18+
20 Октября 20:21
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Словарь русской общины? Это нужно!

Такого масштабного обзора русской эмиграции ещё не было. 18 000 (вдумайтесь в эту цифру) биографий наших соотечественников, живших и работавших во Франции большую часть ХХ века. Причём здесь представлены статьи не только о первой, «золотой», волне.

Вышел в свет словарь «Русское зарубежье во Франции». Такого масштабного обзора русской эмиграции ещё не было. 18 000 (вдумайтесь в эту цифру) биографий наших соотечественников, живших и работавших во Франции большую часть ХХ века. Причём здесь представлены статьи не только о первой, «золотой», волне. Вы можете прочесть и об их потомках, и о наших современниках, по тем или иным причинам связавших свою жизнь с этой страной.

Десять лет назад известный библиограф и исследователь творчества Цветаевой Лев Мнухин представил последний, восьмой, том многотомника « Русское зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. Франция. В 8 томах. 1919-1975». Именно он был застрельщиком этого проекта и создал коллектив, результатом работы которого стала эта «Хроника». Целая панорама литературных собраний, художественных выставок, заседаний различных обществ, спектаклей русских театров и антреприз, научных конференций, съёмок фильмов с участием русских режиссёров и актёров во Франции более чем за полвека была развёрнута впервые.

Группа работала в архивах и библиотеках Москвы и Санкт-Петербурга, Праги и Парижа, Лидса и Нантера, других городов. Сотни тысяч изданий, газет, журналов были просмотрены, составлены описи могил на десятках кладбищ. В последний том «Хроники», вышедшей в 2002 году, вошли указатели, в том числе, естественно, и именной. И стало понятно, что он представляет собой нечто большее, чем просто перечень имён. Именно он и стал основой будущего биографического словаря « Русское зарубежье во Франции».

Вместе со Львом Мнухиным основную работу по воплощению этой, казалось, немыслимой задачи в жизнь выполнили Татьяна Гладкова, Мария Авриль, Вероника Лосская, Тамара Полуэктова, Ольга Ростова, Надежда Рыжак, Нина Осипова и Вадим Телицын. Огромную роль в издании сыграла директор Дома-музея Марины Цветаевой в Москве Эсфирь Красовская. Участвовали и Дом наук о человеке во Франции, и Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, и Институт славянских исследований в Париже, и Славянская библиотека в Праге, и Отдел литературы русского зарубежья Российской государственной библиотеки. А ещё Музей Марины Цветаевой в Болшево под Москвой, Тургеневская библиотека в Париже.

Пожалуй, самое ценное, что здесь представлен невероятный по масштабу «второй ряд», люди, не известные широкому кругу и, честно говоря, в основном забытые, как казалось, навсегда. Журналисты, актёры, писатели, адвокаты, инженеры, священники, офицеры, генералы. А ведь за каждым из них целая жизнь и достойные дела.

Ну кто, к примеру, сегодня знает, кем был Евгений Ионович Вдовенко. А теперь мы можем вспомнить этого замечательного человека, электротехника, протодиакона, владельца мастерской церковных облачений и принадлежностей, снабжавшего ими половину русских приходов во Франции.

Или Мария Яковлевна Мясникова, всю жизнь ухаживавшая за больными в Ницце. И таких примеров – тысячи.

И, конечно, надо отметить: наряду с ушедшими, в словарь вошли и те, кто и сегодня служит русской культуре на берегах Сены и Луары.

К примеру, наш знаменитый историк моды, человек-оркестр Александр Васильев, или чемпион мира по шахматам Борис Спасский, или известный военный историк Николай Рутыч-Рутченко, передавший в Россию, в Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, огромный пласт документальных материалов. Включён, к примеру, Андрей Михалков-Кончаловский, значительная часть жизни которого связана с Францией. Равно как и, конечно, его двоюродные бабушка и дедушка Виктория и Дмитрий Кончаловские, нашедшие последний приют на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Составлять словарь было далеко не всегда просто. Иногда – правда, довольно редко – авторы встречались с отказом родных или самих героев биографических статей предоставить хоть какие-нибудь данные. Некоторым мерещились какие-то происки – эхо советских времён. Наверное, взяв в руки эти три прекрасно изданных тома, они серьёзно пожалели о своём решении. Однако в основном составители получали поддержку от почти всех, к кому обращались. Потому что до сих пор живо много ещё людей, мечтаюших, чтобы память о них и об их близких навсегда была запечатлена в России.

Конечно, фундаментальную основу словаря по-прежнему составляла работа в архивах, библиотеках, с соответствующими справочниками, словарями, подшивками газет и журналов. Однако многое добывалось и во время встреч. И московское, и французское радио, ряд интернет-порталов, некоторые российские газеты обращались ко всем, у кого есть какие-то сведения, с просьбой помочь в составлении словаря.

И всё же ничто не бывает идеальным. Вернее любая, даже самая блистательная работа, часто требует продолжения и уточнения. В трёхтомнике наиболее серьёзно представлена так называемая «старая» эмиграция. И, думается, самые большие лакуны содержит информация, связанная с нашими современниками, переселившимися во Францию или работавшими там в 90-е годы прошлого века. Как ни странно, хронологическая близость вовсе не гарантирует наличие наиболее полных данных. А думается, там немало имён, которые украсили бы золотом палитру взаимоотношений России и Франции. Жаль.
Думается, что такой словарь крайне нужен и для русской общины Узбекистана. Тем более, пока еще свежа память.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности