18+
12 Декабря 01:18
Заповедь Файнберга: пиши, как душа лежит

В Национальной библиотеке Узбекистана имени А. Навои прошел вечер памяти народного поэта Узбекистана Александра Файнберга. В эти дни ему исполнилось бы 80 лет.

В эти дни на доме поэта открыта  памятная доска

Лично с Александром Аркадьевичем Файнбергом я не была знакома. Были лишь пару мимолетных встреч и  посиделки  со старожилами  газеты «Правда Востока», куда он заглянул на огонек и где мне удосужилось тогда работать. О том, что передо мной находится известный поэт, публицист, переводчик, было мне ведомо. Но общаться было как-то боязно.

На меня смотрели пытливые глаза, расположенные на особом, скульптурно выразительном лице, а низкий с хрипотцой голос вызывал трепет…

И почему тогда меня покинула смелость и мне не пришлось с ним познакомиться более тесно? Но, оказавшись на нынешнем мероприятии, что-то записывая в блокнот, пропитываясь духом людей, собравшихся на этот памятный юбилей, вдруг меня пронзили знаковые мысли.  Я поняла величину и безвозвратность той упущенной возможности прикоснуться  к этому не просто замечательному человеку, но и талантливому творцу.

Театровед Владимир Островский был соседом по парте Файнберга в мужской образцово-показательной школе № 50. Он вспоминает, что жили все скудно, но воспитывались правильно. В той системе уже с первого класса были выстроены жизненные и идеологические установки – хорошо учиться, посещать библиотеки, слушать лекции, концерты, «поглощать» книги в неимоверных количествах, знать стихи назубок и многое другое. Если юные несмышленыши выдавали стихи залпом, тараторя их без души, то произведения Пушкина, впервые прочитанные Сашей,  ввергли всех в удивление и восторг. Уже  тогда он понимал влияние каждого слова, действие поэтической строки.

Прошло много лет. Возле памятника Пушкина, на некогда одноименной площади, собрались деятели культуры, даже приехали гости из России – артист Василий Лановой, искусствовед Святослав Бэлза и другие. Знаменитый  московский актер представлял произведения Пушкина по артистическим канонам, а Александр Файнберг читал стихи по-своему — завораживающе.

Он был выдающимся поэтом, чьему голосу внимали люди. И этому не могла даже помешать шумящая рядом со сквериком автомобильная трасса.

Новый памятник на могиле Народного поэта Узбекистана

Иброхим Гафуров — заслуженный деятель искусств Узбекистана, литературный критик, переводчик и писатель, говорил на русском.  Слог его был грамотен, чист, изощрен различными эпитетами, сравнениями. Это было так необычно, ведь во всех других случаях он общается только на родном языке, за что всегда ратует. Словом, говорил он очень хорошо, поименно упомянув представителей двухсотлетней истории российской, начиная с Пушкина, и советской поэзии, завершая именем своего коллеги Александра Файнберга.

Слушая его воспоминания  о 60-х годах ХХ века, когда возникла их дружба, добрососедские взаимоотношения (ведь они жили в одном Доме  творческой интеллигенции), оценки творческого пути, начинаешь осознавать, что для целого поколения людей Файнберг явился олицетворением  великих скреп между узбекским и русским народом.

Поэтом он стал на этой земле, обрел здесь свою родину. Тема узбекского народа стала для него основополагающей, над ней поэт работал всю свою жизнь.

Кроме оригинальной поэзии, А.Файнберг занимался и переводами произведений узбекских поэтов, писателей. Вся глубина и проникновенность поэзии великого А.Навои была представлена русскому читателю благодаря духовной близости, пониманию особенностей узбекского языка этим мастером слова.

Писатель, сценарист  Мурад Мухаммад Дост и режиссер Джахонгир Касымов  поведали о работе Александра Файнберга в кино.

«Мало быть честным, порядочным, талантливым, надо быть великим тружеником, а в искусстве стремиться стать проводником художественной правды. Таким он был, таких людей сейчас не хватает», — сокрушались деятели культуры.

— Моей первой полнометражной картиной была «Великан и коротышка», — говорит Д.Касымов. – Над ней мы работали с большим удовольствием, так как безудержный юмор был скрашен злободневностью, вечностью и глубиной темы. А ещё — большим вдохновением его создателей. Мудрость мастера звучала почти по-соломоновски: «И это всё пройдет». Уча своих коллег, последователей, учеников, поэт не требовал знаний, грамотности, филигранной каллиграфии и иных премудростей.  Он просил:  «Пиши, как душа лежит».

Об этом и одно из проникновенных стихотворений Файнберга.

Ода черновику

Всему, поэт, откройся на заре.

И до могилы не живи иначе.

Прельщайся всем, что видишь на земле.

Люби и пой.

Дай бог тебе удачи.

Но не прельстись, поэт, беловиком.

Он без тебя сумеет всплыть наружу.

Есть черновик,

что вечно под замком.

Никто тебе так преданно не служит.

Он — кровь и плоть твоих грядущих книг.

Он — творчество,

он — мужество,

он — главный.

Пускай потом к тебе приходит слава.

В ночи ты слезы льешь на черновик.

Черновики…

Они просты как будто.

Но за измену мстят они всерьез.

Ведь не слова таят они,

не буквы,

а голоса неведомых нам звезд.

Храните их, поэты, осторожно.

В них к Богу есть невидимая нить.

Стихи свои всегда запомнить можно.

Мгновений этих вам не повторить.

Вы не по рифме, вы по крови братья.

Да будут ваши взлеты высоки.

Но только ни за что не умирайте,

пока вы не сожгли черновики.

Медаль Пушкина, врученная узбекскому поэту по указу президента РФ

Этот вечер памяти организовали творческая группа «Мурувват» и редакция газеты «Овози тожик», а вела моя коллега – Ильмира Зайнутдинова. Сколько поэтических строк, песен, книг, кинокадров она перелопатила, переговорила об участии людей, знавших, трудившихся с Файнбергом! Чего только стоила виниловая пластинка с песней, звучавшей из старого проигрывателя Или 11 видеороликов, предварявших выступление гостей.

Ученики школы № 50, той самой, где учился А. Файнберг,  удивили такой проникновенностью в прочтении стихов, что многие  даже прослезились.  Люди вставали с мест, пели песни под гитару, читали стихи своего кумира, своего великого земляка.

Инна Коваль-Файнберг – жена поэта, маленькая женщина, чуть сутулая, но очень живая. Вышла к гостям в современном обличии —  джинсы, кроссовки. Поражала сила в голосе и четкость мышления. Была кратка и благодарна всем за участие в этом вечере. Ей подарили яблоки в корзине, но она тут же всем: «Пожалуйста, угощайтесь».  Совсем как её щедрый спутник жизни Александр Файнберг, который отдавал всем ближним и дальним свою доброту, силу, участие и удивительный талант.

Муяссар Максудова

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*