18+
29 Мая 00:41
Онлайн карта распространения коронавируса
Онлайн карта распространения коронавируса
Мифы о «нашествии»

Вокруг миграции сложилось немало легенд и мифов. Так, постоянно мелькают сообщения о миллионах таджиков, живущих и работающих в России, о нескольких миллионах нелегальных мигрантов из Таджикистана, и десятках миллионов из других государств.

Вокруг миграции сложилось немало легенд и мифов. Так, постоянно мелькают сообщения о миллионах таджиков, живущих и работающих в России, о нескольких миллионах нелегальных мигрантов из Таджикистана, и десятках миллионов из других государств.

В течение многих лет в СМИ целенаправленно запускаются огромные цифры, касающиеся количества выходцев из Средней Азии в Москве и в целом в России.

Раздуванием подобного рода слухов грешат, прежде всего, некоторые руководители общественных объединений, причем как азиастких, так и русских, крайне заинтересованных в надувании собственной значимости перед населением, спонсорами и представителями власти.

Эта гиперболизация не так безобидна, как кажется на первый взгляд. Начитавшись и наслушавшись сообщений о заполонивших страну иностранцах, социально активная молодежь начинает «решать эту проблему», что приводит к реальным человеческим трагедиям.

Впрочем, слухи и мифы о «нашествии» порождены не только целенаправленными «вбросами», но и явной нехваткой достоверной информации, к тому же потонувшей в информационном море.

Помните прошлогоднею историю об арестованных в Таджикистане российских летчиках, и о той информационной буре в связи с, якобы, ответными действиями российских властей по высылке таджикских граждан? Естественно, что никаких ответных депортаций не было, а общее число высланных в прошлом году из России таджикских граждан было на четверть меньше, чем в позапрошлом.

Но разъяснения официальных российских лиц по этому поводу не были слышны, и в результате осталась легенда о летчиках и «трехстах высланных таджиках», которая еще долго будет работать против дружеских отношений между странами.

Так как же на самом деле обстоят дела с численностью, например,  выходцев из Таджикистана и численностью таджиков в России? Официальные данные ряда переписей говорят следующее.

По переписи 1989 года в РСФСР жило 38 тысяч таджиков, по переписи 2002 года — 120 тысяч, по переписи 2010 года чуть более 200 тысяч (0,15% от численности населения РФ). Причем степень их реальной интеграции и адаптации была не такой уж и малой, как многим представляется. В 2002 году переписчикам сказали, что владеют русским языком 115 тысяч — то есть почти 95%.

В Москве же, согласно данным переписей, в 2010 году 27 тысяч таджиков приходилось на 11,5-миллионое население столицы. А в 2002 году их доля была даже большей — 35 тысяч из 10,3 миллионов. В целом же в московском регионе в 2002 году жило 39 тысяч таджиков, а в 2010 году 40 тысяч.

Вы скажите, что перепись населения не учла всех и что значительное число приехавших на заработки из Средней Азии находится на нелегальном положении. На это возражу, что нелегально находящихся на территории Российской Федерации ныне не так уж и много. Заявительный порядок регистрации сделал свое дело, выведя людей из криминально-опасного нелегального состояния.

«Выход из тени» был подкреплен тем общеизвестным фактом, что наша полиция так поставила свою работу, что ходить по улицам с «иностранным лицом» без регистрации — это все равно, что без прав ездить на машине. В принципе можно, но платить замучаешься, да и два административных нарушения, за которыми автоматически следует пятилетняя высылка, так же способствует законопослушности.

И основная проблема у нас сейчас не в нелегальной миграции, а в нелегальном труде иностранных рабочих или как их стало модным называть на немецкий манер гастарбайтерах. До трети экономики с участием таджикских рабочих, как считают некоторые эксперты-экономисты, у нас пребывает в тени.

Например, по данным УФМС России в Москве единовременно находятся до 50 тысяч граждан Таджикистана. А считается, что в Москве сосредоточено 20-25% всех иностранных мигрантов.

То есть в целом получается примерно то же число, что дала перепись. При этом следует учесть, что не все выходцы из Таджикистана таджики, как и не все таджики граждане Таджикистана. Из Таджикистана приезжает много узбеков по национальности, как и из Узбекистана таджиков.

Возьмем еще один источник. По данные Миграционной службы Таджикистана ежегодно фиксируется около 750 тысяч выездов за его пределы. Для 7,5 миллионной страны — громадная цифра.

Но это не число выезжающих людей, а число выездов, примерно совпадающая с количеством въездов, причем один и тот же человек пересекает границу иной раз в течение года многократно. То есть вновь примерно те же числа, что дает Росстат.

А говоря о выходцах из Таджикистана, живущих и работающих ныне в России, то здесь стоит учитывать тот факт, что значительную часть этих людей составляют этнические русские, украинцы, дети от смешанных браков — горожане, покинувшие Таджикистан в лихие 90- годы. По переписи в 1989 году в республике проживало 389 тысяч русских, сейчас же их осталось всего несколько десятков тысяч.

Та же самая ситуация и с миграцией из других государств Средней Азии. В них просто нет того числа работников, могущих отправится в миграцию, о которых говорят «эксперты», как и не могут они значительно повлиять на демографию в России.

По данным исследования, которое провел Фонд развития международных связей «Добрососедство» в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации, около 41% лиц, приехавших на заработки из Таджикистана сделали это с целью получения постоянной работы, что может косвенно свидетельствовать об их готовности остаться в России надолго, если не навсегда.

Ежегодно в трудоспособный возраст вступает 100-150 тысяч таджикских граждан обоего пола, но ведь не все из них подадутся в миграцию, а приехав на заработки, не все в конченом итоге получат постоянную работу и останутся.

На всем постсоветском пространстве продолжается процесс урбанизации, неизбежно сопровождающийся противоречиями между городской и сельской культурой — коренными горожанами и теми, кто прибыл в мегаполис из провинции. Распавшийся СССР продолжает существовать. С окраин евразийского пространства люди едут туда, где лучше. А лучше сейчас в Москве и в других российских мегаполисах.

Причем происходящие ныне противоречия между приехавшими из Средней Азии и Северного Кавказа весьма напоминают конфликты «москвичей» и «ленинградцев» с «лимитчиками» в советский период. Этот факт так бросается в глаза, что некоторые публицисты начали называть иностранных рабочих «гопниками».

Напомню, что так называли в 20-30-е годы жителей «государственных общежитий пролетариата», приехавших в города из деревень.

Никто у нас «на кухнях» не ведет религиозных споров, на улицах Москвы царит полный «одежный плюрализм» — ходи хоть в парандже, хоть в бикини, можешь в кепке, тюрбане, фуражке, папахе, тюбетейке или вовсе лысым или с длинным хаером или ирокезом. Вопрос не в этом, а в том, вписывается человек в современную культуру мегаполиса или нет.

Когда в 90-е годы и в начале 2000-х в Москву и другие города России массово переселялись горожане — русские и люди европейской культуры из образовавшихся после распада СССР государств, конфликтов между россиянами, переселенцами и приехавшими в РФ на заработки в тот период практически не было.

Что было обусловлено тем, что среди них было много «азиатских европейцев», прекрасно вписавшихся в российские реалии.

После того, как первая массовая волна «русской», прежде всего, городской миграции из государств, образовавшихся после распада СССР спала, пошла волна другого национального, профессионального и психологического состава из сельской местности и маленьких городов государств Средней Азии, жаждущего найти работу и будущее.

И тенденция эта будет продолжаться до тех пор, пока не будет завершен процесс урбанизации и связанные с нею демографические изменения, которые уже начались в Средней Азии.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...