18+
14 Апреля 12:43
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Ташкентский вариант знаменитого «Треста»

Хорошо известен блистательный “Трест” против главы эсеровских боевиков Бориса Савинкова. Схожая  операция была проведена чекистами и в Ташкенте.

Ташкентский вариант знаменитого «Треста»

                                                    Эмир Бухарский Сеид Алимхан c журналистами “Вашингтон пост”. Кабул. 1930.

В конце 20-х годов прошлого века в столице Узбекской ССР было арестовано несколько человек за шпионаж в пользу англичан. Британские спецслужбы, как и в период “Большой игры”, весьма интересовались Туркестаном, теперь уже советским. Они создали здесь разветвленную агентурную сеть главным образом вдоль линии Закаспийской железной дороги. На ирано-советской границе действовали многочисленные басмаческие банды, также связанные с английской разведкой.

Центром заброски в советскую Среднюю Азию вражеских агентов стал иранский  Мешхед. Тогда там проживало много эмигрантов из бывшей Российской империи и город стал базой различных эмигрантских организаций. Здесь располагались: “Российский общевоинский союз”, “Туркестанский повстанческий комитет”, “Узбекское националистическое движение”. Все они были тесно связаны с Лондоном.

С этим мириться было нельзя, и советским руководством было принято решение перехватить каналы заброски агентур и парализовать их враждебную деятельность.

В начале 1930 года представительство ОГПУ в Ташкенте приступило к операции, подобной той, что провернули московские чекисты.  Было “легендировано” существование в Ташкенте организации “русских контрреволюционеров”. От её имени было отпечатано и распространено несколько десятков антисоветских листовок, слух о которых моментально распространился в городе. После чего чекисты намеренно слили информацию, что «контрреволюционная организация» раскрыта. Многие ее члены арестованы, однако некоторым все-таки удалось бежать.

Расчёт оказался верным. Уже через несколько дней о «разгроме» стало известно в Мешхеде. А ещё через некоторое время там появляется “чудом спасшийся” некто Семёнов, с ним выходит на связь один из видных деятелей оппозиции Хайдар-ходжа Мирбадалев.

Чекистам этот человек был достаточно хорошо известен. Бывший полковник царской армии, служивший переводчиком в политическом агентстве Туркестанского генерал-губернаторства при дворе эмира Бухарского. В 20-е годы Мирбадалев эмигрировал в Иран, где вел активную подрывную работу против СССР.

О приезде “ташкентского подпольщика” немедленно становится известно английскому резиденту Стевени, и тот устанавливает с ним контакт. Семёнов был достоверен и британец клюнул. Началась игра ташкентских чекистов продолжавшаяся до 1935 года. В результате удалось точно установить задачи английской разведки и основные направления ее деятельности в среднеазиатских республиках.

Большой вклад в эту операцию внесла и советская легальная резидентура в Мешхеде. Здесь в 1931–1936 годах в должности сотрудника советского генерального консульства работал выдающийся разведчик А. М. Отрощенко. Несколько слов о нём.

Родился Андрей Макарович в Ташкенте в 1902 году в семье железнодорожного рабочего. С 1924 года сотрудник органов госбезопасности. В Иран направлен в начале 30-х годов. Благодаря блестящей работе Отрощева удалось получить важные сведения об антисоветской деятельности белой эмиграции, а также о подрывной деятельности британской и японской разведок против СССР.

В 1943 году Отрощев входил в группу советских разведчиков работавших в столице Ирана и прикрывавших Тегеранскую конференцию. Им удалось переиграть германских агентов, и предотвратить готовившееся покушение на лидеров стран антигитлеровской коалиции.

Недалеко от Мешхеда в соседнем Афганистане проживал в изгнании последний бухарский эмир Сейид Алимхан. В середине 1930-х годов им в Мешхед был послан эмиссар, чтобы тот от имени эмира заключил договор с английским консульством о передаче оружия для борьбы против СССР.  Посланника Сейида Алимхана звали Таги-бек. Он был приближённым эмира ещё в дореволюционные годы, но, по некоторым сведениям, уже тогда являлся британским агентом.

После бегства из Бухары Таги-бек был возведен Сейид Алимханом в ранг министра с правом заключать от его имени соглашения и договоры с другими государствами.

Таги-бек связался с английским консульством в Мешхеде и предложил британцам силой оружия изгнать большевиков из Бухары и помочь эмиру восстановить свою власть.

В качестве цены за такую помощь эмир был согласен предоставить им право ввести в Бухару свои войска и держать их до установления “порядка и спокойствия”; военными инструкторами в бухарскую армию приглашать только англичан; во все министерства пригласить английских советников; внешнюю торговлю вести предпочтительно с Англией; дать англичанам право требовать уступки им любой части территории Бухары; дать им исключительное право на разработку и эксплуатацию недр.

Вскоре, после предварительного запроса, посланного самому эмиру, и получения от него подтверждения полномочий Таги-бека, англичане заключили в 1923 году с эмиром временный договор.

Благодаря тому, что советской разведкой было завербовано несколько человек из обслуги английского консульства в Мешхеде, копия договора была добыта и переправлена в Ташкент и Москву. После чего за Таги-беком было установлено тщательное наблюдение и вся его деятельность «читалась» чекистами. Из заброшенной в Среднюю Азию Таги-беком резидентуры до 1938 года в Бухаре были задержаны и осуждены 12 человек.

В 1925 году Таrи-бек перебрался на жительство в Тегеран, но враждебную деятельность не прекратил. Иранские власти ему не мешали, считая, что это соответствует интересам страны.

Ташкентский вариант знаменитого «Треста»

С первых дней нападения Германии на Советский Союз большинство активных участников группы Таrи-бека, живших в Мешхеде, проводили среди эмигрантов профашистскую пропаганду. Продолжалось, правда, это не долго. В конце августа 1941 года советские войска, в соответствии с договором 1922 года вошли на территорию Ирана. Вся антисоветская агентура была разгромлена, а сам Таги-бек бежал.

Так было уничтожено  “осиное гнездо” Мешхеда.

Что же ташкентца Отрощенко, то дальнейшая его жизнь является ярким примером служения Отчизне. Великую Отечественную войну он встретил в должности начальника контрразведывательного отдела Управления НКВД Одесской области. Участвовал в обороне города и оставил Одессу с последним катером. В 1941-1946 годах Андрей Макарович был начальником отдела 1 управления КГБ, а затем — начальником управления внешней разведки МГБ СССР.

В начале 1950 годов он возвращается в Иран в качестве резидента советской разведки в Тегеране. Это был сложнейший период, когда западные спецслужбы свергли социалистическое правительства Моссадыка и восстановили шаха на престоле.

 Резидентура работала в кризисных условиях. Усилилось наблюдение за советскими представителями в стране. В иранских средствах массовой информации печатались исключительно антикремлевские материалы. Но, благодаря оперативному опыту Отрощенко, аппарату удалось прорвать блокаду, приобрести ряд новых источников информации, изменить тональность местных СМИ.

В 1957 году Андрей Макарович вышел в отставку по состоянию здоровья. Полковник Отрощенко был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, многими медалями. Скончался он в Москве на 92-м году жизни.

Ташкентский вариант знаменитого «Треста»

Владимир ФЕТИСОВ, автор книги «Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры».

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности