18+
24 Ноября 01:11
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Как погубили «Пахтакор»

11 агвгуста 1979 года в небе над Украиной произошла страшная авиакатастрофа, унесшая жизни 178 человек, среди которых 17 членов легендарной команды «Пахтакор», летевших на матч с минским «Динамо». 

Двадцать пять лет спустя в Ташкенте вышла книга Владимира Сафарова и Аллы Тазетдиновой «Крылья памяти». Увы, она была отпечатана мизерным тиражом (всего 1 000 экземпляров) и сразу же стала библиографической редкостью. Позже в Москве был издан ее аналог под названием «Пахтакор-79». К сожалению, координаторы российского издания не выполнили своих обязательств по его распространению в Узбекистане. Третье (дополненное) издание вышло два года назад и тоже ограниченным тиражом, не предназначенным для коммерческой реализации. Поэтому сегодня мы (с согласия авторов) предлагаем читателям ознакомиться с отрывками из этой книги, в которые вошли воспоминания очевидцев той небесной трагедии.

rte

              Последний матч

В среду, 8 августа 1979 года на зеленом газоне стадиона «Пахтакор» встречались две команды: хозяева поля и гости — футболисты ворошиловоградской «Зари». Поболеть за своих земляков на стадион пришли 32 тысячи ташкентцев. Победа со счетом 2:1 была одержана непринужденно, и довольные пахтакоровцы после финального свистка направились через туннель стадиона к своим раздевалкам.

 Как всегда, наиболее экспансивные болельщики, перегнувшись через перила, бурно приветствовали своих любимцев. Никто не мог тогда предположить, что они видят их в последний раз. Впереди у «Пахтакора» была игра в Минске с «Динамо» (13 августа), но узбекские футболисты были уверены в своей победе: месяц назад они победили минчан со счетом 2:0. До рокового вылета  в Минск оставалось еще три дня. Или 72 часа. За это время пахтакоровцы провели одну игру, а все остальное время находились в семьях, не подозревая, что видят своих близких в последний раз.

 «У нас пропало два самолета…»

Столкновение двух самолетов произошло в 13 часов 35 минут 38 секунд. В те самые минуты, когда по узбекскому телевидению шел спектакль Театра оперы и балета имени А. Навои «Бессмертие». 

В тот злополучный день ситуацию в небе отслеживал диспетчер Харьковского центра управления воздушным движением Николай Жуковский. Это был 20-летний юноша, всего пару месяцев назад пришедший после училища. Впрочем, полетами он руководил и того меньше, так как первые две недели провел на сельхозработах. Поэтому для подстраховки рядом с ним работал старший диспетчер Владимир Сумской. Лайнер с пахтакоровцами на борту шел на высоте 5 100 метров, и пилоты просили дать разрешение на набор высоты, Жуковский разрешил.

Лишь минут за пять до трагедии он обнаружил, что теперь оба Ту-134 летели на высоте 8 400 м. Он попытался связаться с бортом лайнера, на котором летели пахтакоровцы, и дать команду подняться до 9 000 м, но приказ сменить эшелон не попал по назначению.

 Эфир был забит. Из-за радиопомех, вызванных выходом на связь еще одного находившегося неподалеку Ил-62, первая часть команды, поданной самолету с футболистами: «735, а вы 9 000 займите» оказалась забитой и до экипажа не дошла. Тот же Ил-62 принял на свой счет вторую часть передачи: «… над Днепродзержинском 8 400 пересекающий» — как дополнительную информацию, поскольку ему была адресована предыдущая команда. Штурман этого экипажа ответил: «Понял 676, 8400». Сумской же, ожидавший ответ только от экипажа самолета Ту-134 с «Пахтакором» на борту, посчитал, что его услышали именно те, кому надо, и успокоился. Это было трагической ошибкой.

Находясь на одной высоте, идя на пересекающихся курсах, в облаках, ровно через пять минут самолеты врезались друг в друга. Отметки самолетов пропали с экранов. Разум отказывался верить, что произошла трагедия.

Юрий Добродомов, тогда старший штурман аэропорта Днепропетровска:

«Приказ о выезде на место был сформулирован расплывчато: езжайте, посмотрите, что там случилось. Плохие новости распространяются быстро, и мы оба знали, что случилось нечто ужасное. Доехав до места, поняли, что это авария не одного самолета: два хвоста, два фюзеляжа. Запросили Харьков, и тогда они сознались: да, пропало два самолета. Очень быстро подьехали работники КГБ, которые искали черные ящики. Найдя, тут же уехали. Затем прибыли спасатели из Днепродзержинска, которые, несмотря на то, что видали виды, отводили взгляд от открывшегося перед ними зрелища».

Виктор Настасиенко, тогда — руководитель полетов в аэропорту Борисполь:

rty

 

«Даже нам, авиаторам, не предоставляли полной информации. Столкновение произошло под углом 90 градусов. Один самолет крылом врезался в хвостовую часть другого. Из образовавшейся пробоины выпадали пассажиры. А бедой украинских воздушных линий в то лето были перегруженность трасс, пересекавшихся в районе Днепропетровска, и недокомплект диспетчеров. В одном только харьковском Центре не хватало 43 диспетчеров!»

Н. Гладкий (в то время — главный государственный санитарный врач Днепропетровской области):

«Около 13.45 позвонил дежурный облисполкома и сообщил, что под Днепродзержинском упал самолет. Через час я уже был на месте трагедии, где встретил начальника областного УВД. Генерал был очень бледный. Увидев меня, он отдал мне пистолет, объяснив, что боится не справиться со своим состоянием и расстрелять мародеров, которые тащили с полей остатки вещей, чемоданы и авиадетали.

К тому, что предстало перед нашими глазами, никто не был готов. Вспаханное поле в радиусе 30 км было густо пробито воронками глубиной 20-50 см, сами же тела лежали не на дне, а по краям углублений — с такой силой они врезались в землю.

Пахтакоровцы сидели в переднем салоне, сразу за пилотом. И, по всей видимости, пристегнутыми. Поэтому упали в одно место. Фрагменты тел пристали к горячему алюминию намертво. Из полка гражданской обороны тут же пришлось убрать узбеков и лиц восточных национальностей, так как они прекратили работы, встали кружком и начали молиться, не реагируя на команды. Вместо них Днепродзержинский горисполком прислал человек 20 рабочих с предприятий».  

Шок

В тот день, когда погиб «Пахтакор», в Москве на Центральном стадионе в Лужниках проходил финальный матч Кубка СССР по футболу. В присутствии 65 тысяч зрителей силами мерились два динамовских клуба — Москвы и Тбилиси. Говорят, матч еще шел, а по стадиону уже пошел слух о том, что на Украине разбился «Пахтакор». Причем, народная молва чуть ли не в первые часы «пристегнула» к этой трагедии Брежнева: дескать, он куда-то летел, ему открывали воздушный коридор и в спешке направили два пассажирских самолета не туда, куда нужно. И теперь уже трудно установить, как родился этот слух.

Вспоминает вратарь «Пахтакора» Александр Яновский: 

«В Минск я улетел днем раньше, вместе с дублерами. Чтобы посмотреть финал Кубка, мы спустились в ресторан гостиницы. Начальник команды Яков Аранович уехал к родственникам, проживавшим в Минске, и я остался за старшего. Вот мне-то позвонили и сообщили о трагедии. Мы впали в шок. В Ташкенте интересовались, кто мог лететь в том самолете. А я ничего не соображаю. Наконец, ответил, что из основного состава из-за травм дома остались Анатолий Могильный и Туляган Исаков.

Позже я узнал некоторые предполетные подробности.

Так, второй тренер Идгай Тазетдинов должен был лететь с дублем, но после отъезда Олега Базилевича остался с основным составом. Незадолго до этого из Самарканда к нам пришел молодой Базаров. И он должен был лететь с дублем. Однако накануне отлета в Ташкент приехал его отец и уговорил тренера задержать сына на сутки. Вот такая судьба. Неожиданно согласился отправиться в Минск Миша Ан. Хотя был травмирован и играть не мог».

СНИМКИ

1. Последнее фото команды. Киев, Спартакиада народов СССР, июль  1979 года

2. На месте крушения

 

 

Источник – газета «На досуге»

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности