18+
05 Августа 15:37
Самаркандский извозчик от Ивана Тургенева

В первые десятилетия прошлого века, когда город еще не имел общественного автомобильного транспорта, самаркандцы привычно обходились гужевым.

В первые десятилетия прошлого века, когда город еще не имел общественного автомобильного транспорта, самаркандцы привычно обходились гужевым. 

Несколько десятков фаэтонов, пролеток и, так называемых, линеек исправно перевозили пассажиров в разные концы города. Стоянки извозчиков – биржи — располагались в самых людных местах: на базарах и вокзале, Церковной площади и Пушкинской улице. 

Извозчики были разных возрастов и национальностей – узбеки и русские, иранцы и армяне, таджики и евреи. Но все они как бы составляли братство, единую семью, непререкаемым авторитетом в которой был пожилой русский мужик по прозвищу «Вековой».

Имени его никто не знал, да, видимо, и не пытался узнать.  Рослый,   бородатый,  крепкого  сложения седовласый человек,  свободно изъяснявшийся как на русском, так на узбекском и таджикском языках, был своего рода городской достопримечательностью. Горожане любили совершать поездки в его потрепанном экипаже, и он никогда не жаловался на отсутствие пассажиров.

Старый извозчик  был артистической натурой – порой он выглядел весьма серьезным и рассудительным, но чаще  забавлял их  своими байками и анекдотами, героями которых зачастую  были известные в России люди минувшего столетия.  

«Вековой» любил, например, с мельчайшими подробностями рассказывать своим пассажирам о событиях середины девятнадцатого столетия, излагая их якобы глазами очевидца. При этом он нередко разбавлял свои россказни французскими и немецкими словечками. Слушая его, клиенты  недоверчиво покачивали головами и иронически улыбались…

Однако затем оказалось, что старый извозчик вовсе не врал — его возраст в первые годы советской власти уже перевалил за сотню – отсюда и кличка «Вековой». Сколько ему было точно – не знали ни люди, ни он сам. «Справьтесь обо мне у Ивана Сергеича», — отшучивался он, отвечая на постоянные  вопросы о своем возрасте.

Никто не придавал значения этой абстрактной фразе, пока не выяснилось, что в молодые годы странный  самаркандский извозчик был крепостным семьи Тургеневых в имении Спасское – Лутовиново, где прошли детские и юношеские годы будущего писателя. Позднее же «Вековой» лично сопровождал Ивана Сергеевича в его длительных странствиях по Европе.

Никто из живущих ныне стариков не помнит  никаких подробностей из жизни «Векового», но прозвище этого  легендарного извозчика-балагура, прожившего, по слухам, более 120 лет и почти до самой своей кончины разъезжавшего с песнями по городу, сохранилось в людской памяти.

Никто не может вспомнить, была ли у него семья, дети, но зато старые самаркандцы  довольно уверенно указывают  место на бывшей Кладбищенской улице, где жил этот уникум, и рассказывают о его последних днях. Причем, рассказывают одинаковую историю, что свидетельствует о ее достоверности.

Незадолго до смерти «Вековой» потерял свою надежную и единственную кормилицу —  старую лошадь, убитую  внезапно упавшим сверху  на проезжую часть дороги  оборвавшимся электрическим проводом. Называли даже место случившегося  — у дамбы, рядом с нынешним стадионом «Динамо». 

Вокруг горько   рыдавшего  над трупом своей многолетней подруги извозчика собрались сочувствующие горожане, стремясь как-то  утешить «Векового». Говорят, тут же пустили шапку по кругу и собрали ему деньги на новую кобылу, но тот лишь растроганно кивал головой в знак благодарности и, отказываясь принять эти деньги, бормотал: « Скоро и мне туда же,   родимая…   Даст бог, свидимся»…

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности