18+
03 Августа 14:36
Ближневосточная головоломка

Обретет ли Палестина статус государства-наблюдателя при ООН?

Стоя, продолжительной овацией подавляющее большинство делегаций, участвующих в работе Генеральной Ассамблеи ООН, приветствовали главу Палестинской национальной автономии (ПНА) Махмуда Аббаса (на фото). Палестинский лидер передал Генеральному секретарю Объединенных Наций Пан Ги Муну официальную просьбу принять в ее полноправные члены Палестину в качестве независимого суверенного государства и выступил с речью, в которой подтвердил законные права своего народа на собственную государственность.

Согласно регламенту, эту просьбу рассмотрит Совет Безопасности, а затем, в случае одобрения, передаст на голосование Генеральной Ассамблеи. Несмотря на то, что США — без всякого сомнения — применят право вето и заблокируют просьбу о членстве Палестины, очевидно, что правое правительство Израиля во главе с Беньямином Нетаньяху потерпело серьезное политическое поражение. Пытаясь сбить волну симпатий к справедливому делу палестинского народа, израильский премьер с трибуны ООН пространно говорил о стремлении его страны к миру, которого можно достичь не резолюциями, а только путем переговоров между Израилем и полномочными представителями палестинцев.

Между тем, за 18 лет после подписания соглашений в Осло весь переговорный процесс не привел к взаимоприемлемому результату. Документом, подписанным в столице Норвегии, предусматривалось введение ограниченного местного самоуправления в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Но численность населения в незаконных израильских поселениях на палестинских землях – в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, захваченных Израилем в ходе войны 1967-го — увеличилась более чем в три раза, и подбирается к полумиллиону человек.

Не останавливаясь на этом, правительство Б. Нетаньяху намерено и далее расширять поселенческую деятельность. Тем самым бросая вызов всем резолюциям ООН и рекомендациям «квартета» международных посредников, сформулированных в так называемой «дорожной карте». Практически, путем ползучей аннексии оккупированных Восточного Иерусалима и Западного берега, израильские правительства срывали все перспективы мирного урегулирования, поскольку для палестинского государства, существующего бок о бок с Израилем, на тесном ближневосточном пятачке просто не остается места.

Чтобы проанализировать расклад сил в этой ближневосточной головоломке и спрогнозировать дальнейшее развитие событий, следует посмотреть на позиции и возможности вовлеченных в конфликт сторон. ПНА во главе с Махмудом Аббасом, достигнув рамочного соглашения об урегулировании конфликта с контролирующей сектор Газа исламистской организацией ХАМАС, обратилась в ООН с просьбой о членстве. Это — последнее средство повлиять на крайне неуступчивую позицию Израиля, добиться хоть какого бы то ни было прогресса в деле справедливого урегулирования и получить возможность влиять на ситуацию посредством международных судебных органов. Некоторое время назад через «ВикиЛикс» в мировые издания просочились подробности о палестинской позиции на переговорах с правительством Б. Нетаньяху, прерванных в сентябре прошлого года.


Как выясняется, палестинские переговорщики были готовы идти на максимальные уступки. После признания границей Палестины границы июня 1967-го они предусматривали обмен между двумя сторонами существенными участками территории.


То есть, по сути, значительная часть крупных израильских поселений оставалась под суверенитетом Тель-Авива. Кроме того, снимался вопрос о праве палестинских беженцев на возвращение к своим родным местам. Речь шла о переезде символического числа беженцев, а остальным предлагалась разработка программ материальной компенсации, расселения на Западном берегу и адаптации к мирной жизни. Палестинцы соглашались и на оставшуюся часть Восточного Иерусалима в качестве столицы будущего государства. При этом они давали гарантии безопасности Израиля — вплоть до размещения на палестинских землях международных наблюдателей.

Но правительство Б. Нетаньяху не приняло даже этих предложений. Оно настаивало на праве укрупнять уже существующие поселения, отвергало принцип обмена территориями на основе границы 1967-го и требовало, чтобы палестинская сторона признала Израиль как государство еврейского народа. Что ставило бы под сомнение правовой статус более чем полутора миллионов палестинцев с израильским гражданством. Крайне правый израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман, во избежание маячащей в перспективе демографической катастрофы, вообще предлагает радикально перекроить карту региона: оставить за Израилем все еврейские поселения, а палестинскому образованию передать те территории Израиля, где арабское население составляет большинство, естественно, не испросив мнения последнего.

Итак, Вашингтон использует свое право вето в Совете Безопасности ООН. Тогда палестинская заявка передается на рассмотрение Генеральной Ассамблеи. Если за нее проголосует не менее двух третей членов ООН – а, по предварительным прогнозам, так и будет — то Палестина обретает статус государства-наблюдателя при Объединенных Нациях, по примеру Ватикана, но с большим набором юридических прав. У руководства ПНА, популярность которого резко возросла как среди населения Западного берега, так и на международной арене, есть и другие козыри. Среди них — перспектива резкого нарастания антиамериканских настроений в арабо-мусульманском мире после вето США.

 А также возможность развертывания на Западном берегу новой, на этот раз мирной «интифады» – широкой кампании гражданского неповиновения, бойкота израильских товаров и учреждений, блокады израильских военных блокпостов, проведения массовых митингов и демонстраций. В принципе, администрация ПНА не отвергает возобновления переговоров с Израилем в месячный срок с целью выйти на полное урегулирование к концу следующего года, как на том настаивает «квартет». Но ставит два непреложных условия: признание границы 1967-го границей Палестины с последующим обменом территорий и безусловное замораживание всякой израильской поселенческой активности. У администрации ПНА есть и крайнее решение – самороспуск перед лицом израильской оккупации, непрекращающегося насилия и бездействия международного сообщества. Тогда последнему, волей неволей, придется вплотную заняться палестинским вопросом.

Что касается Израиля, то его нынешнее руководство оказалось в весьма затруднительном положении. «Арабская весна» смела сотрудничавший с ним режим в соседнем Египте, резко обострились израильско-турецкие отношения, пересматривает свою позицию в отношении Израиля и Иордания, подписавшая с ним вслед за Египтом мирный договор в 1994-м.


Израиль попросту теряет опору в регионе, сталкиваясь с новой волной враждебности. Усиливается изоляция еврейского государства на международной арене.


Не исключено, что после вето администрация Барака Обамы постарается минимизировать потери для своего имиджа в регионе: окажет мощное негласное давление на правительство Б. Нетаньяху с тем, чтобы заставить его пойти на переговоры с палестинской стороной на приемлемых для нее условиях. Неспокойно и в самом Израиле, кабинет Б. Нетаньяху балансирует на грани отставки из-за острого внутриполитического кризиса и массовых демонстраций протеста против дороговизны.

На словах израильский премьер, возможно, и выразит готовность к переговорам. Но на деле будет искать выход из трудного положения весьма традиционным способом – разогреванием тезиса об угрозе безопасности еврейского государства. Так что нельзя исключать очередного крупного теракта против израильских граждан или на границе с Египтом, или в самом Израиле, или против поселенцев на Западном берегу. Возможностей для этого у разведки и контрразведки Тель-Авива предостаточно. Израиль также в состоянии легко перевести мирную «интифаду» палестинцев в вооруженную: в его армии есть подразделения из говорящих на арабском, которые можно использовать для провоцирования всплесков неконтролируемого насилия.


К тому же, к примеру, на днях выяснилось, что один из крупных оперативников ХАМАС долгое время был израильским агентом и мог иметь отношение к совершенным от имени его организации терактам.


Так что на Западный берег – естественно, под предлогом защиты поселенцев — уже переброшены значительные воинские контингенты.

Более того, нынешнее израильское руководство, видимо, охотно подыграло бы сирийскому режиму, крайне заинтересованному в раздувании внешней угрозы перед лицом острейшего внутриполитического кризиса. Военное столкновение, ограниченное по масштабам и времени, с возможным вовлечением в него ХАМАС и ливанской «Хезболлы», было бы весьма кстати и Тель-Авиву, и Дамаску.

Много вопросов вызывает позиция администрации Барака Обамы. В своей речи на Генеральной Ассамблее президент США практически перечеркнул все то позитивное в адрес арабов, палестинцев и мусульман, что он произнес в своей знаменитой речи в Каире. Даже корректная «Нью-Йорк таймс» назвала его «первым еврейским президентом Америки», поскольку Барак Обама, по сути, повторил все тезисы официальной израильской пропаганды в отношении палестинцев. В его администрации не могут не сознавать, к каким негативным последствиям в переживающем тектонические подвижки арабо-мусульманском мире может привести вето на членство Палестины в ООН. Даже сверхосторожное и сверхзависимое от поддержки США руководство Саудовской Аравии пригрозило Вашингтону серьезным ухудшением отношений в случае подобного развития событий. Но, во-первых, приоритетными для Белого дома являются внутриполитические соображения и расчеты. Для переизбрания на пост президента Бараку Обаме требуется поддержка влиятельнейшего произраильского лобби. Во-вторых, можно предположить, что столь непопулярный в мире, но жизненно необходимый для правительства Б. Нетаньяху шаг Вашингтон делает не ради прекрасных глаз, а за определенную политическую плату, в том числе — и по вопросу ближневосточного урегулирования. Другой вопрос – согласится ли Б. Нетаньяху с требуемыми от него болезненными уступками, предполагающими, в частности, демонтаж значительной части поселений, не предпочтет ли он пойти ва-банк и снова смешать все фигуры на доске урегулирования с криком о грозящей Израилю смертельной угрозе. Во всяком случае, Вашингтону новый военный конфликт в регионе был бы весьма некстати, не отвечает он и интересам ведущих европейских государств. Видимо, Россия, еще один член международного квартета, этот подход разделяет.

Так что перед Бараком Обамой стоит сверхсложная задача. Не теряя поддержки произраильского лобби, добиться ухода правительства Б. Нетаньяху и прихода к власти в Тель-Авиве другой политической конфигурации. Более гибкой и в гораздо большей степени учитывающей как американские интересы, так и реалии ближневосточного региона.

Политический соперник администрации ПНА на Западном берегу, движение ХАМАС, заняло осторожно-выжидательную позицию по отношению к инициативе Махмуда Аббаса. Представители движения заявляют: независимость не выпрашивают у мирового сообщества с протянутой рукой, а завоевывают путем борьбы народных масс за свои неотъемлемые национальные права. Кроме того, ХАМАС вряд ли согласится с теми уступками, на которые готова пойти администрация ПНА. На дальнейшее поведение ХАМАС окажет непосредственное влияние успех или провал инициативы Махмуда Аббаса.


Ну а позиция России по ближневосточному конфликту фактически унаследована от СССР — с поправкой на то, что у определенных олигархических и политических кругов нашей страны сложились весьма тесные отношения с Израилем.


Москва постоянно указывает на уникальность своего положения, поскольку тесно сотрудничает и с Тель-Авивом, и с арабами. Однако на деле не располагает достаточным политическим весом и материальными возможностями, чтобы активно участвовать в ближневосточной игре. Тем не менее, она может подключиться к политическому давлению на стороны конфликта в рамках согласованной позиции «квартета».

Итак, становится очевидным: в фокусе региональных противоречий оказалось, прежде всего, правительство Б. Нетаньяху. Сломается ли оно под их грузом или предпочтет крайний вариант, вплоть до применения военной силы? Ответа ждать недолго.

Обретет ли Палестина статус государства-наблюдателя при ООН?

Стоя, продолжительной овацией подавляющее большинство делегаций, участвующих в работе Генеральной Ассамблеи ООН, приветствовали главу Палестинской национальной автономии (ПНА) Махмуда Аббаса (на фото). Палестинский лидер передал Генеральному секретарю Объединенных Наций Пан Ги Муну официальную просьбу принять в ее полноправные члены Палестину в качестве независимого суверенного государства и выступил с речью, в которой подтвердил законные права своего народа на собственную государственность.

Согласно регламенту, эту просьбу рассмотрит Совет Безопасности, а затем, в случае одобрения, передаст на голосование Генеральной Ассамблеи. Несмотря на то, что США — без всякого сомнения — применят право вето и заблокируют просьбу о членстве Палестины, очевидно, что правое правительство Израиля во главе с Беньямином Нетаньяху потерпело серьезное политическое поражение. Пытаясь сбить волну симпатий к справедливому делу палестинского народа, израильский премьер с трибуны ООН пространно говорил о стремлении его страны к миру, которого можно достичь не резолюциями, а только путем переговоров между Израилем и полномочными представителями палестинцев.

Между тем, за 18 лет после подписания соглашений в Осло весь переговорный процесс не привел к взаимоприемлемому результату. Документом, подписанным в столице Норвегии, предусматривалось введение ограниченного местного самоуправления в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Но численность населения в незаконных израильских поселениях на палестинских землях – в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, захваченных Израилем в ходе войны 1967-го — увеличилась более чем в три раза, и подбирается к полумиллиону человек.

Не останавливаясь на этом, правительство Б. Нетаньяху намерено и далее расширять поселенческую деятельность. Тем самым бросая вызов всем резолюциям ООН и рекомендациям «квартета» международных посредников, сформулированных в так называемой «дорожной карте». Практически, путем ползучей аннексии оккупированных Восточного Иерусалима и Западного берега, израильские правительства срывали все перспективы мирного урегулирования, поскольку для палестинского государства, существующего бок о бок с Израилем, на тесном ближневосточном пятачке просто не остается места.

Чтобы проанализировать расклад сил в этой ближневосточной головоломке и спрогнозировать дальнейшее развитие событий, следует посмотреть на позиции и возможности вовлеченных в конфликт сторон. ПНА во главе с Махмудом Аббасом, достигнув рамочного соглашения об урегулировании конфликта с контролирующей сектор Газа исламистской организацией ХАМАС, обратилась в ООН с просьбой о членстве. Это — последнее средство повлиять на крайне неуступчивую позицию Израиля, добиться хоть какого бы то ни было прогресса в деле справедливого урегулирования и получить возможность влиять на ситуацию посредством международных судебных органов. Некоторое время назад через «ВикиЛикс» в мировые издания просочились подробности о палестинской позиции на переговорах с правительством Б. Нетаньяху, прерванных в сентябре прошлого года.


Как выясняется, палестинские переговорщики были готовы идти на максимальные уступки. После признания границей Палестины границы июня 1967-го они предусматривали обмен между двумя сторонами существенными участками территории.


То есть, по сути, значительная часть крупных израильских поселений оставалась под суверенитетом Тель-Авива. Кроме того, снимался вопрос о праве палестинских беженцев на возвращение к своим родным местам. Речь шла о переезде символического числа беженцев, а остальным предлагалась разработка программ материальной компенсации, расселения на Западном берегу и адаптации к мирной жизни. Палестинцы соглашались и на оставшуюся часть Восточного Иерусалима в качестве столицы будущего государства. При этом они давали гарантии безопасности Израиля — вплоть до размещения на палестинских землях международных наблюдателей.

Но правительство Б. Нетаньяху не приняло даже этих предложений. Оно настаивало на праве укрупнять уже существующие поселения, отвергало принцип обмена территориями на основе границы 1967-го и требовало, чтобы палестинская сторона признала Израиль как государство еврейского народа. Что ставило бы под сомнение правовой статус более чем полутора миллионов палестинцев с израильским гражданством. Крайне правый израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман, во избежание маячащей в перспективе демографической катастрофы, вообще предлагает радикально перекроить карту региона: оставить за Израилем все еврейские поселения, а палестинскому образованию передать те территории Израиля, где арабское население составляет большинство, естественно, не испросив мнения последнего.

Итак, Вашингтон использует свое право вето в Совете Безопасности ООН. Тогда палестинская заявка передается на рассмотрение Генеральной Ассамблеи. Если за нее проголосует не менее двух третей членов ООН – а, по предварительным прогнозам, так и будет — то Палестина обретает статус государства-наблюдателя при Объединенных Нациях, по примеру Ватикана, но с большим набором юридических прав. У руководства ПНА, популярность которого резко возросла как среди населения Западного берега, так и на международной арене, есть и другие козыри. Среди них — перспектива резкого нарастания антиамериканских настроений в арабо-мусульманском мире после вето США.

 А также возможность развертывания на Западном берегу новой, на этот раз мирной «интифады» – широкой кампании гражданского неповиновения, бойкота израильских товаров и учреждений, блокады израильских военных блокпостов, проведения массовых митингов и демонстраций. В принципе, администрация ПНА не отвергает возобновления переговоров с Израилем в месячный срок с целью выйти на полное урегулирование к концу следующего года, как на том настаивает «квартет». Но ставит два непреложных условия: признание границы 1967-го границей Палестины с последующим обменом территорий и безусловное замораживание всякой израильской поселенческой активности. У администрации ПНА есть и крайнее решение – самороспуск перед лицом израильской оккупации, непрекращающегося насилия и бездействия международного сообщества. Тогда последнему, волей неволей, придется вплотную заняться палестинским вопросом.

Что касается Израиля, то его нынешнее руководство оказалось в весьма затруднительном положении. «Арабская весна» смела сотрудничавший с ним режим в соседнем Египте, резко обострились израильско-турецкие отношения, пересматривает свою позицию в отношении Израиля и Иордания, подписавшая с ним вслед за Египтом мирный договор в 1994-м.


Израиль попросту теряет опору в регионе, сталкиваясь с новой волной враждебности. Усиливается изоляция еврейского государства на международной арене.


Не исключено, что после вето администрация Барака Обамы постарается минимизировать потери для своего имиджа в регионе: окажет мощное негласное давление на правительство Б. Нетаньяху с тем, чтобы заставить его пойти на переговоры с палестинской стороной на приемлемых для нее условиях. Неспокойно и в самом Израиле, кабинет Б. Нетаньяху балансирует на грани отставки из-за острого внутриполитического кризиса и массовых демонстраций протеста против дороговизны.

На словах израильский премьер, возможно, и выразит готовность к переговорам. Но на деле будет искать выход из трудного положения весьма традиционным способом – разогреванием тезиса об угрозе безопасности еврейского государства. Так что нельзя исключать очередного крупного теракта против израильских граждан или на границе с Египтом, или в самом Израиле, или против поселенцев на Западном берегу. Возможностей для этого у разведки и контрразведки Тель-Авива предостаточно. Израиль также в состоянии легко перевести мирную «интифаду» палестинцев в вооруженную: в его армии есть подразделения из говорящих на арабском, которые можно использовать для провоцирования всплесков неконтролируемого насилия.


К тому же, к примеру, на днях выяснилось, что один из крупных оперативников ХАМАС долгое время был израильским агентом и мог иметь отношение к совершенным от имени его организации терактам.


Так что на Западный берег – естественно, под предлогом защиты поселенцев — уже переброшены значительные воинские контингенты.

Более того, нынешнее израильское руководство, видимо, охотно подыграло бы сирийскому режиму, крайне заинтересованному в раздувании внешней угрозы перед лицом острейшего внутриполитического кризиса. Военное столкновение, ограниченное по масштабам и времени, с возможным вовлечением в него ХАМАС и ливанской «Хезболлы», было бы весьма кстати и Тель-Авиву, и Дамаску.

Много вопросов вызывает позиция администрации Барака Обамы. В своей речи на Генеральной Ассамблее президент США практически перечеркнул все то позитивное в адрес арабов, палестинцев и мусульман, что он произнес в своей знаменитой речи в Каире. Даже корректная «Нью-Йорк таймс» назвала его «первым еврейским президентом Америки», поскольку Барак Обама, по сути, повторил все тезисы официальной израильской пропаганды в отношении палестинцев. В его администрации не могут не сознавать, к каким негативным последствиям в переживающем тектонические подвижки арабо-мусульманском мире может привести вето на членство Палестины в ООН. Даже сверхосторожное и сверхзависимое от поддержки США руководство Саудовской Аравии пригрозило Вашингтону серьезным ухудшением отношений в случае подобного развития событий. Но, во-первых, приоритетными для Белого дома являются внутриполитические соображения и расчеты. Для переизбрания на пост президента Бараку Обаме требуется поддержка влиятельнейшего произраильского лобби. Во-вторых, можно предположить, что столь непопулярный в мире, но жизненно необходимый для правительства Б. Нетаньяху шаг Вашингтон делает не ради прекрасных глаз, а за определенную политическую плату, в том числе — и по вопросу ближневосточного урегулирования. Другой вопрос – согласится ли Б. Нетаньяху с требуемыми от него болезненными уступками, предполагающими, в частности, демонтаж значительной части поселений, не предпочтет ли он пойти ва-банк и снова смешать все фигуры на доске урегулирования с криком о грозящей Израилю смертельной угрозе. Во всяком случае, Вашингтону новый военный конфликт в регионе был бы весьма некстати, не отвечает он и интересам ведущих европейских государств. Видимо, Россия, еще один член международного квартета, этот подход разделяет.

Так что перед Бараком Обамой стоит сверхсложная задача. Не теряя поддержки произраильского лобби, добиться ухода правительства Б. Нетаньяху и прихода к власти в Тель-Авиве другой политической конфигурации. Более гибкой и в гораздо большей степени учитывающей как американские интересы, так и реалии ближневосточного региона.

Политический соперник администрации ПНА на Западном берегу, движение ХАМАС, заняло осторожно-выжидательную позицию по отношению к инициативе Махмуда Аббаса. Представители движения заявляют: независимость не выпрашивают у мирового сообщества с протянутой рукой, а завоевывают путем борьбы народных масс за свои неотъемлемые национальные права. Кроме того, ХАМАС вряд ли согласится с теми уступками, на которые готова пойти администрация ПНА. На дальнейшее поведение ХАМАС окажет непосредственное влияние успех или провал инициативы Махмуда Аббаса.


Ну а позиция России по ближневосточному конфликту фактически унаследована от СССР — с поправкой на то, что у определенных олигархических и политических кругов нашей страны сложились весьма тесные отношения с Израилем.


Москва постоянно указывает на уникальность своего положения, поскольку тесно сотрудничает и с Тель-Авивом, и с арабами. Однако на деле не располагает достаточным политическим весом и материальными возможностями, чтобы активно участвовать в ближневосточной игре. Тем не менее, она может подключиться к политическому давлению на стороны конфликта в рамках согласованной позиции «квартета».

Итак, становится очевидным: в фокусе региональных противоречий оказалось, прежде всего, правительство Б. Нетаньяху. Сломается ли оно под их грузом или предпочтет крайний вариант, вплоть до применения военной силы? Ответа ждать недолго.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности