18+
25 Февраля 03:25
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Рунет вспомнил язык Пушкина

Заметили? В Сети стало меньше олбанского, смайликов и даже всемогущего мата? Нет? Социологические опросы всё же подтверждают мой осторожный оптимизм – блогосфера, наконец, насытилась интернет-феней, языком междусобойчиков, устала даже от брани.

Заметили? В Сети стало меньше олбанского, смайликов и даже всемогущего мата? Нет? Социологические опросы всё же подтверждают мой осторожный оптимизм – блогосфера, наконец, насытилась интернет-феней, языком междусобойчиков, устала даже от брани. И начинает от них отгораживаться. Как может.

Одни блоги уходят в субкультуру интернет-языков. Другие – их, правда, заметно меньше и они, как правило, связаны с деловым или профессиональным общением – начали возвращаться к грамотной речи и даже презираемым ранее знакам препинания и заглавным буквам.

Их, если помните, ещё недавно Сеть обещала похоронить как вид, а сегодня знаки препинания и заглавные буквы возвращают письму разборчивость, упорядоченность и смысл.

Больше того. В Интернете появляется потребность не только в демонстрации «крутизны» или продвинутости, но и в желании быть понятым. Для чего писать приходится грамотно. Ведь олбанского, или языка «падонков», вернее, его разновидностей, стало так много, что даже их создатели не всегда понимают, на каком здесь языке говорят.

В этом смысле мне, например, смешно наблюдать за новичками на тех или иных ресурсах. У них адаптация начинается примерно одинаково. Неважно, вваливается «пэтэушник» или студент МГИМО, у них похожая реакция: «Свобода!».

Они её понимают, как «можно всё»: делать ошибки, хамить, говорить на «своём» языке, «банить», «троллить» и, разумеется, вволю ругаться. Но постепенно, хотя не ко всем, приходит понимание, что так общаться – себе в убыток. «Свободный» от всех блог народ со временем начинает обходить стороной.

И такой свободе, понимаемой как право на вседозволенность, приходится подстраиваться под самый обычный русский язык. Хотя, когда Сеть начиналась, русский интернет-язык сразу стал принимать специфические формы. И казалось, что возврата к традиционному языку не будет.

Он сразу начал делиться и сегодня переживает едва ли не пик спецификации. Сейчас развиваются сразу несколько русских интернет-языков, которые, как казалось вначале, цементирует мат. Как выясняется – казалось. Субкультуры его отторгают, а он не уживается с ними.

Как показывают исследования Института русского языка (ИРЯ) РАН, интернет-языки как существовали внутри субкультур, так и остались внутри них. На языковую свободу, становясь понятными, вырвались лишь наиболее популярные слова и термины. Такие как, например, смайлик, аська или ящик.

А субкультуры, делясь на подвиды, постепенно гаснут. И никакой «цемент» в виде хрестоматийного мата их не скрепляет. Наоборот, его явный перебор ведёт к тем же следствиям, что и засилье падонков – потере привлекательности для аудитории.

Так постепенно возвращается базовая потребность – говорить на понятном, грамотном русском языке. Неспроста же в блогосфере появился целый ряд социальных сетей, которые ясно обозначают свою позицию – «Жизнь без мата». Так позиционируют себя «Одноклассники», например.

Но, что еще более неожиданно, многие университетские сайты и молодежные форумы переходят на специальные программы, блокирующие не только нецензурную речь, но и интернет-сленг. Исключая их из публичного пространства как таковые.

Причём наметились две тенденции. Идеологическая, когда сторонники запрета публичного мата и урезания прав и свобод интернет-языков перестали стесняться быть высмеянными за отстаивание морали и объединяются в общественные движения. И репрессивная, когда за фривольные выражения в Сети начали штрафовать, пользуясь нормами закона.

Я, например, разделяю идею запрета мата не только потому, что он снижает планку морали или превращает общение в междусобойчик, мешающий привлечению в блоги широкой аудитории.

Да, правы те, кто утверждает, что к месту сказанное матерное выражение кристаллизует смысл и создаёт меткий образ. Но не зря лингвисты убеждены, что мат от забвения спасёт только его запрет: сила сочности и брутальности мата скрыта в его запрете.

Хотя главная проблема в другом. Я абсолютно убеждён – нас ждёт великая словарная революция. 65% современной телевизионной аудитории – это люди среднего и старшего возраста, а молодёжь постепенно перемещается из ТВ в социальные сети. Через 20-30 лет Рунет перестанет быть автономным явлением.

Все или почти все переместятся туда, а телевидение станет лишь частью или даже одной из ниш Рунета. Интеллектуальные прорывы и культурные феномены будут формироваться в Сети. Рунет станет нормой. Вопрос – нормой чего, если сегодня идеологи и технологи Интернета последовательно формируют моду на интернет-языки, интернет-сленг и мат?

Кстати, учёные Института социологии РАН не раз доказывали, что часто блогеры, посетители чатов и форумов выражаются непонятно или виртуально поливают грязью всех и вся по банальным причинам.

В Сети отсутствует субъектность – всё анонимно, а они, как умеют, вымещают свою трусость или неудачливость в реальной жизни, в которой не преуспели или временно терпят фиаско. Но поскольку в Рунете распространён в основном письменный язык, страдающий ускорением, Интернет постепенно превращается в плавильный котёл, лабораторию, в которой формируются новые среды.

Для начала – языковые, а за ними маячат духовные. Может, поэтому очень важным становится то, что и интернет-сленг, и мат устали от перенапряжения, а Сеть – от их перегруза.

К тому же часто большинство модных слов-«фенечек» быстро забывается. И говорить на них как бы уже не комильфо. На языке Сети это называется баян – пользоваться устаревшим, «отстойным» языком. Даже если это мат.Вот так. Дожили до желания говорить по-русски.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности