18+
02 Октября 00:55
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Кем американцы хотят разбавить Совбез ООН

Президент США Джозеф Байден, посвятивший львиную долю своего выступления перед Генеральной Ассамблеей ООН осуждению России, в силу понятных причин — необходимости реагировать на мощное выступление В.В. Путина утром 21 сентября 2022 года — был вынужден отодвинуть в глубокую информационную тень главную идею, с которой он хотел выйти на трибуну ООН.

Кем американцы хотят разбавить Совбез ООН

Её аккуратно, но последовательно пробрасывало его окружение: реформирование ООН, и прежде всего Совета Безопасности организации, таким образом, чтобы лишить Россию не только права вето, но и вообще какого-либо влияния в этом ещё недавно считавшемся важнейшим международном институте. Хотя, конечно, российское право вето на решения Вашингтона было столь болезненно, что хозяин Белого дома не смог мимо него пройти, сказав, что оно может быть использовано только в самых крайних случаях.

Слов нет, ООН пребывает в глубоком кризисе, очевидном всем. Но стало ясно это далеко не в феврале 2022 года. Последний звонок прозвучал для ООН в августе 2008 года, когда ООН во главе с тогдашним Генсеком Пан Ги Муном полностью устранилась от участия в урегулировании глобально значимого политического кризиса, последовавшего за нападением режима М. Саакашвили на российских миротворцев в Южной Осетии. После этого ООН как инструмент поддержания глобального мира была не то чтобы мертва, но уже точно не жива.

Но действительно ли у США есть некий план реформирования ООН? И да и нет. Если разобраться, то предложения по реформированию ООН, обозначаемые со стороны США, носят сиюминутный характер. Как это, например, случилось, когда США сорвали принятие итоговой резолюции конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия только потому, что попытались внести туда антироссийские выпады. Ядерное нераспространение и будущее МАГАТЭ Вашингтон не слишком интересовали.

Если вчитаться даже в собственно американские идеи реформирования, то становится очевидно, что никакой проработки не велось. И все задумки сводятся к тому, чтобы оказать дополнительное политическое давление на Россию, а если получится сузить российское участие в институтах и механизмах ООН — превратить организацию (как это, к слову, произошло с рядом её специализированных агентств) в ещё одну формально глобально легитимную платформу для продления существования американоцентричного мира. А на деле — в инструмент своей политики. Этот подход вполне проявился в предложениях США по реформированию Совета Безопасности ООН.

Спору нет, идея расширить представительство стран, в том числе постоянных членов Совета Безопасности, вполне вызрела. Концепция Р.Т. Эрдогана о «мире больше пяти», прямо намекающая на необходимость пересмотра особого статуса членов СБ ООН, имеющих право вето на обязательные для всего мирового сообщества решения, появилась неслучайно. Тот баланс сил, который должен был поддерживаться Советом Безопасности (называйте его «пятью арбитрами» или «пятью полицейскими» — как кому нравится), был разрушен ещё в 1991 году. И с тех пор геополитический, а тем более геоэкономический баланс сил существенно изменился. Так что Эрдоган просто публично озвучил то, о чём другие лидеры заявляли кулуарно.

Посмотрим теперь на список стран, которые США пытаются предложить в качестве кандидатов в постоянные члены СБ ООН. Формально там достаточно широкий набор стран, но повторяющимися среди них являются Германия, Индия, Южная Корея, Япония, Австралия и Бразилия. В последние лет пять на уровне «экспертных пробросов» (очень важный для американской политики жанр, кстати) начала фигурировать и Польша. Но если посмотреть на этот список, то легко заметить, что значительная часть предлагаемых в СБ ООН в качестве постоянных членов с правом вето стран являются не суверенными государствами, более того, находящимися под американской оккупацией (Германия, Япония, Южная Корея). Польша — важнейший союзник США, главная опора в противостоянии с Россией в Европе. Индию США обхаживают с целью стравить её с Китаем. Ну а Австралия — опорная ресурсно-логистическая база нового американского геополитического проекта AUKUS. Иными словами, предложения США являются всего лишь отражением текущих приоритетов американской внешней политики.

Подчеркнём: текущих, а не некоей стратегической линии, направленной на адаптацию ООН к новому миропорядку. Потому что если бы Вашингтон был реально заинтересован в обновлении ООН, то США развернули бы не беспримерную по агрессивности пропагандистскую кампанию, а широкую дискуссию по целям реформирования, критериям и т. п. Но тогда выяснятся некоторые неприятные для Вашингтона детали.

Вопрос критериев расширения СБ ООН является центральным. Если смотреть на ситуацию с экономической точки зрения, то, вероятно, место в Совете Безопасности должна потерять Великобритания, а получить — не только Германия, но и Индия, Индонезия и Турция. Если по совокупной военно-экономической мощи, то стоит обратить взгляд на Турцию и Египет (причём принимать их нужно будет одновременно), Индию, Бразилию и Японию, если, конечно, она когда-либо перестанет быть оккупированной страной и восстановит национальный суверенитет. Демократия как критерий? Не вопрос! Но кто будет определять степень демократичности того или иного режима?

Опять США, к которым по части соблюдения демократических прав и свобод есть всё больше вопросов. На всё это нет ответа у Вашингтона. А есть только риторика, переходящая в безответственную пропаганду.

Дмитрий Евстафьев, профессор

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности