18+
28 Ноября 16:46
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Русский Самарканд: разведчик вернулся из Индии

В 1898 году русский разведчик под видом персидского купца отправился из Самарканда в Индию. Это была важная миссия, призванная отвести большую беду от Средней Азии. 

Русский Самарканд: разведчик вернулся из Индии

Борьба с чумой в Индии

Царские власти опасались, что из Индии, где бушевала страшная чума, эпидемия могла переброситься на Туркестан.  

Для прояснения ситуации, был найден подходящий человек. Им оказался 35-летний есаул Уральского казачьего войска, опытный и смекалистый Давид Иванович Ливкин. Вырос он берегу Каспия, где с самого детства соприкасался с выходцами из Средней Азии и хорошо изучил языки, нравы, обычаи и психологию мусульман. Позже окончил военное училище, трехгодичные курсы восточных языков для офицеров при учебном отделении Азиатского департамента МИДа, где овладел арабским, турецким, персидским и французским языками. Кроме того, самостоятельно выучил татарский, киргизский и английский.

Перед этим Ливкин блестяще выполнил задание начальника Закаспийской области генерала Куропаткина по исследованию рыбных промыслов на восточном побережье Каспия, даже написал об этом книгу. Кандидатура была утверждена без долгих проволочек.

Для получения необходимых инструкций офицер отправляется в Самарканд, где его ждал руководитель русской карантинной службы принц Александр Ольденбургский. Он приказал  выяснить обстановку в Афганистане и в Индии, “чтобы знать, какое количество войск необходимо содержать вблизи границы, дабы не допустить эпидемию чумы в российские пределы”. Кроме того, Ливкину поручался и сбор политической информации.

Действовать надлежало с чрезвычайной осторожностью не только из-за опасности заразиться в очаге эпидемии или быть убитыми местными фанатиками, но также из-за английских спецслужб-те зорко охраняли главную жемчужину британской короны — Индию.

Получив задание Ливкин отправляется в своё рискованное путешествие в обличье персидского торговца Магомета Гасанова, уроженца Кавказа. Спутником разведчика стал купец Мирза Мехди, который успешно вёл торговые дела в Персии, Египте и России, имел обширные связи в мусульманском мире. Маршрут через Афганистан был слишком опасен, поскольку это сразу бы привлекло внимание англичан, потому было решено ехать кружным путём, через Европу и далее, по Суэцкому каналу.

Мирза Мехди действительно оказался ценным помощником. В Египте он свёл Ливкина с

нужными людьми, они выправили русскому разведчику настоящий персидский паспорт. Он так же познакомил его с человеком по имени Хаджи Нияз, крупным торговцем драгоценными камнями, имевшим обширные связи среди купцов в Индии.

Для создания канала связи с Россией был найден надежный человек, вице-консул персидского правительства Язди, согласившийся получать корреспонденцию, поступающую из Индии, и передавать её в Одессу на имя помощника одесского окружного интенданта полковника Губера. Действовал канал и в обратную сторону.

Из Порт-Саида через Суэцкий канал Ливкин отправляется на Цейлон (ныне – Шри Ланка), где успешно играет роль торговца:  знакомится, с рынком драгоценных камней, устанавливает контакты с местными купцами, приобретает в целях конспирации небольшую партию драгоценностей и только затем высаживается в небольшом местечке Тотикорин в Индии, откуда через Мадрас направляется в Хайдарабад.

Здесь с помощью своих товарищей он подыскивает агентов, которые могли бы беспрепятственно обследовать северо-западную часть Индии, а также восточные районы Афганистана. Это были выходец из Кашмира по имени Шамсиддин и афганец Абдулла Хан. Они произвели на разведчика благоприятное впечатление.

Как пишет Ливкин в своем отчете, только «после долгих дружественных разговоров о самых разнообразных предметах, обменах визитами и обильных угощениях Хаджи Нияз, наконец, выразил уверенность в том, что на этих лиц можно положиться».

Через некоторое время агенты вернулись с информацией, из которой был сделан вывод, что в Афганистане и прилегающих к нему районах Индии чумы нет. В Петербург было направлено первое донесение. Но, как гласит известная пословица, если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам, и Ливкин решает лично обследовать районы Индии, где чума продолжала собирать свою кровавую жатву.

С новым агентом Ибрагим-беем он отправляется в Карачи и Дели. Здесь, проделав настоящую научно-исследовательскую работу, русский разведчик определил, что чума вспыхнула изначально именно в Карачи. Таким образом, возможность проникновения эпидемии в русский Туркестан не исключалась. Однако, собирая и анализируя информацию, Ливкин пришел к выводу, что после открытия Суэцкого канала поток товаров по старым караванным дорогам, шедшим через Среднюю Азию, почти иссяк. Кроме того, возникли напряженные отношения между суннитами Афганистана и Индии и шиитами в российских пределах. И контакты через эту часть границы прекратились.

Проникновение инфекции было только через Кашмир и верхнюю часть долины Инда, где и следовало усилить пограничный контроль и закрыть границу с Россией.  Эти предложения, доложенные Ливкиным принцу Ольденбургскому по возвращении в Самарканд, были полностью приняты и выполнены.

Кроме основного задания, Ливкин занимался сбором политической информации. Отсутствие постоянных представителей Российской Империи в Индии зачастую вело к искаженному представлению о действительном положении в этой стране, поэтому разведчик стремился разобраться не только в том, насколько прочным является положение англичан в Индии, но и в глубинных внутренних процессах, происходящих в индийском обществе. На основании личных наблюдений и бесед с различными категориями населения, включая торговцев, госслужащих, интеллигенцию, Ливкин пришел к выводу, что недовольство господством англичан в народе усиливается.  Особенно взрывоопасная обстановка сложилась в долине реки Ганг и Пенджабе, где нельзя было исключать вспышки всеобщего народного восстания.

Вместе с тем в своем отчете он отметил: «Надо признать господство англичан очень прочным, так как организация, в смысле поддержания своей власти, у них образцовая. Возникни где-либо частичное восстание или мятеж, немедленно, благодаря целесообразной передислокации войск и рельсовым путям, в данной местности будет сосредоточено нужное для подавления мятежа количество войск. Несмотря на то, что присутствие англичан в Индии малозаметно, надзор их повсюду сильно чувствуется».

Русский Самарканд: разведчик вернулся из Индии

Принц Александр Ольденбургский

Разработанная Ливкиным методика сбора и анализа информации была в дальнейшем в полной мере использована русской разведкой. Учитывая большую роль Индии в Азии и интересы России в этом регионе, Ливкин рекомендовал Генеральному штабу иметь в этой стране своих секретных агентов, чтобы получать оттуда достоверные сведения.

После возвращения в Петербург Ливкин был прикомандирован к Главному штабу, совершил несколько инспекторских поездок в войска. Затем его талант и опыт были в полной мере использованы во время русско-японской войны.

Будучи командиром разведдивизиона при главнокомандующем русскими войсками Куропаткине, он собирал максимально возможную информацию о враге. В частности, под видом чаеторговца Попова совершил разведку приграничной Маньчжурии.

В боях под Мукденом боевой офицер был тяжело контужен разрывом снаряда — потерял дар речи и не мог сам двигаться. Ливкин был уволен в отставку в чине полковника с золотым оружием За храбрость и орденом Св. Владимира с мечами и бантом.

Последние сведения о славном разведчике датируются сентябрём 1917 года. Дальше его следы теряются…

Владимир ФЕТИСОВ, автор книги «Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры»

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности