18+
09 Февраля 09:55
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Офицер Генштаба: рабство в Хиве ужасает   

Хива веками оставалась неизведанной страной для России. Открыл ее для властей и широкой публики разведчик Николай Муравьев.

Офицер Генштаба: рабство в Хиве ужасает   

Встреча Николая Муравьева и властителя Хивы

В 1810 году по личному указанию Александра I был создана военная разведка — «Особенная канцелярия при военном министре». А уже в 1819-ом было принято решение отправить экспедицию из Баку к восточному берегу Каспийского моря.

Возглавил ее майор М. И. Пономарёв, разведчиком был включён офицер Генштаба капитан Николай Муравьёв. Герой Отечественной войны 1812 года, участник взятия Парижа, дипломат и военный топограф, владеющий восточными языками, он к этому времени совершил несколько секретных миссий в Персию под видом мусульманского паломника.

Именно ему было поручено составить географическое описание Каспийского побережья, исследовать возможный путь в Индию, наладить контакты с туркменами и хивинцами, попытаться заключить с ними торговое соглашение. Кроме того, разузнать, нет ли попыток англичан распространить своё влияние в этом регионе.

Это была не первая попытка наладить отношения со среднеазиатскими странами. В сентябре 1716 года царь Пётр отправил в Хиву и Бухару князя Бековича-Черкасского с 6-тысячным войском для склонения среднеазиатских ханов к принятию русского подданства, разведки путей в Индию и отыскания в тех местах золотых месторождений. Поход закончился трагически.

Практически всё войско Бековича было, с помощью азиатской хитрости, уничтожено. Хан Шергази после заключения дружественного договора предложил Бековичу разделить русский отряд, якобы для более удобного его содержания. Князь, не подозревая о коварстве хана, согласился и разбитые на мелкие группы солдаты, и их командиры были немедленно обезоружены сопровождавшими их хивинцами. Многие были убиты, а большая часть взята в плен: сам же князь Черкасский перед ханским шатром был обезглавлен, а его кожу натянули на барабан.

«Пропал как Бекович» – такая поговорка появилась в российском обществе после того, как стало известно о страшной судьбе русского отряда.

Кавказский наместник генерал Ермолов давая инструкцию Муравьёву сказал: «от ловкости в обхождении вашем можно обещать немалые успехи, и знание ваше в Татарском языке много способствовать вам будет. Не смотрите как Европеец на средства лести; между народами Азиатскими употребление оной обыкновенно, и вы имеете выгоду не страшиться быть расточительным в оном. Ваше Высокоблагородие можете сделать другие полезные исследования, к которым может дать повод ваше между ими пребывание, более нежели что могу я предписать, а паче о народе почти совершенно нам неизвестном. Я от способностей ваших и усердия могу себе обещать, что не останутся бесплодными делаемые усилия войти с Туркменским народом в приязненные сношения, и что доставленными сведениями облегчите вы пути к будущим Правительства предприятиям».

19 июля 1819 года после молебна в Сионском соборе Тифлиса, экспедиция Пономарёва на двух судах «Казань» и «Св. Поликарп» отправилась в опасное путешествие, через десять дней высадившись на туркменском берегу. Полтора месяца Муравьёв тщательно обследовал побережье: составлял карты, общался с вождями туркменских племён, уговаривал их сопроводить его в Хиву.

«Во все время поездки моей ходил я в Туркменском платье и называл себя Турецким именем Мурад-бек; сие имело для меня значительную выгоду потому, что, хотя меня и все в керване знали, но при встречах с чужими я часто слыл за Туркмена поколения Джафарбай и тем избавлялся от вопросов любопытных», — пишет Николай Николаевич в своей книге «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах».

Выполнив первую часть задания Муравьёв, взяв с собой переводчика Мурашова, денщика и несколько проводников, отправился в Хиву, достигнув 5 октября 1819 года границ ханства. Немедленно было отправлено письмо хивинским чиновникам о прибытии русского посольства, после чего Муравьёв со спутниками были препровождены в небольшую крепость Иль-Гельды. Встретили их здесь весьма гостеприимно, сварили плов, угощали различными азиатскими яствами, но по сути больше месяца продержали под домашним арестом. Лишь 16 ноября было получено приглашение хана посетить один из самых неизвестных и таинственных городов Азии – Хиву.

 Переговоры с первым визирем, диван беги (глава совета), а затем и с самим ханом закончились успешно – был заключён торговый договор, а на Кавказ, с ответным визитом, отправлено ханское посольство. Не удалось лишь добиться военного соглашения.

За время пребывания в городе русский посланник внимательно изучал быт и нравы его жителей. Страшное впечатление произвели на него русские невольники, томящиеся в рабстве.

Так, в Хиве Муравьев отдал отремонтировать ружье. Перед самым отъездом он решил его проверить и нашёл в дуле записку: «Ваше Высокородие, осмеливаемся вам донести, Российских людей найдется в сем Юрте тысячи три пленников и претерпев несносные труды, глад и холод и разные нападки, сжальтесь над нашим бедным состоянием, донесите Его Императорскому Величеству, заставьте вечно молить Бога есмь пленник». И для Николая Николаевича стало абсолютно ясно, что с рабством в Хиве и Бухаре необходимо покончить любыми средствами.

 “Нельзя выразить моих чувств при прочтении сей записки, — пишет Мурвьёв, — еще более усугубилась во мне благодарность к щедротам Всевышнего спасшего меня; и между тем сердце раздиралось при мысли, что оставляю несчастных соотечественников своих томящихся в жестоком рабстве, не будучи в состоянии им помочь; но дал себе слово по возвращении своем употребить всевозможные старания для избавления их”.

В январе 1820 года экспедиция прибыла в Тифлис и представила наместнику на Кавказе свои отчёты. Итоги миссии были оценены высоко и 4 мая 1820 года отважный разведчик был произведён в полковники.

Через два года по результатам поездки в Хиву был издан 2-томный труд Муравьёва, в котором содержались ценнейшие материалы политического, географического, экономического, этнографического и военного характера.

 Ермолов очень высоко оценил совершенное Муравьевым путешествие. «С почтением смотрю на ваши труды и на твердость, с которою вы превозмогли и затруднения и самую опасность, противоставшия исполнению положенного на вас поручения, — писал он к Муравьеву, — Вы собственно мне сделали честь, оправдав выбор мой исполнением столь трудного поручения, и я почитаю себя обязанным представить Государю Императору об отличном усердии вашем к пользе его службы».

И это действительно так, несмотря на то, что попытка заключить мирный договор с Хивой и не увенчалась полным успехом, однако результаты экспедиции были впечатляющи: Муравьев собрал ценные сведения о стране, до сих пор совершенно неизвестной. Во время этого путешествия были проведены первые в истории научные археологические раскопки в Средней Азии в городище Гюшим-тепе близ Атрека и сделан ряд интереснейших наблюдений.

Офицер Генштаба: рабство в Хиве ужасает   

Дальнейшая судьба Николая Муравьёва такова. В марте 1821 года он вторично совершил экспедицию на восточное побережье Каспийского моря, длившуюся без малого год. За этот поход был награждён орденом св. Владимира 3-й степени.

В ноябре 1832 года был направлен императором Николаем I на Ближний Восток (в Константинополь и Александрию) с миссией склонить к миру на приемлемых для Порты условиях египетского пашу Мухаммеда Али и в случае необходимости предложить военную помощь турецкому султану Махмуду II. Задание Муравьёвым было исполнено с блеском — был заключён Ункяр-Искелесийский мирный договор.

Однако в 1836 году за критику порядков в армии и покровительство сосланным декабристам Муравьёв подвергся опале и был уволен. Через 12 лет возвращен на службу, участвовал в походе в Венгрию.

Во время Крымской войны был назначен наместником Кавказа и главнокомандующим Кавказской армией. Прославился во время осады и взятия турецкой крепости Карс, за что получил почетную приставку к фамилии «Карский». В 1856 году вышел в отставку с назначение в состав Государственного совета.

Умер Николай Николаевич Муравьёв-Карский 23 октября 1866 года. А через семь лет было покончено с работорговлей в Хивинском ханстве.

Владимир Фетисов, автор книги «Дуэль на Крыше мира. Эпизоды Большой игры»

 

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности