18+
19 Апреля 15:07
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Перед крахом

  Что происходит  с мировой экономикой, чего ждать от нее в 2016 году-над этими вопросами размышляет российский экономист Михаил Хазин.

Самая показательная новость – это то, что в Китае продолжают падать фондовые рынки. Это означает, что  вакханалия, которая началась с нового года, продолжается. Нужно отметить, что пока никаких особенно катастрофических явлений не произошло, потому что то, что китайский  рынок должен был упасть, было понятно изначально. У Китая очень много лет действует программа стимулирования внутреннего спроса, они осознают, что экспорт будет падать и надо его менять на внутренний спрос. Но проблема состоит в том, что сделать это обычными экономическими методами не получается.

738380 original

 

Поэтому они пытаются это сделать американскими, то есть через вливания денег в экономику через кредиты. В результате потребление растёт, но ровно до тех пор, пока вливаются деньги. А вот долги – они остаются. И начинаются проблемы: перегретый рынок начинает падать.

Ещё раз повторю, было известно давно, что рано или поздно это произойдёт, но проблема в том, что все участники рынков понимают, что единственный локомотив, что называется, мировой экономики – это Китай. Официальная цифра китайского роста высокая, 7, 8, 9%, хотя на 2016 год даже 6,5% не обещают. Но нужно понимать, что китайская статистика – это ещё более вещь в себе, чем трудовая статистика США.

То есть она может вообще никакого отношения не иметь к реальности, и в общем и целом можно отметить, что китайский рост меньше 8% в год официально означает, что стимулирующего влияния на мировую экономику китайская экономика не оказывает. И как следствие, начинает валиться всё остальное.

А вот со всем остальным всё куда хуже. Дело в том, что американский фондовый рынок – это инструмент абсорбции горячих денег, которые получаются в результате эмиссии.

Да, в 2014 году массовую эмиссию остановили, но эмиссия под дефицит госбюджета США всё равно продолжается. И по этой причине эмиссионные деньги в экономике появляются. Девать их некуда, потому что экономика мировая падает, об этом я скажу чуть позже. И по этой причине они должны где-то концентрироваться. Вот они концентрируются в фондовом рынке. В результате получается замечательная картина, при которой объективные показатели: выручка, доходы, прибыли крупнейших корпораций, которые определяют основные американские индексы, прежде всего индекс Доу Джонса, – находятся на многолетних минимумах. А показания фондового рынка находятся на абсолютных максимумах.

 С точки зрения здравого смысла это бред, и надо что-то с этим делать. Ну, просто с точки зрения здравого смысла. Если вы в качестве параметра здоровья человека берёте температуру, то можно его положить его в ванну, где температура будет 36,6, потом его вынимать на минуту, мерить температуру, а потом вновь запихивать обратно. У него будет температура 36,6, но это ничуть не мешает ему болеть или умереть.

Так вот аналогичная ситуация в США. Дела в экономике идут крайне неважно. Спрос частный падает, а частный спрос определяет в США от 70 до 80% ВВП. Сказать точно очень сложно, потому что США регулярно меняют статистические методики, и в результате совершенно невозможно сравнивать цифры.

 Например, последние изменения год назад ввели в показатели ВВП интеллектуальную собственность, а что это такое, абсолютно непонятно, потому что оценить её можно, а вот можно ли её продать?

Я напоминаю, что в России если посмотреть на ситуацию с подмосковной недвижимостью, то все владельцы подмосковной недвижимости описывают свои участки – 25 000 долларов сотка, 20 000 сотка, 15 000, некоторые 50 000. Но попробуйте эти участки продать – сразу станет понятно, что одно дело называть цену, а другое – получить реальные деньги.

Так вот в результате мы имеем замечательную картину. Рано или поздно американский фондовый рынок должен рухнуть. И когда он рухнет, то придётся все остальные параметры тоже приводить, скажем так, в большее соответствие с реальностью, чем это наблюдается сегодня.

Год тому назад, в конце 2014 – начале 2015 года многие эксперты по фондовому рынку очень уверенно говорили, что скорее всего американский рынок рухнет в 2015 году. Ещё раз повторяю: скорее всего. Пока то, что происходит, – это не обвал, и вообще мне кажется, что некоторый ресурс на то, чтобы держать ситуацию, всё-таки имеется. Однако если мы посмотрим на то, что происходит в мире, то увидим, что есть целая куча разного рода процессов, которые демонстрируют, что США больше держать не в состоянии.

В 1991 году, когда СССР исчезал с мировой карты и все говорили, я даже помню фразу Кондолизы Райс, что интересы России заканчиваются на границах России, тогда в 1991 году все считали, что за соблюдение правил в мире будут отвечать США. Не только за соблюдение, но и, скажем прямо, за интерпретацию.

Интерпретация у них, разумеется, бывает странная. Как мы хорошо знаем историю Югославии, когда первый раз за 50 лет европейскую страну бомбили, мы знаем историю с Ливией, да и собственно то, что происходит сейчас в Сирии и многих других местах, – это есть во многом результат интерпретации США правил. Но проблема в том, что выхода из ситуации, в которую мы сегодня попали, не видно.

Связано это с тем, что интерпретации – это интерпретации, а вот ресурсов на то, чтобы заставить других не интерпретировать, а соблюдать, похоже, у США нет.

 В этом нет ничего удивительного. Я напоминаю, что под современной финансовой системой заложена довольно сильная мина, которая появилась ещё в 1994 году, когда были приняты правила, которые сегодня определяют всю финансовую систему. Именно там были учреждены такие фундаментальные институты, как МВФ, Мировой банк и ВТО, которое  тогда называлось ГТТ, то есть Генеральное соглашение по тарифам и торговле. Но было ещё одно решение, принципиально важное.

Дело в том, что национальный по сути институт США – федеральную резервную систему США – сделали международным, поручив ФРС регулировать доллар не только как национальную валюту США, но и как мировую валюту. Тогда, в 1944 году, это было естественно: мир лежал в руинах, американская экономика составляла более 50% мировой. Сегодня ситуация изменилась радикально, американская экономика сегодня меньше 20%. Кто-то говорит 18, кто-то 16, я уже говорил, что ВВП – это показатель бухгалтерский, и по этой причине к нему нужно относиться с некоторой осторожностью. Но уж точно меньше 20%.

И в этой ситуации для США буквально лет 8 назад встала принципиальная проблема. Надо либо спасать мировую финансовую систему за счёт ресурсов американской экономики, то есть ресурс ФРС направлять на спасение международной финансовой системы. Либо же нужно спасать американскую экономику, но тогда проблемы будут с мировой финансовой системой.

Не нужно думать, что эта проблема не была осознана. Международные финансисты сделали попытку разрушить противоречия 1944 года и вывести эмиссионный центр мировой валюты из-под контроля США. В конце 2010 возникла идея создания Центробанков на базе МВФ. Закончилось это летом 2011 года делом Стросс-Кана, которое показало, что американская бюрократия такой замечательный инструмент, как эмиссионный центр, никому не отдаст. Но как следствие, и ответственность за всё легла на США. Которые не могут себе позволить сегодня печатать доллары в том количестве, которое нужно, чтобы контролировать всю мировую экономику.

В результате появляются разные мысли о разных региональных валютах, региональных эмиссионных центрах, Китай уже навязал МВФ юань как мировую валюту. А я напомню, что Китай – это не просто так, это одна-единственная страна из всех, которые входит в этот пул валют МВФ, центральный банк которой ни МВФ, ни США не контролируется. И по этой причине они могут заниматься эмиссией совершенно свободно.

Ну, а дальше мы уже видим ситуацию в Сирию, мы видим конфликт между Саудовской Аравией и Ираном, который очень принципиален. Дело в том, что можно спорить о демократической стране Саудовской Аравии, в которой абсолютно жесточайшая диктатура, но при этом нужно понимать, что реально воевать с кем бы то ни было Саудовская Аравия не может и не будет. Она пыталась с маленьким Йеменом воевать, в котором ситуация близка к гражданской войне, и получила по мозгам очень основательно. А воевать с Ираном, страной сильной и жёсткой и, самое главное, очень национально ориентированной, наёмная армия Саудовской Аравии не может, она, вне всякого сомнения, мгновенно проиграет.

И в этом смысле мы сейчас находимся в крайне интересном и любопытном положении. То, что происходит в мире, показывает, что та система, которая возникла на руинах СССР, больше существовать не может.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности