18+
01 Октября 06:25
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Русская церковь привыкает жить в мире

Майские дни 2007 года надолго останутся в памяти православных россиян и их зарубежных братьев и сестер по вере. Тогда закончилось почти вековое разделение двух частей Русского православия, порожденное революцией 1917 года и гражданской войной.

Майские дни 2007 года надолго останутся в памяти православных россиян и их зарубежных братьев и сестер по вере. Тогда закончилось почти вековое разделение двух частей Русского православия, порожденное революцией 1917 года и гражданской войной и утвердившееся в годы тяжелейших гонений на религию в СССР.

Документ, восстанавливающий единство РПЦЗ с Московским патриархатом – Акт о каноническом общении, — был подписан 17 мая 2007 года ныне покойными патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым и первоиерархом РПЦЗ митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Лавром в присутствии российского президента Владимира Путина и тысяч верующих.

Согласно Акту о каноническом общении, РПЦЗ утратила свой «временный канонический статус, обусловленный существованием в России безбожной власти» и стала самоуправляемой частью Русской православной церкви.

По словам церковных историков, воссоединение Русского православия стало важным символом окончания гражданской войны, непотушенные очаги которой 90 лет продолжали тлеть в сознании православных россиян по обе стороны границы.

Путь навстречу друг другу

Многие десятилетия между прихожанами РПЦ и РПЦЗ не существовало не только церковного, но подчас и человеческого общения, рассказала РИА Новости главный редактор журнала «Русское возрождение» (Нью-Йорк) Милица Холодная.

«Каждый год в Страстную Пятницу мы с семьей заезжали приложиться к плащанице в Никольский собор Нью-Йорка, принадлежавший Московскому патриархату. Но иногда войти в церковь было невозможно, потому что нас, эмигрантов, не хотели впускать», — рассказывает Милица Холодная.

Разделение на два лагеря было вынужденным и болезненным для всех. Тем не менее, всерьез обсуждать восстановление единства Русской Православной Церкви было невозможно вплоть до середины 1990-х годов, когда русские эмигранты начали регулярно ездить на историческую родину и знакомиться с церковной жизнью в России.

«Наши зарубежные братья давно утверждали, что живут отдельно от нас «лишь до времени упразднения в России безбожной власти», — рассказал РИА Новости замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Николай Балашов. — Конечно, такое время настало не в 2007 году, а раньше. Но живущим за рубежом понадобился определенный срок, чтобы убедиться в необратимости происшедших в России преобразований».

Отголоски гражданской войны еще слышны некоторым

 «Вся наша семья, как и большинство моих знакомых, встретили известие о воссоединении церквей с большой радостью, — вспоминает Милица Холодная. — Многие тогда приехали в Россию на торжества по этому поводу, и у всех нас осталось потрясающее впечатление».

Сегодня можно говорить о том, что единство церкви восстановилось не только на бумаге. Возобновилось литургическое общение верующих, состоялись четыре собора единой Русской церкви, архиереи и клирики Русской зарубежной церкви регулярно посещают Россию, а духовенство из России и других стран канонической территории Московского патриархата – епархии РПЦЗ. Священники и миряне участвуют в совместных богослужениях, паломничествах, вместе поклоняются святыням. РПЦ посылает священников для служения на приходах РПЦЗ, происходит обмен студентами между духовными учебными заведениями.

Вместе с тем, историк и политолог, профессор МГИМО Андрей Зубов считает, что воссоединение церквей стало только началом процесса единения русского общества.

«В Церкви произошло завершение гражданской войны, она стала единой. Но общество не станет единым, пока в России существуют мавзолей Ленина и его статуи на площадях, некоторые спорные названия улиц и городов, и очень многое в сознании людей. Можно надеяться, что церковь, преодолев в себе последствия гражданской войны и раскола, постепенно приведет общество к единству. Но это долгий и сложный процесс, который еще, к сожалению, далеко не завершен», — отметил он.

Судьба приходов РПЦЗ в России

Большая часть приходов РПЦЗ расположена в Америке, Австралии, Германии, Франции и ряде других стран Западной Европы. Однако некоторое число было образовано и на территории России. Согласно документам, подписанным при воссоединении Церкви, эти приходы могли в течение пятилетнего переходного периода находиться в юрисдикции епископа Домодедовского Евтихия (Курочкина), а потом должны были перейти в местные епархии РПЦ.

«Приходы РПЦЗ были распределены по епархиям, и к моменту воссоединения на территории России действовало четыре таких епархии, — рассказал РИА Новости епископ Евтихий. — В Ишимско-Сибирскую епархию, которой руководил я, в это время входило 14 приходов. Один женский монастырь не принял воссоединения, сестры переехали из Ишима в Одессу, но это произошло до подписания Акта».

По словам управляющего приходами РПЦЗ в России, сейчас остаются два прихода в Алтайском крае, которые пока не определились со своим присоединением к местной епархии. Но там ведутся активные переговоры о присоединении. Все остальные приходы РПЦЗ уже включены в местные епархии Московского патриархата.

«В Новосибирской области были приходы, которые вступили в несогласие с местной епархией, со временем они просто прекратили существование. На Дальнем Востоке также были приходы, которые не мирно вели себя с Московской патриархией. Они отделились и перешли в какую-то раскольническую группировку. На момент подписания Акта они уже не были с нами», — рассказал он.

По словам епископа Евтихия, уход в раскол целого прихода, как правило, был следствием сложных отношений его руководителя с Московским патриархатом. Нередко само появление священника с приходом в юрисдикции Зарубежной церкви было продиктовано не церковными интересами, а запретом на его служение от священноначалия РПЦ.

«В тех же российских приходах, которые оставались верными Зарубежной церкви, никаких конфликтов после подписания Акта о воссоединении Церкви не возникало», — отметил епископ.

Раскольники за рубежом — основная проблема

Часть зарубежных приходов РПЦЗ во главе со своими священниками также не приняли воссоединения и ушли в раскол. По словам протоиерея Николая Балашова, по всему миру отделилось около полутора десятков малочисленных общин.

«Мне пришлось проехать по нескольким таким приходам, и везде вопрос был один и тот же, — рассказал епископ Евтихий. — Священник долгое время жил в церковном доме, имел участок, и он боялся, что при воссоединении церквей его переведут с прихода, и он потеряет и жилье и участок. В Латинской Америке эта причина действовала в большинстве случаев».

На практике оказалось, что воссоединение прошло достаточно мирно и безболезненно для приходов, духовенства и епископата Зарубежной церкви.

«Московский патриархат не пытается управлять ни богослужебными практиками, ни, что еще очень важно, финансами и имуществом РПЦЗ, оставив все Зарубежному синоду, — подчеркнул Андрей Зубов. — Мне неизвестны случаи, чтобы кто-то из присоединившихся священников чего-либо лишился. Скандалов не было, все прошло пристойно и без насилия».

Отдельные верующие стали раскольниками не по идейным разногласиям с Московским патриархатом, а просто из-за равнодушия – не все ли равно, в какую Церковь пойти и какой она юрисдикции? Есть и раскольники «поневоле».

«Перед пожилыми людьми встает вопрос, идти в неприсоединившийся храм на службу или не идти никуда вообще, — рассказала Милица Холодная. – Я знаю таких людей, которые сначала просили, чтобы их куда-то возили, а потом сказали «да ну, какая разница», и перестали обращать внимание на юрисдикцию».

Постепенная реабилитация

К сожалению, пока эта проблема остается актуальной, нельзя сказать, что православное сообщество обрело полное единство. Как полагают эксперты, процесс воссоединения может идти еще долго.

Помимо отколовшихся приходов РПЦЗ, во взаимоотношениях представителей Церкви в Отечестве и  в зарубежье есть и другие нерешенные проблемы. Но большинство из них, по мнению экспертов, не так серьезны, как разногласия, существовавшие до воссоединения, поскольку связаны не с конфликтом мировоззрений, а с личностными особенностями и человеческим  недопониманием.

Это вопрос нормального сближения, взаимного обогащения и соединения, уверен Андрей Зубов.

«Естественно, как всегда это бывает после успешной хирургической операции, человек долго выздоравливает, это не в один момент происходит. Так же и здесь: две части Русской церкви постепенно сближаются, сживаются друг с другом», — заключил эксперт.

РИА Новости

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности