18+
25 Октября 05:06
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Исламисты на коне


Исламистская партия побеждает на выборах в Тунисе и формирует коалицию с левыми
Андрей Степанов
25.10.2011   

 

В стране состоялись первые за последние 23 года свободные выборы в учредительное собрание. Они призваны законодательно оформить политические результаты «арабской весны», старт которой дали широкие народные выступления в этой стране и привели к падению в январе этого года режима Зин Аль-Абедина Бен Али.


В годичный срок 217 депутатов учредительного собрания должны разработать новую конституцию, а также избрать временного главу государства, который сформирует правительство. Через полгода после принятия конституции планируется провести парламентские и президентские выборы.

Прошедшая избирательная кампания привлекла к себе особое внимание. Именно по результатам этих выборов, которые стали своеобразным оселком перемен, охвативших обширный регион Северной Африки и Ближнего Востока, можно судить, каковы перспективы этого процесса, насколько они связаны с демократией, в какой мере способны удовлетворить чаяния широких масс. При этом надо учитывать: Тунис — наиболее европеизированная и образованная часть арабского мира. Здесь принципы секуляризма – отделения религии от государства — и основы светского общества имеют, пожалуй, самые глубокие корни. Именно в этой мусульманской стране был достигнут наибольший прогресс в деле просвещения и обеспечения реального равноправия женщин.

Новые власти не поленились составить новые списки избирателей. Была образована и независимая избирательная комиссия, которая в условиях относительной неразберихи и фактического безвластия проделала очень большую работу. Правда, в этих списках зарегистрировалось чуть больше половины тунисских граждан, имеющих право голоса. По предварительным данным, к урнам для голосования пришло примерно 90 процентов зарегистрированных избирателей, или около 4 миллионов человек – беспрецедентный показатель для Туниса. Очереди у избирательных участков не иссякали до глубокой ночи.

Беспрецедентным был и спектр политических организаций, представивших свои программы и своих кандидатов на суд избирателей. За места в Учредительном собрании боролись около 11 тысяч кандидатов, многие из которых не состояли в партийных списках, а были самовыдвиженцами, и свыше 80 партий, возникших как грибы после дождя на политической поляне, которую освободила ушедшая в небытие партия бен Али.


Рядовому избирателю, который с наслаждением вдыхал пьянящий воздух свободы, было нелегко разобраться в этой пестрой смеси. А его решительный настрой подогревала ухудшающаяся общая социально-экономическая ситуация.


Пятая часть населения не имеет работы, в том числе 700 тысяч выпускников вузов, коррупция и кумовство процветают, цены растут, экономику и СМИ по-прежнему контролирует кучка воротил-олигархов. А временное правительство 84-летнего премьера Беджи Каида ас-Себси, занимавшего министерские посты еще при основателе современного Туниса Хабибе Бургибе, малоэффективно и беспомощно перед лицом стоящих проблем.

На политической арене присутствует и активно действует, питаясь недовольством широких слоев населения, запрещенная при бен Али, но весьма влиятельная умеренно исламистская партия «Ан-Нахда» — «Возрождение», под руководством популярного лидера Рашида Ганнуши. В ходе предвыборной кампании она рьяно агитировала за социальную справедливость, за разумное использование при выстраивании здания новой тунисской государственности норм исламского законодательства – шариата. При этом партия поддерживает демократические принципы и нормы, намерена развивать экономику страны, готова к взаимодействию с другими политическими силами и гарантирует права женщин. Примером для подражания «Ан-Нахда» считает правящую турецкую исламскую Партию справедливости и развития.

Ее своеобразным антиподом стала центристская Прогрессивная демократическая партия – ПДП — прозападного либерально-демократического толка. Ее конек – защита уже имеющихся социальных завоеваний, развитие светского общества и его демократической организации, подъем экономики, укрепление торгово-экономических связей с Европой. Левый фланг политического спектра был представлен партией с марксистским оттенком «Ат-Такаттуль», а также партией социалистической направленности Конгресс за республику. На крайне левом фланге обосновалась Рабочая коммунистическая партия Туниса. Была и такая экзотическая партия, как созданный крупным бизнесменом Слимом Рияхи Свободный патриотический союз, апеллировавший к тунисской буржуазии и среднему классу с фактическим лозунгом «Всем сестрам по серьгам», то есть, каждому по куску власти и «свою» долю денег. Присутствовали также и возникшие на остатках бывшей правящей партии более мелкие образования. Короче, всех не перечесть.

Наиболее активно избирательную кампанию вели «Ан-Нахда», ПДП и левые партии. Активисты «Возрождения» обходили дома избирателей, проводили предвыборные митинги, расклеивали афиши, раздавали листовки и выступали по телевидению. На предварительном этапе не обошлось без провокаций.

Так, воинствующие исламисты-салафисты — то есть ортодоксы — которым не разрешили легализовать свою партию, как говорят, не без помощи «Ан-Нахды» организовали нападения на частную телестудию и дом ее руководителя в знак протеста против того, что она продемонстрировала мультфильм, посвященный иранской революции. В нем Аллах фигурирует как художественный образ, что абсолютно неприемлемо для правоверных. Многие расценили вакханалию толпы фанатиков как своеобразный способ давления на электорат и на светскую, но разрозненную часть избирателей.


Немалое впечатление на общественность произвела и кровавая расправа над полковником Муамаром Каддафи в соседней Ливии и шокирующее заявление главы победившего Переходного национального совета о том, что государство будет основываться исключительно на шариате, и первый шаг на этом пути – отмена светского брака и введение многоженства. Тем не менее, сотни местных и иностранных наблюдателей сделали вывод о том, что выборы в Тунисе были честными и прозрачными.

Еще накануне голосования местные наблюдатели прочили победу «Ан-Нахде». Но количество полученных ею, по предварительным данным, голосов превзошло все ожидания. Представители партии заявляют, что она заручилась поддержкой свыше 40 процентов избирателей — преимущественно из бедных слоев общества.

Партия займет от 60 до 90 мест в учредительном собрании, что делает неизбежным ее блокирование с другими политическими силами. Вопреки ожиданиям, ПДП не вышла на второе место. Ее, опять-таки по предварительным данным, потеснил «Демократический блок» в составе «Ат-Такаттуль» и Конгресса за республику. В руководстве «Ан-Нахды» говорят о готовности сформировать коалицию с этими двумя левыми партиями. Представитель ПДП уже признал поражение своей партии и заявил, что она будет действовать в оппозиции.

В целом, первый опыт свободных демократических выборов в арабском мире оказался успешным. Расклад мест в учредительном собрании весьма точно отражает политическую палитру в Тунисе и реальные настроения народа.

Впереди год напряженной работы над новой конституцией. А обеспечить консенсус при ее составлении – задача не из простых. Слишком много надо сгладить противоречий между основными политическими игроками. Кроме того, тунисское общество ждет от своих избранников формирования эффективной, хотя и временной, исполнительной власти.

А ей придется решать насущные острые социально-экономические проблемы. Хрупкая тунисская демократия сдала свой первый экзамен, теперь ей предстоит зачет по конкретной практической работе. «Ан-Нахде» — доказать свою «умеренность» и готовность выполнять предвыборные обещания.

Итоги тунисских выборов окажут немалое влияние на другие арабские страны. Волнуют они и Запад, опасающийся «исламской победы» в куда более значимом для него Египте, где выборы пройдут в конце ноября.


Исламистская партия побеждает на выборах в Тунисе и формирует коалицию с левыми
Андрей Степанов
25.10.2011   

 

В стране состоялись первые за последние 23 года свободные выборы в учредительное собрание. Они призваны законодательно оформить политические результаты «арабской весны», старт которой дали широкие народные выступления в этой стране и привели к падению в январе этого года режима Зин Аль-Абедина Бен Али.


В годичный срок 217 депутатов учредительного собрания должны разработать новую конституцию, а также избрать временного главу государства, который сформирует правительство. Через полгода после принятия конституции планируется провести парламентские и президентские выборы.

Прошедшая избирательная кампания привлекла к себе особое внимание. Именно по результатам этих выборов, которые стали своеобразным оселком перемен, охвативших обширный регион Северной Африки и Ближнего Востока, можно судить, каковы перспективы этого процесса, насколько они связаны с демократией, в какой мере способны удовлетворить чаяния широких масс. При этом надо учитывать: Тунис — наиболее европеизированная и образованная часть арабского мира. Здесь принципы секуляризма – отделения религии от государства — и основы светского общества имеют, пожалуй, самые глубокие корни. Именно в этой мусульманской стране был достигнут наибольший прогресс в деле просвещения и обеспечения реального равноправия женщин.

Новые власти не поленились составить новые списки избирателей. Была образована и независимая избирательная комиссия, которая в условиях относительной неразберихи и фактического безвластия проделала очень большую работу. Правда, в этих списках зарегистрировалось чуть больше половины тунисских граждан, имеющих право голоса. По предварительным данным, к урнам для голосования пришло примерно 90 процентов зарегистрированных избирателей, или около 4 миллионов человек – беспрецедентный показатель для Туниса. Очереди у избирательных участков не иссякали до глубокой ночи.

Беспрецедентным был и спектр политических организаций, представивших свои программы и своих кандидатов на суд избирателей. За места в Учредительном собрании боролись около 11 тысяч кандидатов, многие из которых не состояли в партийных списках, а были самовыдвиженцами, и свыше 80 партий, возникших как грибы после дождя на политической поляне, которую освободила ушедшая в небытие партия бен Али.


Рядовому избирателю, который с наслаждением вдыхал пьянящий воздух свободы, было нелегко разобраться в этой пестрой смеси. А его решительный настрой подогревала ухудшающаяся общая социально-экономическая ситуация.


Пятая часть населения не имеет работы, в том числе 700 тысяч выпускников вузов, коррупция и кумовство процветают, цены растут, экономику и СМИ по-прежнему контролирует кучка воротил-олигархов. А временное правительство 84-летнего премьера Беджи Каида ас-Себси, занимавшего министерские посты еще при основателе современного Туниса Хабибе Бургибе, малоэффективно и беспомощно перед лицом стоящих проблем.

На политической арене присутствует и активно действует, питаясь недовольством широких слоев населения, запрещенная при бен Али, но весьма влиятельная умеренно исламистская партия «Ан-Нахда» — «Возрождение», под руководством популярного лидера Рашида Ганнуши. В ходе предвыборной кампании она рьяно агитировала за социальную справедливость, за разумное использование при выстраивании здания новой тунисской государственности норм исламского законодательства – шариата. При этом партия поддерживает демократические принципы и нормы, намерена развивать экономику страны, готова к взаимодействию с другими политическими силами и гарантирует права женщин. Примером для подражания «Ан-Нахда» считает правящую турецкую исламскую Партию справедливости и развития.

Ее своеобразным антиподом стала центристская Прогрессивная демократическая партия – ПДП — прозападного либерально-демократического толка. Ее конек – защита уже имеющихся социальных завоеваний, развитие светского общества и его демократической организации, подъем экономики, укрепление торгово-экономических связей с Европой. Левый фланг политического спектра был представлен партией с марксистским оттенком «Ат-Такаттуль», а также партией социалистической направленности Конгресс за республику. На крайне левом фланге обосновалась Рабочая коммунистическая партия Туниса. Была и такая экзотическая партия, как созданный крупным бизнесменом Слимом Рияхи Свободный патриотический союз, апеллировавший к тунисской буржуазии и среднему классу с фактическим лозунгом «Всем сестрам по серьгам», то есть, каждому по куску власти и «свою» долю денег. Присутствовали также и возникшие на остатках бывшей правящей партии более мелкие образования. Короче, всех не перечесть.

Наиболее активно избирательную кампанию вели «Ан-Нахда», ПДП и левые партии. Активисты «Возрождения» обходили дома избирателей, проводили предвыборные митинги, расклеивали афиши, раздавали листовки и выступали по телевидению. На предварительном этапе не обошлось без провокаций.

Так, воинствующие исламисты-салафисты — то есть ортодоксы — которым не разрешили легализовать свою партию, как говорят, не без помощи «Ан-Нахды» организовали нападения на частную телестудию и дом ее руководителя в знак протеста против того, что она продемонстрировала мультфильм, посвященный иранской революции. В нем Аллах фигурирует как художественный образ, что абсолютно неприемлемо для правоверных. Многие расценили вакханалию толпы фанатиков как своеобразный способ давления на электорат и на светскую, но разрозненную часть избирателей.


Немалое впечатление на общественность произвела и кровавая расправа над полковником Муамаром Каддафи в соседней Ливии и шокирующее заявление главы победившего Переходного национального совета о том, что государство будет основываться исключительно на шариате, и первый шаг на этом пути – отмена светского брака и введение многоженства. Тем не менее, сотни местных и иностранных наблюдателей сделали вывод о том, что выборы в Тунисе были честными и прозрачными.

Еще накануне голосования местные наблюдатели прочили победу «Ан-Нахде». Но количество полученных ею, по предварительным данным, голосов превзошло все ожидания. Представители партии заявляют, что она заручилась поддержкой свыше 40 процентов избирателей — преимущественно из бедных слоев общества.

Партия займет от 60 до 90 мест в учредительном собрании, что делает неизбежным ее блокирование с другими политическими силами. Вопреки ожиданиям, ПДП не вышла на второе место. Ее, опять-таки по предварительным данным, потеснил «Демократический блок» в составе «Ат-Такаттуль» и Конгресса за республику. В руководстве «Ан-Нахды» говорят о готовности сформировать коалицию с этими двумя левыми партиями. Представитель ПДП уже признал поражение своей партии и заявил, что она будет действовать в оппозиции.

В целом, первый опыт свободных демократических выборов в арабском мире оказался успешным. Расклад мест в учредительном собрании весьма точно отражает политическую палитру в Тунисе и реальные настроения народа.

Впереди год напряженной работы над новой конституцией. А обеспечить консенсус при ее составлении – задача не из простых. Слишком много надо сгладить противоречий между основными политическими игроками. Кроме того, тунисское общество ждет от своих избранников формирования эффективной, хотя и временной, исполнительной власти.

А ей придется решать насущные острые социально-экономические проблемы. Хрупкая тунисская демократия сдала свой первый экзамен, теперь ей предстоит зачет по конкретной практической работе. «Ан-Нахде» — доказать свою «умеренность» и готовность выполнять предвыборные обещания.

Итоги тунисских выборов окажут немалое влияние на другие арабские страны. Волнуют они и Запад, опасающийся «исламской победы» в куда более значимом для него Египте, где выборы пройдут в конце ноября.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности