18+
04 Марта 06:03
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Референдум в Латвии. Маски сброшены

Около 280 тысяч жителей Латвии на референдуме 18 февраля высказались за внесение поправок в Конституцию страны и придание русскому языку статуса второго государственного. Против проголосовали почти 820 тысяч. Все-латыши.

Около 280 тысяч жителей Латвии на референдуме 18 февраля высказались за внесение поправок в Конституцию страны и придание русскому языку статуса второго государственного. Против проголосовали почти 820 тысяч. Все-латыши.

Всего в референдуме приняли участие более миллиона человек (70,73 процента) латвийских избирателей. Свыше 300 тысяч русскоязычных жителей Латвии, не имеющих гражданства, были лишены права выразить свое мнение посредством плебисцита.

В то же время участвовать в референдуме было разрешено заключенным и пациентам психиатрических больниц. Такая вот демократия по-латвийски…

Два месяца назад, когда около 190 тысяч граждан Латвии подписались за проведение референдума по приданию русскому языку статуса второго государственного, у большой части общества впервые за последние двадцать лет появилась слабая надежда, что уж теперь-то власти не смогут отмахнуться от них.

Волей-неволей, но они будут вынуждены признать, что русский язык, на котором говорят почти 40 процентов населения страны, никак не может считаться здесь иностранным…

На минуту поверилось, что наконец-то прекратятся языковые репрессии, грабительские штрафы и налеты языковых инспекторов на предприятия, в детские сады, торговые центры, больницы, на концертные площадки.

Мы успели помечтать о том, как наши дети смогут учиться в школах и вузах на родном языке, а старики – прочитать русские аннотации к лекарствам. И главное – прекратятся бессмысленные распри на почве языка, и в обществе наметится поворот к согласию и примирению.

Ведь Латвия двадцать лет назад встала на путь разделения своего народа – на латышей и нелатышей, граждан и неграждан, оккупантов и патриотов. Мы надеялись, что убедительные итоги опроса по предстоящему референдуму уже сами по себе могут стать серьезным сигналом хотя бы для начала диалога правящей эли ты с национальными меньшинствами…

Игра в политкорректность и вправду вроде бы даже началась. В декабре 2011 года президент Латвии Андрис Берзиньш встретился с консультативным советом по делам нацменьшинств, чтобы обсудить ситуацию.

Представитель старообрядцев Илларион Иванов и председатель латвийского Общества русской культуры педагог Елена Матьякубова передали главе государства заявление с предложением организовать дискуссии о языках нацменьшинств, в том числе на пленарном заседании Сейма.

Правда, накануне Андрис Берзиньш через СМИ оповестил общественность, что он лучше уйдет в отставку, но никогда не подпишет закон о втором госязыке. Но как говорится, возможны варианты. Русские общественные организации уже давно выступают за разумные компромиссы, одним из которых мог бы стать для русского языка статус языка нацменьшинств.

Тем более что это соответствует требованиям Рамочной конвенции о защите нацменьшинств, подписанной Латвией в 2004 году, правда, с оговорками, выхолостившими основополагающие статьи документа.

Увы, все чаяния русскоязычного населения растаяли в первые же дни, как только латышская элита немного отошла от культурного шока, вызванного небывалой активностью своих сограждан, выступивших за референдум по русскому языку.

И после этого в стране начался невиданный со времен Атмоды (так называлось в 1990-е годы народно-освободительное движение за возрождение независимой Латвии) политический марафон на тему «кто самый большой патриот и защитник латышской Латвии».

На электорат обрушилась вся мощь пропагандистской машины, призывающей единым фронтом встать на защиту латышского языка, а фактически и независимости Латвии. Неудивительно, что народ дрогнул…

Хотя, строго говоря, совершенно непонятно, что антилатышского или антигосударственного в предложении активистов движения «Родной язык», ставших инициаторами поправок в Конституцию страны, предусматривающих введение русского языка как второго государственного? Но оно вызвало в стране эффект разорвавшейся бомбы.

После чего в Латвии фактически был объявлен крестовый поход уже не только против русского языка, но и против русских школ, образования, СМИ, партий и т.д.

За неделю до плебисцита лидеры радикальной националистической партии «Visu Latvijai!» («Все Латвии!») уже без псевдодемократических реверансов объявили, что референдум, хотя они считают его антиконституционным и абсурдным, должен стать «неписаной договоренностью о том, что высшая цель развития страны – латышская Латвия». Заметим, не благосостояние народа, не процветание и здоровье нации, не согласие в обществе…

Об этом было сказано в публичном заявлении сопредседателя VL!–ТБ/ДННЛ Райвиса Дзинтарса и его сопартийца, министра юстиции Гайдиса Берзиньша. Тут уж, как ни складывай, а получается свастика…

И Деду Морозу досталось…

Можно составить хронологию событий с декабря прошлого года по 18 февраля нынешнего – дня референдума, в ходе которых власти Латвии превзошли все рамки приличия в стремлении оскорбить и унизить русскоязычных граждан, а уж тем паче неграждан.

«Центр согласия» сразу после ноябрьского опроса предложил обсудить в Сейме поправки к Закону о госязыке, расширяющие употребление языков нацменьшинств в контактах с государственными и муниципальными учреждениями в населенных пунктах, где не менее 20 процентов населения составляют представители нацменьшинств, – все по Рамочной конвенции!

В ответ оппозиция тут же услышала от правящей коалиции, что в вопросах языка компромисса нет и быть не может: «Эти вопросы не подлежат обсуждению, – заявила спикер парламента Солвита Аболтиня, – государство существует только в том случае, если есть единый национальный язык».

Интересно, конечно, что думает по поводу этого смелого геополитического открытия соседняя Финляндия, где государственными являются финский и шведский языки? А Швейцария с ее четырьмя языками? А Канада – с двумя?..

Компромиссное предложение «центристов», которое могло бы сразу снять этническое напряжение в стране, было высокомерно отвергнуто правящей коалицией.

Та же участь постигла очередную попытку депутатов ЦС объявить праздничным днем православное Рождество, за что левые латвийские партии выступают уже почти двадцать лет.

Рождественского чуда не произошло, зато антирусские настроения, подогреваемые национальными силами из Сейма, начали стремительно набирать обороты, принимая порой параноидальные формы.

И первой жертвой пал… Дед Мороз из Великого Устюга, приехавший на рождественские праздники в латвийский город Резекне (Латгалия) по приглашению Центра русской культуры.

Праздник удался на славу, Дед Мороз водил хороводы с детворой, вручал подарки. Мэр города Александр Барташевич (ЦС) поблагодарил гостя на понятном тому русском языке, пожал ему руку и пожелал счастливого пути.

А на следующий день в Центр русской культуры пришла инспекция по госязыку и оштрафовала организаторов мероприятия за дискриминацию латышских детей и неиспользование латышского языка в нужном объеме.

Да что там Дед Мороз! Руководитель комиссии Сейма Латвии Ина Друвиете призвала всех высших должностных лиц впредь давать интервью русским СМИ только на латышском языке.

Ее призыв подхватило объединение политрепрессированных, направивших свой меморандум президенту страны, который пока еще общается с прессой и по-русски. Советник премьер-министра по вопросам интеграции Сармите Элерте, высказав критику в адрес латышей, которые «по-лакейски переходят на русский язык, если их собеседник не владеет свободно латышским», предложила «каждому латышу интегрировать хотя бы по одному русскому».

Хотя сама почему-то отклонила встречное предложение лично взяться за интеграцию одного из лидеров движения «Родной язык», Владимира Линдермана…

Не осталась в стороне от священной битвы за язык и экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, которая в начале своего президентства обещала журналистам выучить русский язык.

Действительно, спустя некоторое время она продемонстрировала свои познания, произнеся по-русски три слова – «водка, вобла и частушки» в своем скандальном интервью, данном телеканалам накануне 9 Мая: «Конечно, мы не переубедим, не изменим сознание тех пожилых россиян, которые 9 мая будут класть воблу на газету, пить водку и распевать частушки, а также вспоминать, как они геройски завоевали Балтию», – заявила глава Латвии.

К чему же сейчас призывала граждан Латвии профессор психологии, еще недавно претендовавшая на пост Генсека ООН? Конечно, проголосовать против русского языка на референдуме, итоги которого, по ее мнению, латвийским дипломатам нужно разъяснять всему миру уже на следующий день, иначе этим воспользуется «российская сторона».

Еще один урок «интеллигентности» латышам г-жа Фрейберга преподала за три дня до референдума, выступив по местному телеканалу с новой сентенцией: «Латыши должны быть более требовательными в вопросе повседневного использования государственного языка. Например, если продавец в магазине обращается к клиенту по-русски, надо попросить его перейти на латышский язык»…

По словам экс-президента, в Латвии существует реальное двуязычие. Никого не обижают и не преследуют за то, что он не владеет латышским языком (поклон ей от языковой инспекции!). Если русский язык получит официальный статус, тогда «латышский потеряет свои последние позиции в публичном пространстве», сказала она.

О том, что латышский язык в опасности, с небывалой силой заголосили не только политиканы, но и представители общественности.

И как из рога изобилия в СМИ посыпались коллективные заявления от творческой интеллигенции, бывших «лесных братьев» и легионеров СС, от армейских генералов и адмиралов, хоккеистов, студенческих корпораций, латышей, живущих за рубежом, бывших послов и депутатов, а также от обществ врачей, медсестер и даже агрономов, которых собрали на чрезвычайное собрание, чтобы те сказали свое решительное нет русскому языку.

Видимо, только по недоразумению к ним не присоединились латвийские кактусоводы и заводчики кроликов… Что характерно: ни одного серьезного аргумента при этом услышать не довелось.
Маски долой!

Что сегодня реально может угрожать государственному языку коренной нации, защищенному законами и подзаконными актами? Язык жил и развивался даже в советские времена, когда в стране существовало реальное двуязычие, хотя при этом никого не штрафовали и не преследовали за ошибки в употреблении языков.

Латышский никогда не числился среди языков, которым что-то угрожает, и по квалификации ЮНЕСКО. Сколько можно обвинять нацменьшинства в нежелании изучать государственный язык, притом, что Латвия стала лидером Евросоюза по билингвальности – около 90 процентов жителей страны владеют и латышским, и русским языками?

По недавним исследованиям Агентства латышского языка, в Латвии даже «выросла толерантность нацменьшинств к языку и готовность его изучать». В ходе опроса более 80 процентов русскоязычных респондентов выразили мнение, что латышский язык нужно знать и владеть им. Среди молодежи более 60 процентов продемонстрировали хорошее знание госязыка. Так что истинная подоплека национальных призывов, видимо, не в этом. Тогда в чем?

Откровеннее всего это выразили два депутата Европарламента, представители правящей партии «Единство», – Кришьянис Кариньш (американец латышского происхождения) и Инесе Вайдере, бывший преподаватель истории марксизма и коммунизма. Первый в интервью журналу… Playboy заявил: «Нам нужно, чтобы русские, которые здесь растут, стали латышами. Да, конечно, это политически еретическая мысль.

Нам надо понять, что интеграция – это, по сути, ассимиляция. Такой и должна быть наша цель – ассимилировать их детей». Ему вторит и Вайдере, по мнению которой, впредь надо обеспечить, чтобы «интеграция проходила строго на базе латышского языка и культуры. Все выпускники нелатышских школ должны совершенно свободно владеть государственным языком.

Более того, надо постепенно переходить к госфинансированию только тех школ и детских садов, где образование дают на государственном языке».

Старая песня, с которой, между прочим, в Латвии и разгорелся нынешний пожар. Вайдере также предложила ввести присягу при получении гражданства ЛР с возможностью его лишения в случае нарушения клятвы.

Правда, депутат не пояснила, как это будет выявляться, но есть подозрение, что в качестве критериев будут рассматриваться неподходящий акцент или не та «историческая память».

По словам депутата Сейма, известного правозащитника Бориса Цилевича (ЦС), все это время диалог в языковой сфере последовательно заменялся «промыванием мозгов».

«Мы не требуем ничего такого, чего бы не предусматривали международные стандарты нацменьшинств. Неужели латышский язык окажется в опасности, если русской пенсионерке в Даугавпилсе позволят подавать жалобу в домоуправление на ее родном языке?» – недоумевает депутат.

Директор Латвийского центра прав человека Анхелита Каменска неоднократно указывала на необходимость доступности публичной информации на русском языке.

«Русский в Латвии не является и не может быть иностранным языком. С точки зрения преподавания языков иностранный – это язык, который вы учите и у которого в данной стране нет среды.

У русского языка в Латвии среда есть. К сожалению, приходится сталкиваться с попытками ограничить информацию на русском, даже в тех случаях, когда закон это допускает.

Приведу пример, который является просто вопиющим. Так, Центр госязыка запретил распространять на русском языке информацию о противораковой профилактике. Ну куда уже дальше?!

На одном мероприятии, на котором, к сожалению, не было журналистов, я задала даме-депутату, очень известному авторитету в сфере языков, вопрос: что в данной ситуации важнее – здоровье женщины или латышский язык? И она ответила – латышский язык… Я не знаю, как это можно комментировать», – говорит Каменска.

Эксперт отмечает, что в Латвии требования к уровню знания языков для представителей различных профессий не всегда соразмерны. «У нас в этой сфере множество курьезов. Например, горничная в принадлежащей государству гостинице должна знать латышский на более высокую категорию, чем горничная из частной гостиницы.

Различные категории знания языков нужны и дворникам – в зависимости от места их работы. Но больше всего мне нравится, что госязык на вторую категорию должен знать чревовещатель в цирке и сборщик березового сока!» – удивляется Каменска.
Один язык – вопрос справедливости?

Латышских политиков, сделавших свою карьеру исключительно на национальной карте, здорово встревожил тот факт, что в опросе за референдум по русскому языку участвовали и латыши. И было их не так уж мало.

Да, многие из них подписались, протестуя таким образом против экономической ситуации в стране, но были и те, кто хотел, чтобы их дети знали русский язык, тогда у них будет больше возможностей найти хорошую работу в Латвии, и не придется уезжать полоть грядки в Ирландию.

Подписывались и просто из чувства справедливости, желая поддержать своих русскоязычных друзей, родных, соседей, с которыми мирно жили бок о бок на протяжении нескольких веков.

Поняв, что они недооценили ситуацию в ноябре, когда шел сбор подписей, депутаты из правящей коалиции даже предприняли попытку отменить референдум с помощью Конституционного суда, но безрезультатно. Тогда они ринулись в бой с криками: «Русские придут!»

Надо признать, что за короткий период, подключив весь административный ресурс, им удалось внушить своему электорату, что русские голосуют не за второй государственный язык, а против латышского, что грозит титульной нации потерей своей идентичности. Рядовых латышей, а также служащих госпредприятий, старшеклассников и студентов не на шутку напугали тем, что их заставят в обязательном порядке владеть двумя языками. Страшилки одна нелепее другой, видимо, сыграли свою роль…

Шоком для многих стало выступление известного латышского режиссера, постановщика прекрасного спектакля «Рассказы Шукшина» (Театр наций, Москва) Алвиса Херманиса, назвавшего референдум стресс-тестом для латвийского общества, с помощью которого можно будет выявить всех предателей: «За 2 миллиона латов мы получим списки всех неверных стране граждан. Потому что референдум 18 февраля – это тест для предателей государства», – сказал режиссер в телепередаче «100 граммов культуры».

Как тут было не дрогнуть, если к хору общих голосов присоединились даже духовные пастыри? Епископы римско-католической церкви призвали всех жителей Латвии проголосовать против русского языка, заявив, что один государственный латышский язык – это вопрос справедливости.

«Латышская Латвия» – это как?

Под шумок антирусских дебатов в Сейме националам удалось протолкнуть поправки к закону о труде, запрещающие работодателям требовать от работников знания иностранного (читай – русского!) языка.

Поправки были разработаны объединением VL!–ТБ/ДННЛ с целью «уменьшить лингвистическую дискриминацию латышского языка при приеме на работу». Хотя это чисто профессиональное требование и против этих поправок уже высказалась конфедерация работодателей, проект был одобрен большинством депутатов.

Трудно представить, как будет действовать закон на практике, да и кто может заставить работодателя подбирать персонал не по профессиональным качествам. Так недолго дойти до закона, обязывающего при наличии двух кандидатов на одно рабочее место трудоустраивать в первую очередь представителя титульной нации…

Не прибавили оптимизма русскоязычным жителям Латвии вступившие в силу с нового года поправки, которые предусматривают, что в школах нацменьшинств теперь и в начальных классах не менее 40 процентов предметов должно преподаваться на латышском языке, в старших классах эта пропорция была введена с 2004 года.

С подачи националов в обиход, похоже, уже прочно вошло понятие «латышская Латвия», хотя оно не предусмотрено ни Конституцией, ни каким-либо иным законом.

Вот как об этом пишет, комментируя вопрос о госязыке, представитель Латвии, судья Европейского суда Эгилс Левитс: «То, что Латвия – государство латышской нации, вытекает из смысла создания нашего государства, закодированного в Конституции, даже если это не записано словами. Это сверхпринцип, основная аксиома латышского государства, основа его существования…»

Между тем исторически Латвия и раньше никогда не была, и сейчас не является, моноэтническим государством. По последней переписи (март 2011 года), на территории страны проживают представители 170 национальностей.

Латыши в общей численности составляют 62,1 процента (1 284 194 человека), русские – 26,9 процента (556 422), белорусы – 3,3 процента (68 174), украинцы – 2,2 процента (45 699), поляки – 2,5 процента (44 783), литовцы – 1,2 процента (24 426). Помимо этого в стране с давних пор существует еврейская община – 6416 человек, цыганская – 6452 человека, эстонская – 2000 человек и другие.

Перед референдумом досталось и депутатам, осмелившимся высказаться в поддержку своих русскоязычных избирателей. Выговор был вынесен Николаю Кабанову (ЦС), подписавшемуся за референдум.

Выявить через ЦИК всех остальных «подписантов» и лишить их мандатов народных избранников потребовали депутаты от «Visu Latvijai!». Но самым оголтелым нападкам подвергся рижский мэр Нил Ушаков.

Некоторые ретивые политиканы начали добиваться его смещения. А председателя фракции ЦС в Сейме Латвии Яниса Урбановича лишили доступа к гостайне и отозвали из комиссии Сейма по нацбезопасности, как только он заявил, что из солидарности со своими избирателями и в знак протеста против нигилизма правящих партий проголосует на референдуме за русский язык.

Главного возмутителя спокойствия, одного из организаторов референдума, Владимира Линдермана, как водится, обвинили в связях с российскими спецслужбами, а потом еще и сравнили с Гитлером.

Что само по себе довольно странно, фюрер-то воспевал расовую чистоту одной нации, а лидер общества «Родной язык» борется за равные права двух практически равнозначных общин – русскоязычной и латышской. Но логика исчезает там, где начинается массовая истерия.

И уже не воспринимаются голоса здравомыслящих людей, призывающих своих соплеменников не поддаваться общему психозу, а подумать, что сделать для установления согласия в обществе.

Да, действительно, и среди латышской интеллигенции нашлось немало смельчаков, которые пытались убедить общество, что не референдум угрожает латышскому языку, а набирающая темпы эмиграция носителей этого языка за границу.

За первое десятилетие независимости (1990–2000) Латвия потеряла 296 тысяч человек – 11 процентов, за второе десятилетие (2000–2011) – 309 тысяч, или 13 процентов. По данным последней переписи, численность населения Латвии составила 2 067 887 человек, сейчас даже эта цифра уменьшилась еще на несколько десятков тысяч…

Таких потерь страна не знала со времен Второй мировой войны. Но даже шокирующие цифры последней переписи населения не стали поводом для серьезной обеспокоенности властей.

Вместо того чтобы исправить разрушительные последствия национальной политики, они решили поправить… Конституцию страны, чтобы впредь больше никому не вздумалось покушаться на ее основы. Сейм Латвии в этом месяце передал комиссиям поправки, которые запрещают проводить референдумы по ключевым (национальным) вопросам.

На рассмотрении находятся и поправки от VL! о том, чтобы сделать четыре первые статьи Конституции неприкосновенными, то есть запретить их менять даже путем референдумов. Нынешние политики тем самым загоняют себя в ловушку, лишая людей возможности мирными и законными способами добиваться своих прав.

Учитывая, что в Латвии уже был начат сбор подписей еще за один референдум – по ликвидации института «безгражданства», – напряжение будет только нарастать. Европа заступилась за кур-несушек, Америка – за нацменьшинства

Интересной была реакция Европы. Никакой обеспокоенности европейские эксперты не высказали. Зато Европейская комиссия в эти же дни поймала Латвию на несоблюдении прав… кур-несушек, которые содержатся в неподходящих условиях. И начала соответствующую процедуру против страны. Похоже, несушкам в этой жизни повезло больше, чем нацменьшинствам?

Правда, за права последних неожиданно вступилась посол США в Латвии Джудит Гербер, которая, выступая на русскоязычном латвийском телеканале, пояснила, что и в Америке есть свои этнические проблемы, но при этом все считают себя американцами: «Этническое разнообразие страны – это наша гордость и сила. Этническое разнообразие Латвии является и ее большим преимуществом».

По поводу предстоящего плебисцита американский посол сказала: «Референдум по второму госязыку – это признак демократии!» Но оптимистичное откровение посла почему-то недолго красовалось на новостных лентах, исчезнув через пару часов…

А вот по мнению посла РФ Александра Вешнякова, «референдум – это естественное следствие накапливающейся внутренней напряженности в Латвии. Отношение к этому событию недавно выразил министр иностранных дел России Сергей Лавров. Россия поддерживает рекомендации международных организаций в области прав человека.

Они остаются очень актуальными, и если бы Латвия их выполнила, то не было бы основы для инициирования референдума», – пояснил посол.

Накануне референдума президент Андрис Берзиньш предложил всем жителям Латвии подписать Манифест доброй воли, в котором содержится призыв приложить все силы для примирения. Манифест призывает всех людей доброй воли отказаться от прежних обид, прекратить сводить счеты и начать диалог.

Документ, вскоре названный в народе мармеладным, хоть и не вызвал особого энтузиазма, но был принят благосклонно, особенно интеллигенцией. Примерно 300 человек сходили-таки в президентский замок и поставили свои подписи под меморандумом.

Не остался в стороне и предшественник Берзиньша, экс-президент Валдис Затлерс, ныне возглавляющий в Сейме правящую Партию реформ Затлерса (ПРЗ).

За три дня до референдума он опубликовал видеообращение на русском языке (о, чудо! – если вспомнить, что в бытность своего президентства он начисто «забыл» язык «оккупантов»…). Впервые за долгие годы официальное лицо вспомнило, что в 1991 году «мы вместе стояли на баррикадах и боролись за восстановление независимости Латвии».

Нынешний лидер правящей коалиции, призвав голосовать против второго госязыка, заверил, что Латвия всегда была и будет страной, где говорят на многих языках, ну и далее все в очень политкорректной форме.

В заключение г-н Затлерс пообещал делать все, что в его силах, чтобы «наше общество исправило ошибки прошлого, преодолело обиды и недоверие между людьми». Судя по оставленным комментариям, лейтмотивом которых было «не верю!», это обращение возымело сильный обратный эффект, и через пару часов оно исчезло с информационного портала.

А под занавес в Ригу подкатила тяжелая артиллерия в лице Валерии Новодворской и ее верного спутника Константина Борового, прибывших, по словам московской гостьи, «спасать русских Латвии».

Правда, в местных русских СМИ многие сравнивали эту «скорую помощь» с катафалком, тем не менее г-жа Новодворская не упустила возможности обвинить в инициировании референдума спецслужбы России: «За сбором подписей слышу гимн СССР и ненависть к латышу, – заявила она на пресс-конференции в Рижской думе, а затем и в парламенте Латвии. – Референдум – это троянский конь, хамство и операция российских спецслужб.

Главная цель – поссорить народы Латвии». Глядя на эту пышущую злобой даму в розовом и ее кавалера, подумалось: насколько же надо не понимать настроение русскоязычной общины Латвии, чтобы привезти для их «просвещения» эту нелепую парочку, ничего, кроме недоумения и раздражения, не вызывающую…

Все-таки не все средства хороши, да и войны-то у нас тут никакой по большому счету нет – исход референдума заранее был всем известен: разогретое национальное большинство математически значительно превзойдет меньшинство.

Но власти Латвии понимают, что, несмотря на исход голосования, им придется объяснять Европе, почему в стране, которая уже почти девять лет входит в ЕС, на референдум выносится базовое право граждан получать информацию на родном языке.

Придется разъяснять мировому сообществу, почему до сих пор в этой стране не выполнены европейские нормы, закрепленные в Конвенции о защите нацменьшинств и других международных актах.

Да и почти 280 тысяч граждан, поставивших свои подписи за второй государственный язык, уже не выдашь за последствия оккупации или за отщепенцев-маргиналов. Отсюда и сладкие меморандумы перед плебисцитом, и заклинания глав государства, и тяжелая артиллерия в лице заезжих псевдодемократов…

Но словам в Латвии сегодня уже мало кто верит, все ждут реальных перемен, не желая более мириться с поражением в правах. И этого джина загнать в бутылку вряд ли удастся.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности