18+
22 Сентября 19:05
«Мы независимы. Мы – греки»

Результаты парламентских выборов в Греции вновь поставили на повестку дня вопрос о будущем еврозоны
Юрий Квашнин


В начале нынешнего года, после того как были достигнуты соглашения о списании части долга страны, многим казалось, что экономические проблемы Греции отошли на второй план. Однако в мае «греческая трагедия» вновь оказалась в центре внимания. На этот раз сюрприз преподнесли избиратели. На внеочередных парламентских выборах они решительно проголосовали против навязанной Евросоюзом экономической политики, и попутно опрокинули существовавшую на протяжении 30 лет двухпартийную систему.

Досрочным выборам в Греции предшествовали четыре года тяжелейшей рецессии — самой продолжительной в послевоенной истории, в ходе которой ВВП упал на 15 процентов, резко возросли налоги, четверть населения осталась без работы. Страна лишилась почти всех социальных завоеваний, которые были сделаны за предыдущие три десятилетия. Главная особенность кризиса — его рукотворный характер. Спад в экономике был напрямую вызван экономической политикой, которую правительство проводило в обмен на кредиты от Евросоюза и МВФ для рефинансирования долга. Из-за сокращения госрасходов греческая экономика попала в «долговую спираль», при которой каждый новый раунд урезания бюджета ведет к падению ВВП, что, в свою очередь, вынуждает правительство принимать новые меры экономии.


Неудивительно, что уровень поддержки крупнейших партий, которые сначала довели страну до долгового кризиса, а затем ввергли ее в беспрецедентную рецессию, упал до исторического минимума.


На майских выборах левоцентристская ПАСОК и правоцентристская «Новая демократия», ранее пользовавшиеся поддержкой 70—80 процентов избирателей, набрали немногим более трети голосов. При этом «Новая демократия», главный инициатор досрочных выборов, хоть и вышла на первое место, но выступила вдвое слабее, чем на выборах 2009-го. В то время как находившаяся до недавнего времени у власти ПАСОК растеряла две трети голосов и заняла третье место, пропустив вперед себя леворадикальную коалицию СИРИЗА.

По греческой конституции партия, пришедшая к финишу первой, получает 50 «призовых» мест в парламенте, поэтому центристы в совокупности заняли 149 депутатских мест из 300 – много, но на два мандата меньше, чем необходимо для формирования правительства.

Результаты выборов стали полной неожиданностью для Евросоюза, который до последнего времени рассчитывал, что центристские ПАСОК и «Новая демократия», пусть и со скрипом, но все же наберут достаточно голосов для сохранения статус-кво. Выход на авансцену новых, непредсказуемых политиков, не укорененных в политическом истеблишменте Старого Света, основательно спутал карты европейским и международным кредиторам, которые рассчитывали, что Греция и дальше будет придерживаться меморандума о взаимопонимании с Еврокомиссией.


Не меньшей неожиданностью стали итоги выборов и для Москвы.


Россия готовилась к возвращению к власти правоцентристов, с которыми у нее существуют прочные политические связи, и надеялась на реализацию ряда совместных проектов: участие российских компаний в приватизации греческой госсобственности, завершение переговоров по «Южному потоку» и строительство электростанций в Западной Греции для совместного экспорта электроэнергии в Италию. Нелишним будет напомнить, что максимального расцвета российско-греческие отношения достигли во время правления прежнего председателя «Новой демократии» Костаса Караманлиса и были заморожены после прихода к власти проамерикански настроенного правительства ПАСОК.

О левых радикалах, главных триумфаторах выборов, следует рассказать подробнее — ведь именно от их позиции сейчас зависит экономическая политика Греции. Прежде всего — это коалиция СИРИЗА, созданная из множества мелких разношерстных марксистских, антиглобалистских и экологических организаций, которая появилась еще в 2004-м. На предыдущих выборах СИРИЗА получала достаточную поддержку, чтобы сформировать собственную фракцию — проходной барьер в греческий парламент всего 3 процента — но явно недостаточную, чтобы о ней заговорили как о крупной и самостоятельной политической силе. Примечательно, что представители компартии, до недавнего времени главной силы на ультралевом политическом фланге, именовали СИРИЗА не иначе как «филиалом партии ПАСОК», намекая на отсутствие у нее внятной политической программы.

Проблемы с политической идентичностью преследовали коалицию до конца 2000-х: три года назад на выборах СИРИЗА набрала менее 5 процентов, и многие политологи тогда ставили крест на ее перспективах. Однако в условиях экономического кризиса коалиция пережила свое второе рождение.

Результаты парламентских выборов в Греции вновь поставили на повестку дня вопрос о будущем еврозоны
Юрий Квашнин


В начале нынешнего года, после того как были достигнуты соглашения о списании части долга страны, многим казалось, что экономические проблемы Греции отошли на второй план. Однако в мае «греческая трагедия» вновь оказалась в центре внимания. На этот раз сюрприз преподнесли избиратели. На внеочередных парламентских выборах они решительно проголосовали против навязанной Евросоюзом экономической политики, и попутно опрокинули существовавшую на протяжении 30 лет двухпартийную систему.

Досрочным выборам в Греции предшествовали четыре года тяжелейшей рецессии — самой продолжительной в послевоенной истории, в ходе которой ВВП упал на 15 процентов, резко возросли налоги, четверть населения осталась без работы. Страна лишилась почти всех социальных завоеваний, которые были сделаны за предыдущие три десятилетия. Главная особенность кризиса — его рукотворный характер. Спад в экономике был напрямую вызван экономической политикой, которую правительство проводило в обмен на кредиты от Евросоюза и МВФ для рефинансирования долга. Из-за сокращения госрасходов греческая экономика попала в «долговую спираль», при которой каждый новый раунд урезания бюджета ведет к падению ВВП, что, в свою очередь, вынуждает правительство принимать новые меры экономии.


Неудивительно, что уровень поддержки крупнейших партий, которые сначала довели страну до долгового кризиса, а затем ввергли ее в беспрецедентную рецессию, упал до исторического минимума.


На майских выборах левоцентристская ПАСОК и правоцентристская «Новая демократия», ранее пользовавшиеся поддержкой 70—80 процентов избирателей, набрали немногим более трети голосов. При этом «Новая демократия», главный инициатор досрочных выборов, хоть и вышла на первое место, но выступила вдвое слабее, чем на выборах 2009-го. В то время как находившаяся до недавнего времени у власти ПАСОК растеряла две трети голосов и заняла третье место, пропустив вперед себя леворадикальную коалицию СИРИЗА.

По греческой конституции партия, пришедшая к финишу первой, получает 50 «призовых» мест в парламенте, поэтому центристы в совокупности заняли 149 депутатских мест из 300 – много, но на два мандата меньше, чем необходимо для формирования правительства.

Результаты выборов стали полной неожиданностью для Евросоюза, который до последнего времени рассчитывал, что центристские ПАСОК и «Новая демократия», пусть и со скрипом, но все же наберут достаточно голосов для сохранения статус-кво. Выход на авансцену новых, непредсказуемых политиков, не укорененных в политическом истеблишменте Старого Света, основательно спутал карты европейским и международным кредиторам, которые рассчитывали, что Греция и дальше будет придерживаться меморандума о взаимопонимании с Еврокомиссией.


Не меньшей неожиданностью стали итоги выборов и для Москвы.


Россия готовилась к возвращению к власти правоцентристов, с которыми у нее существуют прочные политические связи, и надеялась на реализацию ряда совместных проектов: участие российских компаний в приватизации греческой госсобственности, завершение переговоров по «Южному потоку» и строительство электростанций в Западной Греции для совместного экспорта электроэнергии в Италию. Нелишним будет напомнить, что максимального расцвета российско-греческие отношения достигли во время правления прежнего председателя «Новой демократии» Костаса Караманлиса и были заморожены после прихода к власти проамерикански настроенного правительства ПАСОК.

О левых радикалах, главных триумфаторах выборов, следует рассказать подробнее — ведь именно от их позиции сейчас зависит экономическая политика Греции. Прежде всего — это коалиция СИРИЗА, созданная из множества мелких разношерстных марксистских, антиглобалистских и экологических организаций, которая появилась еще в 2004-м. На предыдущих выборах СИРИЗА получала достаточную поддержку, чтобы сформировать собственную фракцию — проходной барьер в греческий парламент всего 3 процента — но явно недостаточную, чтобы о ней заговорили как о крупной и самостоятельной политической силе. Примечательно, что представители компартии, до недавнего времени главной силы на ультралевом политическом фланге, именовали СИРИЗА не иначе как «филиалом партии ПАСОК», намекая на отсутствие у нее внятной политической программы.

Проблемы с политической идентичностью преследовали коалицию до конца 2000-х: три года назад на выборах СИРИЗА набрала менее 5 процентов, и многие политологи тогда ставили крест на ее перспективах. Однако в условиях экономического кризиса коалиция пережила свое второе рождение.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Криминальный Узбекистан

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности