18+
06 Июня 09:19
Онлайн карта распространения коронавируса
Онлайн карта распространения коронавируса
Судят за то, что русский

Разворачивающаяся в Киргизии странная история с судебным преследованием блогера Владимира Фарафонова важна как опыт и прецедент, вызывающий множество вопросов.

Разворачивающаяся в Киргизии странная история с судебным преследованием блогера Владимира Фарафонова важна как опыт и прецедент, вызывающий множество вопросов.

Например, такой: кто противостоит Фарафонову в Бишкеке – отдельные личности в официальных структурах этой страны, нашего важного партнера на международной арене? Или власти в целом? Все общество или – только часть его?

Ну, а пока что – в «деле блогера Фарафонова» российские неправительственные структуры защищают своих (заметим, своих – по этническому признаку) от явной несправедливости.

Как сообщил РИА Новости исполнительный директор Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Игорь Паневкин, весной в фонд обратились представители общества с ограниченной ответственностью «Экопартнер» с просьбой о предоставлении субсидии с целью оказания помощи соотечественникам в Киргизии, в том числе блогеру Владимиру Фарафонову.

И стороны подписали нужный для этого  договор. А вот что пишет по этому поводу Асель Оторбаева, генеральный директор информагентства «24kg».Государственное обвинение просит для подсудимого 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Заказ на журналиста

Владимир Фарафонов много писал на актуальные темы в интернет-изданиях и в своем блоге, порой весьма остро критикуя власти. Но стал широко известным именно после уголовного преследования.

«За моим уголовным преследованием стоит не политика, а меркантильный интерес», – считает сам Фарафонов. По его мнению, «это чистой воды заказ соратника экс-президента Киргизии Розы Отунбаевой – Жыргалбека Турдукожоева».

Жыргылбек Турдукожоев – бывший директор государственного информагентства «Кабар» и член партии власти – Социал-демократической партии. Именно Турдукожоев в сентябре 2011-го в интервью местной киргизскоязычной прессе подверг жесткой критике статьи Владимира Фарафонова и упрекнул его в непатриотизме.

Публичная дискуссия двух журналистов по странному стечению обстоятельств завершилась судом над последним. Сам обвиняемый поясняет, что именно после реакции оппонента на его статьи в сентябре 2011 года и начались преследования.

Уголовное дело возбудила Генеральная прокуратура Киргизии, затем оно было передано для расследования Госкомитету национальной безопасности, который закончил следствие и передал его в суд.

Основанием для уголовного преследования Фарафонова стали его публикации на некоторых интернет-сайтах и в издании «Русское единство».

«Спецслужбы выбрали 16 статей, назначили политико-филологическую экспертизу, – поясняет Владимир. – В состав комиссии входили 2 политолога и 1 юрист, но ни одного филолога. Однако на основании ее заключения мне предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 299 Уголовного кодекса «Возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды с использованием СМИ».

По словам начальника отдела по связям с общественностью и СМИ ГКНБ Нурлана Токталиева, «специалисты Национальной академии наук провели экспертизу, а в ходе следствия опрошены интернет-пользователи. Материалов было много, но Фарафонову предъявлено обвинение по 16 эпизодам». Кого опросили специалисты в ходе следствия, выяснить не удалось.

Двойные стандарты для СМИ

Никаких оценок этого уголовного преследования журналиста не последовало от прочих властей республики. Промолчали в большинстве и местные коллеги журналиста, за исключением десятка представителей в основном российских и иностранных СМИ, аккредитованных при МИД Киргизии. Последние провели акцию поддержки Владимира Фарафонова возле посольства РФ в Бишкеке. В защиту блогера выступили гражданские активисты.

В чем суть проблемы? В том, что «в Киргизии к СМИ относятся как к обслуживающему персоналу», как заявила программный директор представительства Internews network Аделя Лаишева? Видимо, проблема не совсем в этом.

Например, статья 299 («Возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды с использованием СМИ») предусматривает наказание в виде штрафа либо года лишения свободы. Обвинение же просит приговорить Фарафонова к 8 годам лишения свободы. И это при том, что в Киргизии интернет-пространство не является средством массовой информации. То есть под закон о СМИ публикации Фарафонова не подпадают.

Возможно, понять происходящее можно, только если представлять в целом атмосферу публикаций в местных СМИ.

После очередной «внеочередной» смены власти в 2010 году киргизскоязычная пресса в своем большинстве выбрала воинствующую риторику по отношению к представителям других национальностей, проживающих в республике. «Жиды оставят нас у разбитого корыта», «Униженный из-за двуязычия родной язык», «Русскоязычные нас разгромят?» – под такими заголовками выходят статьи в местной прессе.

Их содержание чаще не просто агрессивное, но и оскорбительное для граждан республики нетитульной нации. Однако ни правоохранительные органы, ни спецслужбы пока не только не подвергли уголовному преследованию их авторов, но даже не обозначили свою оценку таких публикаций.

Зато в статьях Владимира Фарафонова, размещенных чаще в его блоге, нежели в СМИ, спецслужбы усмотрели разжигание межнациональной розни.

Показательная порка

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев  хранит молчание. Хотя еще недавно  он  заявлял, что после свержения преступного режима Курманбека Бакиева «в Киргизии в полной мере обеспечена свобода слова». Однако ситуация на деле выглядит весьма удручающей.

Приговорен к пожизненному заключению другой активный блогер и правозащитник – Азимжан Аскаров. Заблокирован сайт международного информагентства «Фергана». Около 15 судебных исков подали депутаты парламента на разные СМИ. Реальную картину со «свободой слова» в республике на днях дорисовал премьер-министр Омурбек Бабанов. Он заявил, что «надо рассмотреть вопрос об ужесточении законодательства в отношении СМИ».

Что касается статей Владимира Фарафонова, то их тональность не более оскорбительна, чем в тех, что изобилуют в других СМИ. Ряд изданий более чем резко критикует действия властей республики за провальную экономическую политику и декларативность обещаний. Но то – экономика.

По словам Фарафонова, его обвиняют за публикации, размещенные в российском информационном пространстве: на сайте Фонда содействия гуманитарному сотрудничеству «Русское единство».

«Этот сайт освещает проблемы действительного, а не декларируемого местными властями положения российских соотечественников на просторах СНГ», – говорит Владимир.

Очевидно, что Владимиру Фарафонову устроили «показательную порку» за его интернет-публикации. Как очевидно и то, что – по национальному признаку. Чтоб другим неповадно было?

Между тем ухудшение межэтнических отношений и рост националистических проявлений в Киргизии становится реальностью. Ее трагическим проявлением можно считать события лета 2010 года на юге республики, где произошли жестокие столкновения между киргизами и узбеками, повлекшие за собой сотни жертв. Владимир Фарафонов выступал с критикой этого позорного явления. Весьма остро и резко, надо признать. Но до сих пор высказывать собственную точку зрения не расценивалось в Киргизии как преступление.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...