “ежегодно выполнял самостоятельные исследования и разведки в качестве практиканта-студента от различных учреждений, а главным образом в Казахских степях и Южном Урале”.

После революции были Омск, Иркутск, Москва, Ленинград, в 1929 году Борис Николаевич переводится на родину в Ташкент. А вскоре большая группа геологов, возглавляемая Наследовым, отправляется в Кураминские горы, в урочище реки Ангрен. Предположения и расчёты Бориса Николаевича подтвердились, здесь были обнаружены богатейшие запасы подземных ископаемых.

В своей академической монографии «Карамазар», — так, довольно зловеще, в переводе “Чёрное кладбище”, называлась эта местность, — Наследов описал и нанес на карту 393 месторождения ценнейших элементов таблицы Менделеева — медь, цинк, свинец, золото и первое в Советском Союзе месторождение урана.

В самом начале экспедиции, в указанных Наследовым местах, были построены три базы: первая — у подножья Кураминского хребта, вторая — на полуторатысячной высоте, в лощине Бозымчак, третья — где-то за снеговой линией: открытие же было сделано недалеко от второй базы.

Борис Николаевич поднялся туда в середине мая 1930 года. Уже в полную власть вступила горная весна: склоны покрылись цветущими растениями, днем было довольно жарко, а по ночам замерзала вода в ведре.Он нашел дорогу к сокровищам Узбекистана  

Маршруты начались, — судя по записям в блокноте Наследова, — 18-го числа, а через пять дней поисков Наследов увидел то, что предполагал, когда инициировал экспедицию.

Уже вечерело, когда перед его глазами гора Бозымчак засветилась в лучах заходящего солнца сиреневым цветом. Это были скарны — сопутствующие рудам темноцветные породы.

По расчётам геолога, они должны были содержать золото и медь. Что вскоре и подтвердилось. Но было совершено и ещё одно открытие – на стыке археологии и геологии.

 Спускаясь по крутому склону, горный разведчик наткнулся на искусственную расщелину, вырытую очень и очень давно — как было позже установлено около десяти тысяч лет назад. Здесь была древняя шахта, понял Наследов.

В дальнейшем, Борис Николаевич часто натыкался на “закопушки”, как назвал он эти выработки. Его опытный глаз время от времени натыкался то на шурф, то на штольню, а однажды ему попалась настоящая шахта с крепью. Рядом валялись странной формы кайла, черепки какой-то посуды. Следы древних “рудознатцев”.

В одной из своих работ Борис Николаевич написал: “По следам рудокопов далёкого прошлого всюду идут теперь наши проспекторы, геологи разведчики, подготовляющие на развалинах былой горнопромышленности новые рудные вазы для нашей социалистической тяжёлой индустрии”.

Так совершилось это великое открытие в Кальмакырских горах.

Сегодня Алмалыкский горно-металлургический комбинат – одно из главных и крупнейших промышленных производств Узбекистана.

 Борис Николаевич в 1932 году, назначается директором Карамазарского НИИ в Ленинабаде, непосредственно курируя разработку открытых им месторождений. Затем пять лет, с 1934 по1939 год он трудится в Комитете по науке Узбекской ССР, является профессором Самаркандского и Среднеазиатского (Ташкентского) университетов.

В 1933 году выполнял, в качестве начальника отряда, экспедиционные исследования в Зерафшанских горах, в 1934 году по поручению Академии Наук СССР исследовал Чирчик-Ангренский район.

В ноябре 1942 года, Борис Николаевич Наследов после тяжёлой болезни скончался. Очевидно на здоровье выдающегося учёного-геолога сказалось долгое нахождение в радиационной зоне при разведке урановых руд.

Вот что было написано об этом человеке в журнале “Природа”: “Покойный Борис Николаевич Наследов был не только крупным специалистом и знатоком рудных месторождений, но и прекрасным организатором поисковых и разведочных работ и учёным с большим кругозором. Он энергично руководил их разведкой, одновременно налаживал научные исследования, принимал горячее участие в подготовке кадров геолого-разведчиков и писал популярные брошюры и очерки. Был автором неплохих стихов и пейзажей, темой которых являлись любимые им горы”.

Имя Наследова увековечено в названии минерала “Наследовит”, открытого им в местности Сардоба, в Кураминских горах.

Имя Наследова стоит в одном ряду с открывателями золотого Мурунтау, газового месторождения под Бухарой. Но он был первым!

Памятник человеку подарившему государству несметные богатства, долгое время стоял перед администрацией АГМК. Часто посещая по служебным делам этот город, я неизменно проезжал мимо него. И, вдруг, несколько лет назад, на привычном месте памятник не увидел-чрезвычайно огорчился.

В прошлом году неожиданно снова встретился с каменным Наследовым. Оказалось, что его, к счастью не уничтожили, а перенесли. Два года назад, посещая один из рудодобывающих карьеров, неожиданно увидел стоящую на холме прямо на краю карьера пропажу.

Честно, скажу, двойственное чувство возникло у меня. Поставлен памятник в месте, где этим человеком было совершено великое открытие, и в то же время там куда посторонним вход запрещён. Ну, хоть не выбросили…

Можно, переименовать улицу, уничтожить памятник или спрятать его от людских глаз. Но память о славном советском ученом и том героическом времени подъема индустрии, которая и сегодня служит фундаментом, всей экономики Узбекистана, уничтожить нельзя.

Владимир ФЕТИСОВ, автор книги «Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры».

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Он нашел дорогу к сокровищам Узбекистана  

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

[bws_google_captcha]
  1. Vladimir:

    Спасибо Владимиру Фетисову за слова: «Можно, переименовать улицу, уничтожить памятник или спрятать его от людских глаз. Но память о славном советском ученом и том героическом времени подъема индустрии, которая и сегодня служит фундаментом, всей экономики Узбекистана, уничтожить нельзя.» ——————————————————————————————- память о выдающихся русских людях в Узбекистане, к сожалению, уже стёрта — не все читают Владимира. Ташкент стал Тошкентом и моего города, в котором Я прожил до 50 лет, уже практически нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности