18+
11 Августа 02:47
Война за чужой счет

Натовское руководство подводит итоги ливийской кампании, получившей лукавое название «Объединенный защитник». Генсек Андерс Фог Расмуссен назвал военную операцию в Ливии одной из самых успешных в истории Альянса.

Натовское руководство подводит итоги ливийской кампании, получившей лукавое название «Объединенный защитник». Генсек Андерс Фог Расмуссен назвал военную операцию в Ливии одной из самых успешных в истории Альянса. Наверное, он прав хотя бы уже потому, что НАТО подтвердило свою высокую боеспособность.

Но более любопытным мне показалось другое заявление Расмуссена, сделанное им 27 октября в Берлине. «Свобода лежит в основе наших принципов, наряду с демократией, правами человека и верховенством закона. Именно эти принципы делают нас теми, кто мы есть. Они являются важной частью нашей жизни. И поэтому мы должны их отстаивать», — сказал он.

По его мнению, главная задача НАТО заключается в обеспечении безопасности территорий стран-членов. Если согласиться и с этими тезисами генсека, то непременно возникнет простой вопрос: а причем тут Ближний Восток, где только в Ливии, по подсчетам правозащитников, было убито около 60 тыс. человек, более 200 тыс. ранено, 2 млн. человек стали беженцами?

Но американцев, прежде всего и только, интересует другое: собственные деньги. Вице-президент США Джо Байден уже сообщил, что США потратили на ливийскую войну приблизительно 2 млрд. долларов.

А помощник президента США по национальной безопасности Томас Донилон в статье для газеты «Вашингтон пост» констатировал, что американская часть ассигнований на кампанию от ее начала до завершения представляет собой сумму, которая меньше той, что США тратят за одну неделю в Афганистане или Ираке.

Если сравнить эти данные хотя бы с расходами Великобритании — 2,71 млрд. долларов, Франции – 320 млн. евро, да учесть, что США продали странам-участницам коалиции боеприпасов, запчастей, топлива на сумму в 250 млн. долларов, то ливийская война, действительно, обошлась американцам очень дешево.

Затраты других участников «Объединенного защитника» пока неизвестны. Но в антиливийской коалиции активную роль сыграли также Бельгия, Греция, Дания, Италия, Испания, Норвегия, Канада, Катар, Арабские Эмираты. Из 28 стран НАТО в операции участвовала ровно половина – 14. Можно предположить, что общие расходы на войну составили огромную сумму.

И это притом, что за то время, пока в Ливии шла гражданская война, поступления в бюджет страны упали на 84%. В докладе, подготовленном консалтинговой компанией Geopolicity, сказано, что «Арабская весна» уже обошлись региону в 55 млрд. долларов. Тяжелейший удар по экономике испытали Ливия, Сирия, Египет, Тунис, Бахрейн и Йемен. Суммарные потери их ВВП достигают 20,56 млрд. долларов, а потери госбюджета — 35,28 млрд. долларов.

Составители доклада подчеркивают, что стоимость арабских конфликтов невозможно подсчитать точно: «Многие критически важные экономические показатели недоступны, и ситуация весьма подвижна». Нынешнее состояние неопределенности в Ливии требует особого внимания, полагают эксперты.

Судьба страны, по их выражению, балансирует на грани: «Конфликт в Ливии парализовал экономическую активность, в результате чего потери ВВП составили 7,67 млрд долларов».

Авторы отчета предупреждают: если региону не оказать продуманную поддержку, «демократические» достижения «Арабской весны» могут быть обращены вспять. Последние несколько месяцев охарактеризованы как период наибольших потрясений, переживаемых арабским миром, начиная с 1950-х годов.

В докладе содержатся рекомендации для Лиги арабских государств и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива стимулировать внутренний процесс реформ при скоординированной поддержке извне. Управляющий директор консалтинговой компании Питер Мидлбрук говорит, что доклад окажет огромную помощь при выработке дальнейшей стратегии странами «Большой двадцатки», ООН, а также региональными организациями вроде Лиги арабских государств и самими странами, затронутыми «Арабской весной».

Большую выгоду от «Арабской весны» получили богатые нефтью страны региона, сумевшие избежать восстаний или их остановить. ОАЭ, Кувейт и Саудовская Аравия заметно нарастили свой государственный доход. Так, поступления в бюджет Саудовской Аравии выросли на 25%, рост доходов в ОАЭ составил 31%.

В то же время, в документе указывается, что международная помощь арабским странам не оправдала возлагавшихся на нее надежд. «Обещания поддержки, данные «Большой восьмеркой» в Довиле в мае 2011 г. в значительной мере так и не материализовались.

А эффект от 100 млрд. долларов, выделенных «Большой двадцаткой», окажется в лучшем случае лишь «тонкой струйкой» с угрозой того, что люди, выходившие на улицы, не увидят в этом почти никакой пользы для себя лично ни в ближайшей, ни в среднесрочной перспективе», — резюмируют эксперты.

Короче говоря, США, НАТО и их сателлиты руками самих арабов развалили экономику большинства арабских же стран, а расплачиваться за североатлантические «удовольствия» должен, оказывается, весь остальной мир.

Известный востоковед Владимир Греков совершенно справедливо квалифицирует ливийскую войну и «арабскую весну» как неоколониализм.

Аналогичного мнения придерживается профессор из Сиракузского университета в США Гораций Кэмпбелл в материале «Глобальное НАТО и реколонизация Африки», опубликованном канадским ресурсом Global Research. Скажем больше: ливийская бойня подтверждает и закрепляет стратегию США, согласно которой борьба с терроризмом используется в качестве предлога для мировой экспансии.

Основным военным инструментом в этой экспансии служит Североатлантический альянс, давно вышедший за рамки географический зоны своей ответственности и наделивший себя «глобальной» миссией.

Напомним: когда Тони Блэру потребовалось оправдать нападение НАТО на Югославию в 1999 г., он сказал, что право одной страны сбрасывать бомбы на другую обосновано нарушением прав человека в этой стране, и это вытекает из самого смысла глобализации. Что касается «смысла глобализации», то натовский документ № 23468/2011, опубликованный недавно чешской газетой Lidové noviny (Народные новости) под названием «Аудиторское заключение войны в Ливии», лишний раз подтверждает, что в глобальной политике принцип «сбрасывать бомбы» остался для англосаксов неизменным.

Все затраты, в конечном итоге, окупаются сполна. В документе, в частности, говорится: контракты на газ и нефть и разрешения западным концернам уже возобновлены или будут возобновлены в полном объеме и частично с более выгодными условиями; следует ожидать заказов на восстановление городов, уничтоженных во время боев и союзнических авианалетов.

И сделаны удивительно циничные выводы: операция в Ливии, по сравнению с Афганистаном и Ираком, была достаточно эффективным способом смены режима с ожидаемыми подобными результатами. Рекомендуется использовать этот вид операций в Сирии, Йемене и других странах.

Редакция, правда, сомневается в достоверности этого документа, но судя по тому, как развиваются события в Северной Африке и на Ближнем Востоке, все сомнения можно отбросить в сторону.

Еще в 1976 г. Збигнев Бжезинский опубликовал в журнале «Форин полиси» программную статью «Америка во враждебном мире», в которой он обосновал необходимость политики глобального экспансионизма ради спасения американского капитализма.

 Идеи Бжезинского, и не только эти, получили дальнейшие развитие, в частности, в проекте американских консерваторов, известного под названием «Великий Ближний Восток» (Greater Middle East), подготовленном к весне 2004 г. и в июне обнародованным Джорджем Бушем на Стамбульском саммите НАТО.

Проект дает американскую трактовку ближневосточной ситуации, на длинную перспективу определяет основные моменты американских интересов. Он основан на геополитической концепции американских правых неоконсерваторов о необходимости найти нового «глобального врага».

После краха СССР и резкого ослабления России США понадобился новый претендент на роль «империи зла». Эта роль постепенно отошла исламскому миру.

Демонизации мусульман в глазах американских стратегов помогли теракты 11 сентября 2001 г. Не вдаваясь в детали проекта, заметим, что смысл его заключается в следующем: прямое силовое вторжение американской военной и политической системы в исламский мир; свержение исламских режимов, отказывающихся активно сотрудничать с США; военные действия против Ирана, Сирии, Ливана, позже Саудовской Аравии; жесткое подавление в исламских странах, лояльных Вашингтону, любых признаков политической исламской оппозиции.

Враг понятен: политический ислам, приравненный американскими идеологами к «фашизму». Понятны и методы: военно-политическое, дипломатическое и экономические давление США на упорствующие арабские режимы. Цель тоже ясна: установление в исламском мире либерально-демократической светской проамериканской политической системы.

Таким образом, проект «Великого Ближнего Востока» есть объявление войны всему исламскому миру, чьи политически режимы — как радикальные, так и умеренные и относительно проамериканские — оказываются «зданиями, подлежащими сносу». Фактически арабским странам предъявляется ультиматум: либо вы отказываетесь от своего политического суверенитета, религиозно-культурной и социальной самобытности в пользу США и светского либерал-демократического устройства, либо вам будет объявлена война.

Не случайно ведь ни одна из так называемых революций «Арабской весны» не несла и не несет в себе никакой другой идеи кроме идеи свержения правящего режима. Спрашивается: зачем сегодня, когда системный кризис по-прежнему держит мир в своих тисках, англосаксам и их союзникам нужна эта дополнительная «головная боль»?

Ответ, как ни странно, лежит далеко в стороне от охваченного волнениями региона.

Эксперты Цюрихского университета, проведя скрупулезный математический анализ связей ведущих компаний планеты, пришли к выводу, что всеми процессами на планете, связанными с экономикой, руководит по сути одна гигантская корпорация.

То есть, можно вести речь о существовании некоего теневого правительства, куда входят хорошо известные всем компании. На их долю (1318 компаний) приходится 60% всех доходов. Ядро составляют 147 финансовых и инвестиционных институтов, контролирующих 40% глобального рынка.

Список открывает Barclay s — один из двух британских банков — в первой десятке, там же французский AXA и швейцарский UBS, 7 остальных мест занимают американские компании, а топ-10 замыкает Merrill Lynch. Немецкий Deutsche Bank на 12 месте. Рейтинг, конечно, формален, но общее представление о ситуации дает. Весьма красноречиво, что на 34 месте в списке находится Lehmann Brother s, с банкротства которого и начался кризис 2008 г.

Ситуация еще больше проясняется, если принять во внимание тот факт, что сегодня в глобальной экономике сложилось три группы государств. К первой группе относятся США, доля которых в мировом ВВП составляет около 30%. Плюс Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада, Япония.

Во вторую группу входят Китай (по итогам 2010 г. вторая экономика мира), Индия, большинство «азиатских тигров», стран Латинской Америки, бывшие социалистические страны, Иран, другие нефтяные государства. И, наконец, третья группа: почти вся Африка, значительная часть Азии и государств бывшего СССР. Если Россия политически на границе первого и второго миров, то экономически тяготеет к нижней границе второго мира.

Заметим попутно, что без реальных и энергичных реформ этот уровень будет снижаться. Добавим также, что 33 крупнейшие компании мира, штаб-квартиры которых находятся в США, владеют более 70% всех котирующихся на бирже акций. В абсолютных цифрах это составляет почти пять триллионов долларов.

А в мировом масштабе на долю пяти стран – США, Японии, Великобритании, Германии и Франции – приходится 90% крупнейших корпораций на планете. Названные страны и составили костяк антиливийской коалиции, они же спровоцировали и массовые волнения в странах Северной Африки и Ближнего Востока.

Таким образом, позволительно сделать вывод о том, что НАТО (а это значит, в первую очередь, — США) из инструмента «глобальной демократизации» трансформировался в инструмент глобализированного капитала, прежде всего, западного. Развязав войну в Ливии, Запад практически взял под прицел весь Африканский континент.

Есть несколько причин, по которым Африка имеет стратегическое значение для мировой экономики, в т.ч. для геополитических интересов Соединенных Штатов Америки. Главная из них — нефть. Суммарные нефтяные резервы африканских стран — 16,6 млрд. т, что составляет 10% общемировых запасов.

По этому показателю Африка уступает лишь Ближнему Востоку и Евразии. На долю Западной Африки уже сейчас приходится 15% нефти, импортируемой в США, и этот показатель, по всем прогнозам, в течение ближайших 25 лет достигнет 25%. Нефтяные месторождения найдены на побережье Анголы, Сан-Томе, Габона и Нигерии. США пытаются уменьшить энергетическую зависимость от Ближнего Востока, поэтому Африка в последние годы стала особым объектом американских бизнес-интересов.

Газовые ресурсы континента тоже весьма значительны. Они насчитывают 14,65 трлн. куб. м, что составляет 7,9% мировых запасов. По доказанным запасам природного газа, Нигерия и Алжир (5,22 и 4,5 трлн. куб. м, соответственно) уступают лишь России, Ирану, Катару, Туркмении, Саудовской Аравии, ОАЭ, но значительно опережают такого ведущего экспортёра газа как Норвегия (2,91 трлн. куб. м), тоже участвовавшей в ливийской кампании, кстати.

Углеводороды являются не единственным африканским сырьем. Интерес также представляют руды и металлы: цинк, кобальт, медь, уран и бокситы. Таким образом, Африка и Ближний Восток сегодня являются точкой пересечения жизненно важных интересов двух великих держав – США и Китая, которые уже вступили между собой в непримиримую борьбу за доступ к энергоресурсам и политическое влияние в регионе. Здесь же США реально пытаются заживо похоронить идею о многополярности современного мира, и, что особенно тревожно, достигли определенных успехов.

Вместе с тем, смею утверждать, что не полезные ископаемые стали главной причиной очередной экспансии Запада на Африканский континент. Сегодня достоянием мировой общественности стал факт наличия в Ливии огромных запасов пресной воды. Она, по мнению экспертов ООН, в самое ближайшее время станет дороже нефти.

Стремление к глобальной монополии на водные ресурсы уже сейчас является важнейшим фактором мировой политики. А на юге Ливии располагается четыре гигантских водных резервуара (оазисы Kufra, Sirt, Morzuk и Hamada), сооруженных, кстати, по проекту Каддафи.

По некоторым данным, в этих резервуарах содержится в среднем 35 000 куб. километров (!) воды. Чтобы представить этот объем, достаточно вообразить всю территорию Германии огромным озером 100 метров глубиной.

Кубометр чистейшей воды из ливийских резервуаров с учетом всех затрат может обходиться в 35 центов. Это примерная стоимость кубометра холодной воды в Москве. Если же брать стоимость европейского кубометра (около 2 евро), то ценность запасов воды в ливийских резервуарах составляет 58 триллионов евро.

А цена опресненной воды, предлагаемой израильскими, европейскими и американскими фирмами африканцам, колеблется от 3,75 до 4.00 долларов за кубометр. Для сравнения: доказанные запасы нефти в Ливии — 5,1 млрд. тонн, при нынешних ценах — это около четырех триллионов долларов.

Если воду продавать даже по 35 центов (не по 4 доллара), то сумма приблизится к 10 триллионам. А если по 4 доллара за кубометр, то стоимость ливийской воды достигнет 140 триллионов долларов. Может ли Запад упустить такую выгоду?

Кроме того, со своим водным проектом Ливия могла начать настоящую «зеленую революцию», что решило бы массу проблем с продуктами питания в Африке, обеспечило бы стабильность и экономическую независимость. Для МВФ и глобальных картелей, конечно, намного выгоднее навязывать собственные дорогостоящие проекты, такие, как опреснение воды. Самостоятельный ливийский проект в их планы никак не вписывался.

Теперь предельно ясно, почему для Вашингтона страны Магриба являются ключевым регионом на карте мира, установление контроля над которым позволяет управлять глобальным транзитом углеводородов и других видов стратегического сырья для крупнейших развивающихся экономик (прежде всего, Китая). Это первая цель США и основная причина «революционных» событий в регионе.

Не исключено, что перед новыми правителями, пришедшими к власти с помощью технологий «цветных революций» и «управляемого хаоса», будет поставлена задача перекрыть (или существенно сократить) экспорт энергоносителей в Китай.

Вторая основная цель Вашингтона имеет отношение к приближающейся схватке за Африку и ее энергетические ресурсы в целом. Как повод для соперничества великих держав и предмет нового геополитического передела сфер влияния, Африканский континент, несомненно, представляет лакомую добычу.

В этом переустройстве США рассчитывают сыграть ключевую роль, основываясь на концепции нового геополитического образования — «Большого Ближнего Востока». Цепочка «цветных революций» в странах Северной Африки и Ближнего Востока стала первым практическим шагом на пути реализации этой концепции.

Но любая война – это для американцев, прежде всего, доходный бизнес, и в Конгрессе уже звучат предложения о компенсации расходов США на операцию в Ливии за счет «замороженных» активов прежних хозяев Триполи.

Инициативой заинтересовалась госсекретарь Хиллари Клинтон, а руководитель пресс-службы госдепа Виктория Нулан тут же доложила, что подавляющая часть имущества Ливии в размере порядка 32 млрд. долларов, арестованных в американской банковской системе, представляет собой «неликвидные активы».

По ее данным, наличные средства составляют «сравнительно небольшую часть» означенной суммы – около 10%. Маловато, конечно, но при объявленных-то расходах на следующую, скажем, антисирийскую, войну вполне достаточно!

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Криминальный Узбекистан

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности