18+
26 Ноября 15:11
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

О западных санкциях и российский козырях

Эксперт Центра Льва Гумилёва и специалист по евразийской экономике Александр Разуваев считает, что Европа больше не является центром силы, а Россия – слишком серьёзный игрок, чтобы её можно было изолировать.

Вы считаете, что Европа больше не является центром силы. В чем Вы — как экономист — видите проявления этого?

Во-первых, есть макроэкономическая статистика – в отличие от Америки в Европе стагнация. Плюс – все попытки стимулировать европейскую экономику ни к чему не приводят. Плюс демография. Выходцы из Северной Африки, с Ближнего Востока все-таки не европейцы, даже если они получили европейские паспорта. К тому же мы не видим сильных политиков. С моей точки зрения, даже в украинской истории такая зависимость европейских стран – именно потому, что там нет ярких лидеров. Нет Шрёдера, нет Берлускони. Даже Саркози был очень яркой личностью. Нет личностей. Если мы посмотрим на наших политиков – Назарбаев, Лукашенко, Путин – это очень яркие люди.

Более того, европейцы — в рамках своей интеграции, хотя в самой идее нет ничего плохого, — убрали то, на чем выросла Западная Европа. Это католицизм, западное христианство.

Европейский Союз имеет перспективы сохраниться в нынешнем виде?

В принципе они подходят сейчас правильно – не берут новых членов, не вводят евро в новых странах. Прибалтика не в счет — она настолько маленькая. Вполне возможно, они останутся, но центром силы уже не будут. Более того, если мы посмотрим на НАТО без США – они достаточно слабенькие. Не только по ядерному оружию, а вообще слабенькие. Поэтому в 21 веке им ловить нечего. Технологии либо в Штатах, либо в Азии.

Еще и производство вывели…

Ну почему – в Германии осталась хорошая промышленность. Но немцев чуть больше 80 миллионов человек. Более того, в прошлом году – до всех этих историй с Украиной — мало кто знает, что российская экономика стала первой в Европе. Мы обошли Германию по размерам.

А почему об этом не говорят? Это страшная государственная тайна?

Нет, это данные Мирового банка. Просто в этом году уже похуже немного будет. В Евразийском экономическом союзе при участии Белоруссии и Казахстана мы будем еще больше – по крайней мере, как экономическая система. Плюс, как справедливо говорил Путин, Россия единственная страна, которая в военном плане может уничтожить Соединенные Штаты.

То есть Запад на самом деле волнуют две вещи – это наши нефтегазовые запасы. И наше ядерное оружие. При этом на самом деле, когда говорят, что как же так вы отдаете недра иностранцам, ну, во-первых, они везде младший партнёр, а контрольный пакет у российской компании. У нас в соответствии с законом о недрах в любых стратегических месторождениях контрольный пакет должен быть у нашей госкомпании – Роснефть, Газпром, Газпромнефть.

У нас очень жёсткий механизм налога на добычу полезных ископаемых плюс экспортные пошлины. Почти все экспортные доходы идут в бюджет. То есть иностранцам здесь не так комфортно на самом деле работать. В своё время можно было поступить, как поступил Чавес, который просто взял и всё национализировал. Но он поступил как военный человек. А можно поступить умно, мягко — как поступил Путин. Мы введём такие налоги – нет, вы нефть можете добывать, — но все деньги будем получать мы. А вы работайте, добывайте.

А как Вы тогда оцениваете ущерб от западных санкций?

На самом деле ничего совсем страшного они пока не ввели. Ну да, кредиты будут подороже. Но у наших основных компаний очень устойчивое финансовое положение. Единственное, что серьёзно – это технологии добычи нефти в Арктике. Но не всё так ужасно. У той же компании «Роснефть» значительная часть технологий есть. Во многом это заслуга господина Богданчикова, который возглавлял «Роснефть» в былые годы, а до этого возглавлял «Сахалинморнефтегаз» — как раз добыча на шельфах.

Более того, есть промышленный шпионаж. Можно покупать у третьих стран. Наоборот, может, риски какие: что вот эти хвалёные западные технологии -многие из них где применялись? В Мексиканском заливе. Там тепло. Ну был, конечно, ураган «Катрина» в 2005 году. Ну на три дня эвакуировали с платформы. А у нас всё-таки другой климат в Арктике.

А санкции могут дать стимул для развития?

С одной стороны, да, прежде всего в сельском хозяйстве, машиностроении. Но на самом деле от украинской истории и от санкций очень выиграла Беларусь. Потому что они получили заказы дополнительные – замещать европейские и украинские компании на российском рынке. Плюс — немножко другая тема, но если мы говорим о Таможенном союзе, об экономике, — это же по факту единое государство. Только я не могу избирать президента Беларуси и Казахстана. А мне это нужно? А в Беларуси очень качественное население. Как говорят наши российские предприниматели, они не воруют. Лукашенко спросили как-то – чем белорусы от русских отличаются. Он подумал и сказал: те же русские, только со знаком качества. Это имеет значение — для бизнеса и так далее.

Другое дело, если мы посмотрим структуру ВВП российского, то вряд ли она как-то изменится. Основа всегда будет нефтегаз и сектор услуг. Но сектор услуг большой. В Казахстане, кстати, то же самое. Это на самом деле сейчас признак развитой экономики, постиндустриальной. Потому что когда-то основой экономики были сталь, уголь. Но сейчас очень много денег люди тратят на развлечения, салоны красоты, еще на что-нибудь. Достаточно большая индустрия.

А свои технологии Россия развивает?

На самом деле я считаю, что у нас три конкурентных преимущества. И этого в принципе достаточно. Первое конкурентное преимущество – это военно-промышленный комплекс. Господин Рогозин прекрасно с этим справляется. По итогам прошлого года мы вышли на второе место по объемам экспорта вооружений в мире – 18 млрд. долларов. При этом на первом месте – американцы, но они в рамках НАТО часто добровольно-принудительно что-нибудь продают. Называется, попробуй не купи. И оружие – это, конечно, очень высокотехнологичный сектор. Мощный мотор роста. Мы видим, как перевооружается армия.

Следующий сектор, это советское наследство – атомная энергетика. Если Украина как-то собирается от нашего топлива отказываться, то в той же Индии только рады будут – постройте нам атомные станции. Потому что если мы не берем катастрофу в стиле Чернобыля, это же самая лучшая энергетика.

И третье конкурентное преимущество — нефть и газ. Если мы берем высокие технологии, это нефтесервис прежде всего. К сожалению, да, там импорт серьезно присутствует. И соответственно должно быть импортозамещение.

Идея однополярного мира реальна? Или будут несколько центров силы?

Фукуяма в свое время написал – все, история закончилась, будет единое экономическое пространство. Но на самом деле, думаю, через 10-20 лет мир распадётся на несколько экономических зон: Европа, Евразийский союз, Китай, азиатские страны. Судьба Японии непонятна, потому что все азиатские нации японцев просто ненавидят. Ясно, что будет южно-американский какой-то блок с лидером в лице Бразилии. И скорее всего — Северная Америка: США, Канада, Мексика.

Обама заявил, что ему удалось Россию изолировать. Насколько это соответствует истине?

Ну это неправда. Мы слишком большие. На самом деле им не удалось это сделать даже с Ираном, хотя давление было достаточно серьёзное. Россия – слишком большой игрок.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности