18+
05 Марта 18:48
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Караваны из Бухары шли на Оренбург

Неотъемлемой и весьма важной частью среднеазиатских городов были базары, караван-сараи и ремесленные мастерские. Они с небольшими изменениями продолжали существовать вплоть до начала двадцатого века. Базары были тесно связаны не только с розничной торговлей.

Неотъемлемой и весьма важной частью среднеазиатских городов были базары, караван-сараи и ремесленные мастерские. Они с небольшими изменениями продолжали существовать вплоть до начала двадцатого века. Базары были тесно связаны не только с  розничной торговлей, но и с мелкими ремеслами.

Ремесленные мастерские располагались как на базарах, так  в караван-сараях и частных домах. Сами же караван-сараи были средоточием крупной оптовой торговли.

Сюда свозили и складировали все привозные товары для последующей перепродажи, здесь же помещались конторы и представительства различных фирм. Кроме того, в караван-сараях были расположены номера для приезжих, а также приемные пункты  лекарей, менял и ростовщиков.

Особо славились в Средней Азии базары и караван-сараи Бухары,  эмирской вотчины, номинально сохранившей свою независимость от Российской империи. Однако время властно вторгалось в жизнь, рушились многовековые феодальные традиции и устои. О том, как  выглядела  торгово-ремесленная   Бухара на рубеже XIX-XX веков дает некоторое представление  наш сегодняшний рассказ…

Большая часть бухарских базаров и торговых рядов (раста) располагалась на сравнительно небольшой территории, протянувшейся от Лаби-хауза до Регистана. Существовала специализация по видам продаваемых изделий. Так, например, позади медресе Нодир Девонбеги торговали сладостями.  Лавки (дукон) и торговые ряды (раста) здесь принадлежали торговцам халвой (халвогари), бакалеей (бакколи) и продавцам мороженого (рахатджан фуруши).

Несколько дальше, по направлению к медресе Кукалдош, торговали просом и ячменем, солью и горохом, жмыхом и растительными маслами. Хлебные ряды традиционно располагались вокруг хауза Нодир Девонбеги. Длинные ряды торговцев чаем тянулись вдоль медресе Эрназар.

Пряности и аптекарские товары бухарцы приобретали в отдельном месте, именуемом растаи аттори. Отдельный рынок, находившийся между медресе Кукалдош и мечетью Шейх Шона, занимали лавки гончаров-кулолгаров и мясников – растаи кассоби.

Дабы не утомлять читателей перечислением многочисленных  базаров и торговых рядов и их расположением, обратимся к характеристике наиболее важных бухарских караван-сараев. Лучшие из них, выстроенные обычно из кирпича, располагались в центральной части города и непосредственно примыкали к базарам. Товары сюда привозили на верблюдах и арбах.

Каждую весну Бухара отправляла в дальний путь большие караваны. Они шли обычно по трем главным направлениям: на Оренбург, Троицк и Красноводск. В каждом из этих караванов принимали участие до 50 баев, сопровождаемых вооруженными слугами. Непременной принадлежностью караванов была пушка. Баи перед выходом из города избирали караванбоши.

Каждый караван состоял  из нескольких сотен груженых верблюдов. Кроме них, Бухара принимала и отправляла десятки более мелких караванов из различных регионов ханства – из Карши, Шахрисабза, Гиссара и других населенных мест. Они обычно состояли из 10-15 верблюдов. Эти караваны везли в столицу натуральный налог – пшено, ячмень и прочий груз, складываемый в казенные караван-сараи.

Владельцы или арендаторы сараев (саройбон) встречали приезжих, отводили им жилые помещения и принимали товар. Животные – верблюды, лошади и ишаки – тотчас после разгрузки товаров уводились на окраину города, за Самаркандские ворота, где для них существовал специальный сарай.

Характерной особенностью караван-сараев было то, что содержатель его не получал платы за хранимый товар, если не считать незначительных подарков купцов в виде некоторого, твердо не установленного, процента с совершенной здесь сделки. Причем подарки эти, именуемые «саройбони», платил тот, кто купил хранившийся в сарае товар.

Таким образом, каждый владелец караван-сарая был весьма заинтересован в том, чтобы здесь совершались большие торговые обороты. Для этой цели нанимались специальные маклеры — даллолы, без участия которых не совершалась ни одна крупная сделка.

Особой известностью в Бухаре пользовался караван-сарай Барра, принадлежавший самому эмиру. Сарай этот обладал монополией на весь привозимый в город каракуль. Тут трудились десятки даллолов, с помощью которых владелец наживал громадные капиталы. Существовало и разделение труда: товар сначала попадал в руки сортировщиков (шарофдостачи), а затем, после ряда операций, переправлялся упаковщикам (барбанд). Черную работу выполняли наемные рабочие (ятим).

Существовала тут и своя каста чиновников. Так, например, один из них – закотчи – взимал налог с привезенного товара. Аукционер – джарчи – выкрикивал наименования партий товара, называл имя маклера и вел учет совершаемых сделок. Кроме того, в пользу эмира с маклеров взимался и специальный налог с полученных ими доходов. Налог этот назывался аминона, а его сборщик , соответственно, именовался аминоначи.

Складские помещения громадного караван-сарая для мануфактуры принадлежали одному из богатейших бухарцев по имени Убайдулла-ходжа. Он получал мануфактурные изделия из России — от фирм Цинделя и Данильского, Саввы Морозова и Тверского, Рябинова, Белякова и Захарова.

Обычно это были бязь и ситец, шерсть, трико и чесуча. Из Турции сюда же  привозили драп, из британских колоний сатин. Москва также снабжала Бухару шелком и золотошвейными материалами. В этом караван-сарае совершались ежегодно крупные сделки.

Торговля золотом, драгоценными камнями и жемчугом осуществлялась в не менее известном  караван-сарае Сайфиддин.Сарай Пахта специализировался на торговле хлопком. Выглядел внешне он весьма неприглядно: был деревянным, одноэтажным и изобиловал навесами. Две маленькие комнатки занимали сарайбон и аминачи.

Под каждым навесом стояли весы для взвешивания хлопка-сырца. Здесь же принимали и коконы (пилля), которые взвешивались на особых весах и в специальной таре – загома.

Перетаскиванием и погрузкой коконов занимались пять десятков загомадоров. Ежедневная норма этой продукции составляла в среднем пять батманов. Погрузку и разгрузку хлопка осуществляли полторы сотни грузчиков, перетаскивающих ежедневно не менее 6000 батманов гузы.

Операции по торговле шерстью производились в караван-сарае Пашм, который арендовали у эмира два брата-предпринимателя —  Абдулвахоб и Абдукаюм Самибаи. Они монополизировали всю скупку шерсти в Бухаре и имели весьма солидные доходы

Кирпичные базары Бухары  мало  чем отличались друг от друга. Обычно это был просторный двор, окруженный    двухэтажными  сводчатыми худжрами. Во дворе непременно устраивали подвалы (бархона или авбар),  в которых и содержались партии товаров. Товары эти складировались под личную ответственность владельца или арендатора (сарайбона).

Проходы между помещениями были крыты сводами на арках, между пилонами которых с обеих сторон  находились суфы. На них сидели клиенты в ожидании торга. Покупателей потчевал чаем услужливый  самоварчи. На улицу караван-сарай был обращен лишь порталом с воротами и калиткой.

Деревянные же караван-сараи имели крытый двор, со всех сторон окруженный худжрами. В средней части двора стояли высокие столбы, на которых покоилось балочное перекрытие: это позволяло освещать крытые дворы боковым светом. По своему назначению такие сараи практически не отличались от  кирпичных,  но  конструктивно были  более облегченными.

Некоторые деревянные караван-сараи строились с применением каркасов. В них по всему периметру двора сооружались навесы, а все худжры располагались на втором этаже. Средняя часть двора, за исключением светового люка, обычно была крытой. Такие сараи возводились лишь на окраинах Бухары.

В их худжрах проживали солдаты (сарбозы), арендовавшие жилые помещения. В свободное от военных упражнений время сарбозы подрабатывали здесь же: они подметали и поливали улицы и дворы,  служили водоносами и грузчиками. В таких караван-сараях обычно останавливались люди небогатые, преимущественно дехкане с лошадьми и ишаками, так как  в кирпичные  караван-сараи вьючных животных не  впускали.

Существовали в Бухаре конца XIX —  начале XX века и одноэтажные караван-сараи.    Это были  деревянные  постройки  с широкими айванами,  расположенными   по периметру двора. Здесь было мизерное количество жилых помещений, предназначенных лишь для крестьян, приезжавших в город на арбах. По существу, их можно именовать самыми обыкновенными заезжими дворами.

В означенный период новые караван-сараи в эмирской Бухаре уже не строили, а существующие старые стали активно переделывать для сдачи в аренду под всевозможные конторы российских фирм. Дабы сделать эти строения более привлекательными для арендаторов, сараи внешне и внутренне европеизировались – в них стали пробивать окна, настилать деревянные полы, устанавливать печи и т.д.

Практически все торговые места в городе были окружены многочисленными ремесленными мастерскими. И хотя они занимали видное место на базарах, следует отметить, что значительно большее значение имели  мастерские, расположенные в гузарах (городских кварталах) или в домах крупных баев. Эти удаленные от центра города производства выбрасывали на базары уже готовую продукцию или же отправляли ее ко двору эмира, а также рассылали оптовыми партиями свой товар не только в различные районы ханства, но и за его пределы.

Так, например, большинство ткацких мастерских Бухары находились в частных домах в квартале Джуйбар, основное население которых составляли  бывшие персидские рабы (ирани). Подобные цеха имелись и в пригородном кишлаке Тотор махалля, населенном казанскими татарами.

Кондитерское производство  (халвогари) тоже располагалось в обычных жилых домах, занимая  их мужскую половину. Там устанавливались котлы для изготовления варенья, халвы, конфет и других сладостей. Дым от котлов выводился из помещений с помощью гончарных труб. Частные байские производства находились в гузарах Шикастабандон, Кози Урда и Тупхона.

Крупнейшие казенные производства такого рода размещались в гузарах Кофиробод, Урусон, Хаузи Баланд и Хиебон. Для эмирского стола и нужд высшего чиновничества и духовенства в Бухаре существовало особое производство сладостей, расположенное в гузаре Шикастабандон.

Хозяином его был бай по  прозвищу Кармулло («Глухой»). Его изделия славились далеко за пределами города. У ворот его дома, где изготавливали кандалотно-халвогарскую продукцию, с раннего утра толпился народ, стоявший в очередях. Каждый день отсюда в загородный дворец эмира Ситораи Махоса отправляли по двадцать пудов различных сладостей.

Несколько меньшие партии получали придворные вельможи и богатые баи. Остатки продукции раскупали для перепродажи в гузарах города торговцы сладостями (кандалот фуруши).

Все мастерские ювелирных и золотошвейных изделий Бухары находились только в эмирском дворце – Арке. Они считались придворными промыслами и выполняли только специальные заказы самого эмира и высшей знати. К работе были привлечены лучшие народные мастера и потому их изделия отличались высоким художественным качеством.

Бухарские ремесленники, работавшие в собственных мастерских (дуконах), для защиты своих узких интересов от посягательств торговцев, объединялись в профессиональные цехи. Однако феодальные отношения рушились, на смену ручному труду приходило машинное производство.

И потому во второй половине XIX века ремесленники стали разоряться, попадая в полную зависимость от торговцев. Мелкие производства постепенно отмирали, будучи не в состоянии выдержать конкуренцию с нарождающейся промышленностью…

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности