18+
08 Августа 15:58
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Русский разведчик со слугой-бухарцем

Вероятно, самым таинственным персонажем “Большой Игры” в Средней Азии был Петр Иванович Пашино. Британцы, без сомнения считали его агентом русского Генштаба. Оставил этот человек и свой след в Ташкенте.

Русский разведчик со слугой-бухарцем

Пашино в конце жизни

В книге исследователя тайной войны двух империй, английского журналиста Чарльза Марвина “Reconnoitring Central Asia” (“Разведка Средней Азии”), одна из глав так и названа – “Петр Пашино — русский шпион”.

Петр Иванович Пашино с раннего детства поражал своих педагогов способностью к языкам. Уже к 4-му классу гимназии он свободно говорил и писал на татарском, монгольском, киргизском (казахском), французском, немецком и овладел латынью и древнегреческим. После окончания Казанского университета, Пашино начинает служить в Министерстве иностранных дел.

Первое назначение – второй секретарь посольства в Тегеране. Здесь произошла знаменательная встреча молодого дипломата с выдающимся путешественником и по совместительству британским агентом Арминием Вамбери, которая, очевидно наложила отпечаток на всю дальнейшую жизнь Петра.

Вскоре Пашино отправляют в Туркестан в качестве драгомана (переводчика). В Ташкенте, после образования Туркестанского генерал-губернаторства, он работает непосредственно с правителем края Константином  Кауфманом, который поручает ему различные секретные миссии в сопредельные страны – Афганистан и Кашгар.

После возвращения в Петербург, следует несколько экспедиций в Индию и Бирму. В дальнейшем он, с различными заданиями, посетил Японию, Китай, США и несколько африканских стран.

В настоящем очерке, мы попытаемся рассказать лишь об одном небольшом эпизоде Большой Игры в котором участвовал Петр Пашино.

В ноябре 1878 года началась вторая англо-афганская война, и в “Русском мире” появляется статья Пашино “Два слова об афганцах”, в которой он не скрывает своей симпатии к этому гордому народу, вступившему в неравную и справедливую схватку с могущественной империей. И уже через месяц, получив удостоверения корреспондента сразу трёх газет: “Новое время”, “Русский мир” и “Голос”, Петр Иванович направляется в Индию. Безусловно, не только освещение этой войны было целью русского журналиста и дипломата, было и некое секретное задание.

Самый короткий путь в Индию лежал через Суэцкий канал, и Пётр Иванович в начале января 1879 года отправляется в Константинополь, чтобы оттуда пароходом отплыть в Египет. Об этом немедленно становится известно британским спецслужбам, уже прекрасно знакомым с русским агентом. Воспрепятствовать поездке Пашино британцам было весьма затруднительно, поскольку тот имел официальный статус командированного русскими газетами корреспондента. И началась тревожная переписка различных ведомств:

Департамент иностранных дел.

Калькутта, 11 февраля 1879 г.

Лепелу  Гриффину, эсквайру.

Дорогой Гриффин!

23 января мы получили телеграмму из Лондона, в которой сообщается, что, по утверждению Лайярда (посол Британии в Турции, прим. В. Ф.), Пашино немедленно отправляется из Пера в Бомбей по дороге в Пешавар под видом русского корреспондента. В Индию он отправляется с целью вызвать восстание и должен встретиться там с двумя тайными русскими агентами. Поэтому мы отправили Вам телеграмму с просьбой послать кого-нибудь в Бомбей для установления личности Пашино.

Как поступить с ним и его друзьями, когда мы их найдем, еще не решено. Это во многом будет зависеть от того, под каким видом они там появятся. Мы вряд ли сможем задержать русского подданного, если он явится открыто в качестве военного корреспондента, так как должны учитывать, что наши корреспонденты во время последней войны требовали больших привилегий. Но если они попытаются скрываться под чужим именем, хорошо бы дать им понять, что они узнаны, и вести наблюдение за их контактами. Интересно, захотят ли они посетить Кашмир.

Искренне Ваш

(подпись) А. К. Льялл.

 Одновременно, главный комиссар Британии в Бирме информировал о том, что Пашино, возможно, посетит и Бирму. Неясно, откуда у английской контрразведки появилась такая информация, однако вряд ли она соответствовала действительности. Либо её распространял сам Пошино, большой мастер мистификаций, либо это была некая операция прикрытия для завуалирования каких-то действий на “другом фланге”.

В любом случае, британцы наживку проглотили.

В Бомбее усиленно готовились к встрече русского шпиона: из Пешавара в Бомбей был вызван Торнтон, знавший Пашино в лицо, размножены и розданы полицейским портреты нарушителя спокойствия. Генеральному инспектору полиции пришло предписание послать в Бомбей “несколько офицеров-европейцев, если возможно, г-на Кристи, который хорошо знает Пашино и может опознать его в любой одежде”.

В полуофициальной корреспонденции секретарю правительства Индии Лепел Гриффин, — глава департамента иностранных дел, писал: “Я, конечно, много знаю об этом шпионе, и мне не составит трудностей узнать его. Он небольшого роста, худой, одна сторона слегка парализована, благодаря чему его легко узнать; его всегда сопровождал красивый слуга-бухарец. Пожалуйста, сообщите мне все сведения о нём и чем он может заниматься в настоящее время. Он был, несомненно, русским агентом в прошлом, а Россия никогда не отпускает людей, которые когда-то на нее работали. Если в будущем возникнет необходимость телеграфировать что-либо о нём, используйте имя Перкинс, а не Пашино, чтобы избежать шифровки”.

В общем, суматоха поднялась изрядная.

Ещё в Константинополе русский корреспондент был взят под плотное наблюдение и 10 февраля 1879 года, действующий консул Британии в Турции Калверт информирует агента в Египте, что русский господин Пашино вместе со своим спутником, неким Паулем Чойкой, отплыл из Константинополя в Александрию на пароходе “Урано” австрийского отделения компании Ллойд. А в Александрии Петра Ивановича уже дожидался главный констебль консульства Её Величества в Александрии Кроэн, чтобы лично установить за русским журналистом круглосуточное наблюдение.

Кто был спутником Пашино, выяснить не удалось. Известно лишь, что тот был поляком. Британцы, видимо, пытались завербовать Чойку. Секретарь правительства Индии А. К. Льялл отправляет в Бомбей политическому секретарю К. Гонне депешу, в которой, в частности, говорится: “Пашино будет сопровождать поляк по имени Пауль Чойка, и есть основания предполагать, что Чойка, возможно, не откажется сотрудничать с британскими властями, если обеспечить возможность для приватной беседы или контакта подобного рода между ним и лично сэром Ф. Соутером или каким-либо другим чиновником, который смог бы вести это дело с должной проницательностью и благоразумием. Любая полученная информация должна быть передана мне или майору Гендерсону в Дели или Лахор”.

Пока шла интенсивная переписка, пока летали донесения и телеграммы между британскими ведомствами в Калькутте, Бомбее, Константинополе и Каире, Пашино пребывал в Александрии под плотным наблюдением констебля Кроули, ставя того в тупик своим поведением. Его донесения весьма любопытны и стоят того, чтобы привести их с незначительными сокращениями:

“11 февраля корабль прибыл, я тотчас поднялся на борт и по описанию, которое я получил, опознал этого человека. Затем я отправился в паспортный отдел и по его прибытии туда (в сопровождении одного англичанина) я услышал, как он в ответ на заданный вопрос назвал фамилию Пашино. Я проследовал за ним в отель “Мессажери”, где он снял комнату и где с того времени продолжает проживать. Вскоре после того, как он занял номер в отеле, он вышел и потребовал, чтобы его доставили в русское консульство (хотя его паспорт был в полном порядке). По истечении почти полутора часов г-н Пашино в сопровождении г-на Эберхарда (сына генерального консула в Константинополе), который является здесь вице-консулом, а также другого вице-консула, вышли из консульства и направились в отель, где они вместе позавтракали.

 Он очень непостоянен, иногда объявляя о своем намерении отправиться в Каир, а оттуда в Индию (вероятно, в Калькутту), а затем вдруг откладывая поездку, как я полагаю, из-за нужды в деньгах, поскольку я информирован, что он ожидает перевода с каждой почтой, прибывающей из Константинополя. Мне говорили также, что Пашино получил недавно некоторую сумму из Константинополя, но она недостаточна, и поэтому он ожидает дополнительного содержания.

Этот господин никогда не пытается каким-нибудь образом маскироваться, в отеле его обычно принимают за профессора, так как днем он много времени отдает научным занятиям. Обычно он оставляет отель после ужина (в 9 или 10 часов вечера) и часто посещает кафе… редко возвращаясь в отель раньше 3-х или 4-х часов.

Дважды после прибытия он был ограблен арабами, однажды лишился трости, портсигара и около 10 фунтов стерлингов, а в другой раз — около ста франков. В последнее время он постоянно общается с арабами и турками, которых приглашает в отель, и очень поглощен общением с этими людьми. Пашино говорит по-арабски и был в Индии несколько лет назад. Я информирован, что он был на службе у русского правительства, но в какой должности — я не мог установить. Я также получил косвенную информацию из авторитетных источников, что он является репортером газеты “Русское время”.

Русский разведчик со слугой-бухарцем

«Александрия. Площадь консулов.» Здесь располагалось консульство Российской империи. Открытка  издательства “L. Papazoglou&Co.” Приблизительно 1880 г. Из коллекции доктора Паулы Сандерс,   Университет Райса.

Три месяца Пашино дурачил англичан, держа их в постоянном напряжении, распуская слухи о том, что вот-вот должен получить деньги для продолжения путешествия по Индии. То ли догадываясь, что Чойка уже завербован англичанами, то ли будучи в этом уверенным, великий мастер мистификаций передал поляку на хранение книгу, которую якобы использовал для шифрования, и она тут же попала к британцам. Видимо, те изрядно поломали голову, изучая её. Кстати, эти странные ограбления не имели ли под собой другого объяснения, кроме криминального? Не было ли это передачей агентам каких-либо сведений, которые могли находиться в трости и портсигаре, а деньги являлись платой? Возможно и наоборот, это вновь была мистификация, где британцы, по задумке Пашино, должны были подумать, что это мнимое ограбление является прикрытием шпионской акции.

В конце концов, “опасная личность” и “русский шпион” 29 мая покинул Александрию, только отправился он не в Индию, а обратно в Константинополь. И англичане перевели дух.

Вице-королю Индии.

Терапиа, 6 июня.

Пашино возвратился сюда. Связался с Россией. Будет под наблюдением.
Отъезд русского журналиста явился для британцев столь важным событием, что об этом был извещён даже министр иностранных дел лорд Солсбери. 

Из Константинополя Пашино отправился, к удивлению британцев в…Африку. Вероятно, своё задание, — отвлечь внимание британцев на себя и тем самым прикрыть какую-то другую акцию – Пашино выполнил и был отправлен с новой миссией. На этот раз в Эфиопию, для конфиденциальной встречи с императором Менеликом II.

Владимир ФЕТИСОВ, автор книги «Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры»    

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности