16+
21 Ноября 17:17
Эффект Газизовой

Руководство Татарстана продолжает лихорадочно цепляться за «принудиловку» в изучении татарского языка. Но общество уже не молчит.

Люди правильно поняли указание Владимира Путина о том, что татарский должен изучаться строго добровольно, а не силой, как это было прежде под чутким руководством Минтемира Шаймиева, который по большевистской привычке раздает команды, словно граждане его подчиненные.

Уже в начале сентября первое заявление об отказе от изучения татарского легло на стол. И написала его чистая татарка Алсу Газизова,  известный журналист, у нее образцовая татарская семья. И она не хочет, чтобы ее ребенок в ущерб другим предметам учил татарский. В начальных классах-шесть часов в неделю!

Вслед за Газизовой тысячи и тысячи поступили также. Причем больше всего — из татарских деревень, где русских  видели только по телевизору.

В Елабуге, наполовину татарской,  от родного отказались сразу два первых класса обычной школы. Родители посчитали, что их дети и так его знают.

В ответ, по указке сверху, ретивые директора школ стали от родителей требовать, чтобы они написали расписки о том, что они «добровольно» согласны на изучение татарского в ущерб другим предметам.

Тогда в дело вмешалась прокуратура республики во главе с Илдусом Нафиковым. Она потребовала от министерства образования немедленно отозвать все «методички», которые под другим соусом, но все равно сохраняли «обязаловку» в преподавании татарского языка, а самому министру Энгелю Фаттахову написать заявление «по собственному», пока не поздно.

На борьбу за «сохранение татарского языка» поднялся и Всемирный конгресс татар. Его председатель Василь Шайхразиев твердит свое:«Язык надо сохранить, это основа, это государственный язык Республики Татарстан, у нас, согласно Конституции, два языка».

Он не хочет слышать таких,  как Газизова, которые желают счастья своим детям и прекрасно видят, что на «малом языке» нельзя сегодня получить хорошее образование.

Редко кому из нас удается выучить другие языки настолько, чтобы читать на них научную и учебную литературу. Эвенкам нужно учить русский, чтобы стать высокообразованными. Они, конечно, могут попытаться выучить так же хорошо английский, но это маловероятно. Да и зачем такие муки, зачем воевать с окружающей тебя средой, со своими одноклассниками, соседями, учителями?

Есть одно очень простое правило: если семья отказалась от языка, припарки из учебника по умирающему языку не помогут. Бесполезны занятия, экзамены, цензы. Вы получите человека, который вместо физики или английского учил марийский или эвенкийский. Дома он также будет говорить на русском.

Координатор интернет-сообщества «Русский язык в школах национальных республик», мать двух детей Екатерина Беляева, напоминает, что федеральный стандарт позволяет всем желающим изучать татарский язык, никому это не запрещается.

«Такое чувство, что власти Татарстана специально нагнетают истерию в среде татар, вводя в заблуждения, пугая запретами на изучение татарского языка, хотя ничего подобного нет».

За татарский язык, на самом деле,  цепляется исключительно элита республики. Он ей придает статус, значимость в глазах Кремля.  Но проблемы татарского языка они истово обсуждают на русском.

Так случилось на последнем Госсовете, где наконец-то озвучил свою позицию глава региона Миниханов (должность «президента Татарстана» также сохраняется вопреки федеральному закону). Он не придумал ничего лучшего, как попугать  Москву грядущими выборами президента. Дескать, народ будет против Путина. А может наоборот, еще ему спасибо скажут, что избавил от дурости местных царьков, точнее ханов.

По крайней мере, на акцию протеста в Казани у Большого театра на площади Свободы в защиту татарского языка, вышли ровно три человека. Остальным, видимо, эти игры уже порядком надоели.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*