18+
01 Октября 23:51
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Туркестан не пошел за белыми

Почему в Гражданской войне многие в Туркестане поначалу поддержали белых, а не красных? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук Василий Цветков.

Есть мнение, что в Гражданскую войну Туркестан разделился по национально-религиозному признаку. Но это не совсем так.

Много местных жителей, представители местной знати, настороженно отнеслись к советской власти. Большевики стремились углубить социальные противоречия между знатью и простыми дехканами. Многие русские переселенцы, переехавшие в Среднюю Азию при генерале Скобелеве и Петре Столыпине, враждебно встретили приход советской власти.

Почему?

Например, в начале ХХ века русские железнодорожные рабочие в Туркестане имели хорошее жалованье, жили в своих домах и имели собственные наделы земли. Это была «рабочая аристократия». Новая власть лишала их этих привилегий.

Русские крестьяне-переселенцы опасались, что советская власть, поддерживая местное население (узбеков, таджиков, киргизов, туркмен), перераспределит земельные наделы в их пользу

В 1918 году в Туркестане советскую власть безоговорочно поддерживали лишь бывшие пленные немцы и венгры, объединенные в так называемые интернациональные части, и те русские, которые еще не успели укорениться в крае.

В апреле 1918 года была провозглашена Туркестанская Советская Республика, но к концу лета Закаспийская область — территория современного Туркменистана, оказалась под контролем антибольшевистских сил.

Восстание в  Ашхабаде началось с разгона митинга железнодорожных рабочих, протестовавших против мобилизации в Красную армию. Для проведения мобилизации из Ташкента был отправлен отряд чрезвычайного комиссара Фролова, из бойцов интернациональных формирований. Местные рабочие при поддержке офицеров из «Туркестанского Союза» разбили отряд Фролова. Летом 1918-го власть в Асхабаде перешла к эсеро-меньшевистскому Закаспийскому Временному правительству под руководством железнодорожного машиниста Федора Фунтикова. Железнодорожники приготовили семь мощных бронепоездов, благодаря которым белые удерживали свои позиции до конца боевых действий в Закаспии.

В рядах белых отрядов воевали офицеры и кадеты, высококвалифицированные рабочие и зажиточные крестьяне, элита местных туркменских племен и прибывшие с Северного Кавказа пополнения терских казаков, дагестанцев, чеченцев, осетин, крестьян — мобилизованных в Ставропольской губернии. Самыми боеспособными считались военные из «Туркестанского союза» во главе с генерал-лейтенантом Ипполитом Савицким, русские рабочие из Кизыл-Арвата и туркмены под командованием полковника Ураз-Сердара, текинские джигиты (самый известный из них — Разак-Бек Хан Хаджиев, бывший адъютант генерала Лавра Корнилова). Сотрудничали с русскими белыми и такие представители среднеазиатской знати как Мадамин-бек, Ибрагим-бек и Джунаид-хан.

В «Очерках русской смуты» Деникин писал, что одной из задач белого Туркестана было лишь удержание контроля за Среднеазиатской железной дорогой.

Понятно, что офицеров-туркестанцев раздражало столь пренебрежительное отношение к их фронту, особенно когда им присылали пришлых командиров с Дона или Кавказа (им дали прозвище «гастролеры»).

Контакты с Колчаком у Деникина через Туркестан были. Напомню про известный фильм «Сорок первый», снятый по повести Бориса Лавренева. Его главный герой — поручик Говоруха-Отрок, ехал от Колчака с секретными поручениями на белый юг через Туркестан. Весной 1919 года к Колчаку через Каспийское море выехал генерал-лейтенант Алексея Гришин-Алмазов. Его пароход был захвачен кораблями красной Каспийской флотилии. Бывший глава сибирского белого подполья, военный министр Временного Сибирского правительства и одесский генерал-губернатор погиб, а изъятое у него письмо Деникина Колчаку было опубликовано в «Правде».

В конце ноября 1919 года с Кавказа в Красноводск прибыл Сибирский батальон, принявший участие в тяжелых боях под станциями Казанджик и Айдин в декабре. А Колчак формировал Особый отряд (позднее — Добровольческую дивизию), укомплектованную офицерами с юга России. Она должна была двинуться навстречу деникинским войскам. Но ничего из этого, как мы знаем, не вышло.

Начиная с 1920 года, большевики изменили свою политику в регионе. Они сделали ставку на раскол населения по классовому признаку. Советская власть стремилась получить поддержку от местных дехкан и настроить их против местной элиты — баев и беков. Изменили большевики и свое отношение к религии: если православных в Туркестане притесняли, то мусульман старались не обижать.

Большинство людей постепенно перестали видеть в советской власти угрозу своей вере, традициям и жизненному укладу, что и позволило ей утвердиться в регионе. Нарождавшаяся местная интеллигенция, которую по аналогии с младотурками называли младобухарцами и младохивинцами, вообще была в восторге от большевиков, считая тех проводниками прогресса и модернизации.

В проектах белых предполагалось, что в будущей России Туркестан получит широкую автономию. Колчак в сентябре 1919-го отправил хивинскому хану и бухарскому эмиру особые грамоты, подтверждающие их автономный статус и обещавшие поддержку со стороны Российского правительства.

Причины поражения белых были те же, что и везде.

Прежде всего, во второй половине 1919 года по уровню организации Красная армия превосходила своих противников. В Туркестан на рубеже 1919-1920 годов прибыл Михаил Фрунзе, которому удалось привлечь на свою сторону оренбургских казаков. Он пообещал амнистию и усилил ими состав Туркестанской красной армии.

К концу 1919-го она имела четырехкратное превосходство в живой силе и технике. К началу 1920 года остатки белых отступили к побережью Каспия. Эвакуация Красноводска в феврале 1920 года стала преддверием Новороссийской катастрофы месяц спустя.

Русское население Туркестана резко изменилось. Царские чиновники, священники, офицеры, ташкентские кадеты, многие из рабочих и  переселенцев ушли с белыми, погибли в Гражданскую войну и во время репрессий после нее. Их заменили, условно говоря, другие русские —красные командиры и комиссары, партийцы, учителя, врачи и рабочие московских, иваново-вознесенских, тверских и петроградских заводов, призванные готовить «местные пролетарские кадры».

Образно говоря, русский Туркестан таможенника Верещагина и поручика Говорухи-Отрока сменила советская Средняя Азия красноармейца Сухова и его сослуживцев Вараввы и Трофимова из фильма «Офицеры».

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Туркестан не пошел за белыми

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

[bws_google_captcha]
  1. 321:

    «Колчак в сентябре 1919-го отправил хивинскому хану и бухарскому эмиру особые грамоты, подтверждающие их автономный статус и обещавшие поддержку со стороны Российского правительства.» — А в 1991 году среднеазиатские руководители не поддержали развал СССР, который учинили красные командиры из Кремля, наплевав на мнение народа Великой страны, проголосовавшего на всесоюзном референдуме за сохрание СССР.
    Получается, что все многомиллионные жерты, принесённые на алтарь создания справедливого социалистического государства были напрасными. Их созидательный труд поколений был присвоен кучкой алчных подонков. Яркий пример — современная Россия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности