18+
27 Сентября 21:32

Новый троянский конь Вашингтона

США предлагают России сократить тактическое ядерное оружие 

Еще в феврале 2011 года Барак Обама предложил, чтобы переговоры по тактическому ядерному оружию (ТЯО) были запущены через год после вступления в силу Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), то есть, не позднее февраля 2012-го. Позже идею президента принялись активно пропагандировать высокие представители американского внешнеполитического и оборонного ведомств.

Так насколько же искренни Соединенные Штаты в этом своем горячем намерении «бороться за мир во всем мире»? С чего вдруг Вашингтон стал проявлять интерес к урегулированию проблемы ТЯО, от решения которой он уклонялся многие годы?

Складывается впечатление, что Белый дом стал активно проталкивать идею начала переговоров с Россией, воодушевившись подписанием в апреле 2010-го Договора СНВ-3. А еще старательнее – после достижения договоренности в ноябре того же года об изучении возможностей создания совместной российско-американско-натовской системы ПРО. Пригласив нашу страну поучаствовать в ЕвроПРО на невыгодных и опасных для российской национальной безопасности условиях, Вашингтону, видимо, показалось, что Москва, не вдаваясь в детали, позитивно отреагирует и на предложение начать сомнительные переговоры по ТЯО.

Тактические ядерные средства со времени их создания никогда не были предметом переговоров ни между СССР/Россией и США, ни между всеми пятью «юридическими» ядерными державами — Великобританией, КНР, Россией, США и Францией, а также тремя «фактическими» ядерными странами — Израилем, Индией и Пакистаном.


Вашингтон неоднократно блокировал ведение переговоров по ТЯО с Москвой, считая, что американские тактические ядерные средства, выдвинутые к нашим границам в качестве средств передового базирования, вполне могут выполнять стратегические задачи.


Американцы категорически отказываюся от провозглашения отдельных районов Европы — например, ее центральной части, а также акваторий Балтийского, Черного и Средиземного морей — в качестве зон, свободных от ядерного оружия.

Сравнивая позиции Москвы и Вашингтона по этой проблеме, следует учитывать важное обстоятельство принципиального характера. Если российская сторона почти 20 лет назад вывезла из Белоруссии, Казахстана и с Украины все бывшее советское ТЯО на свою территорию, то Пентагон по-прежнему размещает аналогичные ядерные потенциалы в виде авиабомб Б-61 различных модификаций на военных базах пяти стран-членов НАТО: в Бельгии, Нидерландах, Италии, ФРГ и Турции. Озабоченность Москвы по поводу этих средств передового базирования понять легко: некоторые ядерные авиабомбы, завезенные в Европу, имеют мощность до 360 килотонн — например, Б-61-7, что многократно превышает мощь атомной бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму, а иногда превосходят и современные СНВ. Кроме того, размещая свои ТЯО в Европе и на азиатской части Турции, Соединенные Штаты грубо нарушают Договор о нераспространении, который запрещает ядерным государствам передавать национальные ядерные средства неядерным государствам, а неядерным странам – принимать и размещать его на своей территории.

Тактическое ядерное оружие США, развернутое в Европе в виде авиабомб свободного падения Б-61, останется на континенте на неопределенный период времени в качестве оружия «двойного подчинения». Это означает, что в мирное время оно находится под полным военно-политическим контролем Соединенных Штатов, являясь их собственностью. А в случае войны может быть передано в распоряжение высшего руководства этих пяти государств.

СССР и Россия никогда не обменивались с Соединенными Штатами количественными данными по данным видам вооружений. Поэтому Вашингтон постоянно навязывает мысль о «превосходстве» Москвы в этой сфере. Через многочисленные публикации западных экспертов США удалось запустить в оборот следующие показатели: Пентагон, мол, располагает в Европе только 180 ядерными боезарядами, а Россия – более чем двумя тысячами единиц.

США предлагают России сократить тактическое ядерное оружие 

Еще в феврале 2011 года Барак Обама предложил, чтобы переговоры по тактическому ядерному оружию (ТЯО) были запущены через год после вступления в силу Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), то есть, не позднее февраля 2012-го. Позже идею президента принялись активно пропагандировать высокие представители американского внешнеполитического и оборонного ведомств.

Так насколько же искренни Соединенные Штаты в этом своем горячем намерении «бороться за мир во всем мире»? С чего вдруг Вашингтон стал проявлять интерес к урегулированию проблемы ТЯО, от решения которой он уклонялся многие годы?

Складывается впечатление, что Белый дом стал активно проталкивать идею начала переговоров с Россией, воодушевившись подписанием в апреле 2010-го Договора СНВ-3. А еще старательнее – после достижения договоренности в ноябре того же года об изучении возможностей создания совместной российско-американско-натовской системы ПРО. Пригласив нашу страну поучаствовать в ЕвроПРО на невыгодных и опасных для российской национальной безопасности условиях, Вашингтону, видимо, показалось, что Москва, не вдаваясь в детали, позитивно отреагирует и на предложение начать сомнительные переговоры по ТЯО.

Тактические ядерные средства со времени их создания никогда не были предметом переговоров ни между СССР/Россией и США, ни между всеми пятью «юридическими» ядерными державами — Великобританией, КНР, Россией, США и Францией, а также тремя «фактическими» ядерными странами — Израилем, Индией и Пакистаном.


Вашингтон неоднократно блокировал ведение переговоров по ТЯО с Москвой, считая, что американские тактические ядерные средства, выдвинутые к нашим границам в качестве средств передового базирования, вполне могут выполнять стратегические задачи.


Американцы категорически отказываюся от провозглашения отдельных районов Европы — например, ее центральной части, а также акваторий Балтийского, Черного и Средиземного морей — в качестве зон, свободных от ядерного оружия.

Сравнивая позиции Москвы и Вашингтона по этой проблеме, следует учитывать важное обстоятельство принципиального характера. Если российская сторона почти 20 лет назад вывезла из Белоруссии, Казахстана и с Украины все бывшее советское ТЯО на свою территорию, то Пентагон по-прежнему размещает аналогичные ядерные потенциалы в виде авиабомб Б-61 различных модификаций на военных базах пяти стран-членов НАТО: в Бельгии, Нидерландах, Италии, ФРГ и Турции. Озабоченность Москвы по поводу этих средств передового базирования понять легко: некоторые ядерные авиабомбы, завезенные в Европу, имеют мощность до 360 килотонн — например, Б-61-7, что многократно превышает мощь атомной бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму, а иногда превосходят и современные СНВ. Кроме того, размещая свои ТЯО в Европе и на азиатской части Турции, Соединенные Штаты грубо нарушают Договор о нераспространении, который запрещает ядерным государствам передавать национальные ядерные средства неядерным государствам, а неядерным странам – принимать и размещать его на своей территории.

Тактическое ядерное оружие США, развернутое в Европе в виде авиабомб свободного падения Б-61, останется на континенте на неопределенный период времени в качестве оружия «двойного подчинения». Это означает, что в мирное время оно находится под полным военно-политическим контролем Соединенных Штатов, являясь их собственностью. А в случае войны может быть передано в распоряжение высшего руководства этих пяти государств.

СССР и Россия никогда не обменивались с Соединенными Штатами количественными данными по данным видам вооружений. Поэтому Вашингтон постоянно навязывает мысль о «превосходстве» Москвы в этой сфере. Через многочисленные публикации западных экспертов США удалось запустить в оборот следующие показатели: Пентагон, мол, располагает в Европе только 180 ядерными боезарядами, а Россия – более чем двумя тысячами единиц.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности