18+
22 Мая 01:30
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Чего не видят «беглые» из России

Послушала интервью грустного беглого писателя Дмитрия Глуховского. Он подобрал холодную метафору для несогласных россиян — айсберг.

Чего не видят «беглые» из России

Айсберг, расколотый напополам: на тех, кто уехал, и на тех, кто остался. Первые мучаются в чужих краях, пытаясь начать жизнь заново, проходят через лишения.

Бесятся на тех, кто остался в России, за то, что те пребывают в привычном материальном комфорте: в своём доме, на своей работе, при своей зарплате. Они были не согласны с СВО, но им за два года не стало жить хуже.

Они вне борьбы — внешней и, похоже, даже внутренней. Живут лучше, чем уехавшие, и тоже бесятся на них, постоянно требующих от оставшихся оппозиционеров радикальных действий и слов. И вот две половинки когда-то одной льдины отчаливают друг от друга всё дальше.

Подавленный Глуховский говорит, что и тот и другой лагерь попытался подложить моральную базу под свой выбор — уехать или остаться.

Первые, уезжая, выбрали будущее, выбрали жить свободными и в личной безопасности.

Вторые прикрываются ответственностью за родителей, за сотрудников своих компаний. И теперь первые считают вторых приспособленцами, а вторые злятся на первых за то, что те от них чего-то хотят. Раскол.

А я думаю, что никаких двух ледяных половин уже нет. Та часть айсберга, что прибилась к родному берегу, за два года успела оттаять. Двухлетние наблюдения за миром помогли многим несогласным в России составить своё мнение о Западе, даже если они так и не приняли СВО. Осталась только вторая льдина, на которой в холоде куда-то плывут такие, как Глуховский. И чем льдина дальше, тем страшней плывущим на ней, тем невыносимей их чувство одиночества, и они со всей мочи, со всей злости, со всего своего бешенства кричат на материк: «Эй вы, там! Прогнувшиеся слабаки! Вы стали заложниками власти! Боритесь же с ней! Делайте как мы?!»

Как вы? Больше двух лет прошло, и за это время релокантская эмиграция не породила ни одной истории успешной ассимиляции и востребованности в чужой стране. У всех померкшие глаза, подавленный вид. И все говорят и говорят о России. И никто не говорит и не говорит о той стране, в которой поселились.

Глуховский сердится, как можно сидеть на Патриарших, пить кофе и наслаждаться жизнью, не замечая всего ужаса. На этом месте я и разгадала причину грусти.

Удивительно! Отчаливая на своей льдине, эти люди по-прежнему продолжают видеть только тех, кто предаётся наслаждениям и живёт в комфорте.

Хотя  больше половины России стоит сейчас у станков в три смены, старшеклассники ухаживают за ранеными в госпиталях, мужчины и женщины пашут в тылу, но «беглым» видны только те, кто сидят на Патриарших. В этом всегда и заключалась их главная беда — они видели только тех, кому лучше, и никогда не замечали тех, кто никогда не был на Патриарших.

Марина Ахмедова

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности