18+
17 Мая 03:31
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Иосиф Бродский планировал угнать самолет из Самарканда

Более полувека назад, в последние дни декабря 1960 года, молодой ленинградский поэт Иосиф Бродский приехал в Самарканд по приглашению своего приятеля Шихматова. Несколько недель, проведенных в Самарканде с лихим приятелем-авантюристом, имели серьезные последствия.

Иосиф Бродский планировал угнать самолет из СамаркандаБолее полувека назад, в последние дни декабря 1960 года, молодой ленинградский поэт Иосиф Бродский приехал в Самарканд по приглашению своего   приятеля Шихматова.

Бывший военный летчик, уволенный из армии и осужденный за дебош в женском общежитии Ленинградской консерватории, Шихматов, после отсидки своего срока в Красноярске, поселился в этом узбекском городе. Оттуда он слал Бродскому  письма и, всячески расхваливая жизнь в Самарканде, звал его в гости. 

Узнав о том, что Бродский решил ехать, их общий  ленинградский знакомый, философ по фамилии Уманский, вручил ему пакет с рукописью своего  трактата «Господин президент», велел передать его Шахматову. Сочинение это не могло быть издано в СССР из-за его диссидентского характера.

Несколько недель, проведенных в Самарканде с лихим приятелем-авантюристом, имели серьезные последствия для дальнейшей судьбы Иосифа Бродского.

Однажды в вестибюле самаркандской гостиницы он увидел Мелвина Белли, одного из самых  знаменитых американских адвокатов, среди  клиентов которого были голливудские кинозвезды,  которыми Бродский восхищался в детстве (позднее, через три года после самаркандского эпизода, адвокат Белли защищал Джека Руби, застрелившего убийцу президента Кеннеди Ли Харви Освальда).

Белли и сам снимался в кино. Бродский в самаркандской гостинице и узнал его по запомнившемуся кадру из какого-то американского фильма. И тогда же у Бродского ипровизированно возник план передать с ним рукопись Уманского для публикации за рубежом. Однако  осторожный Белли эту просьбу  отклонил.

Тяготившиеся советскими порядками приятели стали строить фантастический план побега из страны.   У Шахматова с Бродским имел место разговор о захвате самолета и перелете за границу.

Предварительно они несколько раз  побывали на территории самаркандского аэропорта, изучая обстановку. Бродский, много лет спустя, описывал этот план так: надо было купить билеты на маленький рейсовый самолет и после взлета оглушить летчика. Затем  управление машиной возьмет на себя Шахматов, и они перелетят через границу в Афганистан. А в  воспоминаниях самого Шахматова этот план выглядел несколько более реалистическим. У него был пистолет. 

Шахматов полагал, что, угрожая им, он вытолкнет летчика из самолета; перелетят они не куда-то в Афганистан, откуда их выдали бы советским властям, а в Иран, на американскую военную базу в Мешхеде.

Уже были куплены билеты на рейс Самарканд – Термез, но перед полетом Бродский устыдился намерения причинить вред  ни в чем не повинному пилоту, и план был отменен (а Шахматов позднее утверждал, что рейс этот просто отменили).  В конечном итоге Бродский предложил Шахматову отказаться от этой затеи и вскоре вернулся в Ленинград…

Самаркандские впечатления отозвались затем в некоторых стихах Бродского. А об архитектурных памятниках города он вспомнил через много лет, побывав в Стамбуле:

«…Я  видел  мечети  Средней  Азии  —  мечети  Самарканда,  Бухары,  Хивы: подлинные перлы мусульманской  архитектуры. Как  не сказал Ленин, ничего  незнаю лучше Шах-И-Зинды,  на  полу  которой я  провел несколько ночей,  не имеядругого места для  ночлега.

Мне  было девятнадцать  лет,  но я  вспоминаю  с  нежностью об  этих  мечетях  отнюдь не поэтому.  Они  — шедевры масштаба  и колорита, они  — свидетельства лиричности Ислама.  Их глазурь, их  изумруд икобальт  запечатлеваются  на  вашей  сетчатке  в  немалой  степени  благодаря  контрасту с желто-бурым  колоритом окружающего их ландшафта. 

Контраст этот,эта память о  цветовой (по крайней мере) альтернативе реальному миру, и был,возможно,   поводом  к   их  появлению. 

В   них   действительно   ощущается идеосинкретичность,  самоувлеченность,  желание  за (со) вершить самих себя.  Как лампы в темноте. Лучше: как кораллы  в пустыне…»

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности