18+
05 Августа 15:59
Заравшанские корни армянской семьи

Некоторое время тому назад в семейном архиве одной из жительниц города мне удалось обнаружить любопытный документ, проливающий свет на историю возникновения армянской общины Самарканда.

Некоторое время тому назад в семейном архиве одной из жительниц города мне удалось обнаружить любопытный документ, проливающий свет на  историю возникновения армянской общины Самарканда. 

Документ этот не только позволил узнать имя первого  священника самаркандской диаспоры армян Кеворка Захарьянца,  но и получить сведения о человеке, крещенному по армянскому обряду в только что открытом в городе молитвенном доме.

Где находился этот дом, кому он принадлежал и сохранился ли до наших дней неизвестно, ибо ответ не лежит на поверхности, а требует специального исследования.

Но могу со всей ответственностью утверждать, что младенец Григорий был шестым по счету армянским ребенком, крещенным с момента открытия молитвенного дома в Самарканде Кеворком Захарьянцем.

Родившись 7 октября 1898 года, малыш был окрещен почти сорок дней спустя и имя его внесено в метрическую книгу армянского молитвенного дома под номером 6. Быть может, когда-нибудь мы узнаем и имена пяти его предшественников.

Обнаруженная метрика вызвала у меня естественный интерес к личности новорожденного и к его семье. Все в том же семейном архиве была найдена фотография родителей малыша, сделанной еще до его рождения в Шуше.

Можно с полной уверенностью утверждать, что эта чета поселилась в Самарканде все в том же, 1898, году, так как их первый ребенок — дочь Варвара — появилась на свет в Шуше в 1897 году. Сюда же супруги приехали с годовалой девочкой.

С фотографии смотрит на нас совсем юное создание — Педрон Саркисян. Рядом с ней — ее муж Иоанес Товмасянц, мужчина лет сорока с лишним. Весьма значительная разница в возрасте не очень, видимо, влияла на супружеские отношения: за неполные четырнадцать (1897-1910) лет Педрон родила шестерых детей — четырех дочерей и двух сыновей.

После рождения самой младшей дочери — Эвелины — глава семейства заболел. Длительное лечение у местных эскулапов не дало результатов. И тогда, не стесненный  в средствах,  Иоанес выехал в Германию. Однако болезнь  была уже запущена, и в 1913 году Товмасянц скончался в Берлине. Там же его и похоронили.

О жизни его старшего сына, Григория, чью метрику удалось обнаружить, почти ничего  не известно. Однако дальнейшие  поиски  позволили  найти небольшой медальон с его фотографией. Юноша в форменной  фуражке снят на фоне какого-то забора. Фотография плохо сохранилась, детали ее слабо различимы, однако фуражка на голове Григория, предположительно, напоминает гимназическую. Этот молодой человек был призван на фронт  Первой мировой войны. Больше о нем никто из родственников не слышал. А второй сын  Иоанеса и Педрон, Сергей, погиб во время  Второй мировой войны.

Думаю, что читателям небезынтересно узнать, как сложились судьбы других потомков семьи Товмасянц. Вдова Иоанеса, оставшаяся одна с полудюжиной детей, оказалась на редкость жизнестойкой. Она неплохо шила и этим зарабатывала свой хлеб.  Прожив долгую жизнь,  татик (бабушка) Педрон  тихо скончалась в 1959 году, в окружении многочисленных родственников.

Дети ее очень рано пошли работать. А затем старшая дочь Варвара, окончила тифлисскую гимназию и стала педагогом. В годы революции она вышла замуж за Анатолия Леменовского. Этот брак вызвал немало толков в городе: Варя стала первой армянкой в Самарканде, нарушившей написанные законы предков и связавшей свою судьбу с человеком — иноплеменником.

Однако по ее настоянию их венчание состоялось в армянской церкви: к тому времени она уже существовала. В последующие годы Варвара, отдавшая школе десятилетия своей жизни,  получила почетное звание «Заслуженного учителя Республики Узбекистан».

Ее  дочь Ольга вышла замуж за известного в республике строителя аэродромов Георгия Ситарова, а сын Варвары — Владимир Леменовский, не так давно скончавшийся в Москве,  долгое время возглавлял трест «Самаркандгеология».

По-разному сложились судьбы сестер Варвары. Мария вышла замуж и уехала в Баку, где заведовала затем детским садом. Эмма всю свою жизнь прослужила медсестрой в самаркандском онкологическом диспансере. Самая младшая из сестер Товмасянц, Эвелина, окончила педагогическую академию и преподавала биологию в 35-й, а затем и 34-й школах Самарканда.

Посвятила школе жизнь и ее дочь Виргиния Аветовна, окончившая филфак СамГУ и более тридцати лет «сеявшая разумное, доброе, вечное» на ниве просвещения.

Этот же факультет окончила и дочь Виргинии Аветовны Виктория, тоже вступившая на педагогическое поприще. Уже  будучи дипломированным филологом, она получила второе высшее образование в Самаркандском институте иностранных языков.

Таким образом, потомки  рода Товмасянц, одного из старейших в Самарканде армянских семейств, полтора десятилетия назад  начали отсчет своего второго  столетия на берегах Зарафшана.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности