18+
24 Июня 16:22
Зачем дают  кредиты «бедным» странам

В колониальной политике Запада мало что изменилось за последние столетия. Все также страны, бедные на ресурсы, тянут руки к чужим богатствам — нефти, хлопку,  газу, лесу, рынкам сбыта.

Только у современных разбойников вместо пушек и снарядов —  узурпация технологий и  печатный станок для валюты.

После развала Советского Союза и блока стран, изолированных от доллара США, в мире начала свое формирование «однополярная» система. Процесс шел размеренно исключительно потому, что элиты Запада искренне верили в «конец истории». Деньги от разграбления СССР планировалось постепенно перенаправлять на идеи глобализма, нейтрализовав независимость национальных государств руками США, а в итоге тихо передать мир в «заботливые» руки банковского капитала и корпораций.

На практике многое пошло не так.

В период президентства Билла Клинтона рост благосостояния американских домохозяйств был поистине впечатляющим, однако уже к концу 90-х годов темп начал замедляться, а с началом двухтысячных и вовсе упал. Прибыли из новых «колоний» снизились, а аппетиты метрополии возросли.

Тогда Запад снова приступил к поиску нового объекта для эксплуатации. Таким стал массовый перенос заводов и фабрик в Юго-Восточную Азию и Китай. Однако далеко не всем элитам это было по нутру. И на выборах Трампа этот нарыв вскрылся.

Затем последовал новый виток роста аппетитов и новая необходимость в поиске источников для новых идей. На тот момент лакомые куски давно закончились, а потому дабы покрыть расходы на глобальный процесс, транснациональные элиты вернулись к традиционным методам. Расширив арсенал подходов, отработанных за XX век, они дополнили его возможностями века XXI.

Прикрываясь идеями экономического роста, Запад через наднациональные институты запустил свой первый механизм — глобальное кредитование. Сделал жизнь государств в кредит принципом развития и тем самым присвоил себе право определять, по какому пути должна идти та или иная страна под гнетом эксклюзивных рычагов США на мировую финансовую систему.

Типичным объектом внимания кредитных механизмов становились прежде всего те, кто имел стратегическое значение для расширения западной гегемонии — страны с выгодным географическим расположением, такие как Украина или государства, имеющие логистический потенциал, такие как Сирия.  При этом сам процесс предусматривал не только навязывание кредитов, но и разработку специальных экономических стратегий, предписываемых должникам и прочим странам.

В частности, целенаправленно начав тотальное кредитование России с момента распада Советского Союза, Запад планировал продавить выгодные для себя решения. И пока кредитная нагрузка росла, руководство в Москве полностью устраивало «цивилизованный» мир. Однако стоило стране в 2000-е годы начать выплачивать свои проценты, как англосаксы немедленно озаботились «диктатурой» Кремля, а также признаками «недемократичности» режима.

«Независимые» СМИ мгновенно приступили к оценке «непатриотичности» Кремля, обвинили руководство в отказе от «вливаний денег в собственную экономику», а Британия и США наперебой бросились предлагать Москве щедрые условия для реструктуризации кредита и возможности для откладывания выплат по долгам. Не для того механизм «кредитного» контроля был задействован, чтобы Россия вдруг скинула с себя это ярмо.

Тем не менее уже к 2006 году основная задолженность в 45 миллиардов долларов перед Парижским клубом была погашена, а к 2017 году Россия выплатила весь свой долг. Долговая удавка, стягиваемая на шее страны с 1993 года, когда на Москву повесили не только долговую ношу СССР, но и долги всех бывших союзных республик, Российской империи и, разумеется, госдолга самой РФ, была скинута, а кредитный механизм западного контроля — сброшен.

К сожалению, в работе оставался второй рычаг для внешнего воздействия — «специальные стратегии экономического развития», международные «рекомендации» и частные «советы» Всемирного банка, МВФ и линий ЦБ, направляющие в нужную сторону экономику государства. Эти деструктивные моменты просуществовали гораздо дольше, вплоть до начала санкционной войны.

В целом санкции, помимо негативных моментов, создали уникальные условия для долгожданного восстановления отечественных производств, а учитывая существенные успехи в импортозамещении, масштабные нацпрограммы, чистку властных рядов и формирующийся кадровый резерв, готовится к этому Кремль явно начал гораздо раньше.

Уроки истории

Когда метод экономических «рекомендаций», санкций и кредитной иглы по тем или иным причинам не срабатывает, Запад, как правило, использует третий подход. Так, в частности, было в печально известной Ливии…

В 2011 году эта многострадальная страна, играющая ключевую роль в регионе Салеха и Магриба, стала мишенью для западной интервенции, и причиной этому послужило то, что все остальные варианты воздействия на нее не сработали.

Будучи под санкциями, полковник Каддафи не просто отказывался брать кредиты, но и вместо этого вынашивал дерзкие планы по превращению иссушенной Африки в процветающий континент. Грандиозный проект орошения пустынь «угрожал» решит проблему дефицита еды и воды для целого континента. А это удар по пищевым корпорациям!

То же самое касалось и планов Ливии о введении золотого динара, рискующего и вовсе изолировать Африку от американского доллара.

Муаммар Каддафи намеревался создать не просто независимую от транснационального капитала Ливию, но независимый от него Африканский союз. А обеспеченный золотом динар сделать основной валютой не только мусульманских государств Африки, но и прочих стран континента в целом.

По существу, любого из этих пунктов было достаточно для западного вторжения, плюс Каддафи совершил непростительный просчет. Он отвернулся от Пекина и Москвы и остался один.

Пока Каддафи с 2003 года привлекал в нефтедобычу Запад, провозглашал курс на либерализацию экономики, демократические реформы и новый путь, Запад публично приветствовал его инициативы, а втайне точил «топор войны». Лидер Ливии надеялся использовать знаменитое правило: «кто торгует — тот не воюет» и просчитался. Причина этому была проста — Запад никогда не платит за то, что может получить силой.

Вытянув из Ливии все, что было возможно и осознав, что вскоре Триполи начнет требовать нечто обратно, Британия и США немедленно стали убеждать европейцев в выгоде войны. ЕС была обещана компенсация, а главам корпораций Европы — карта, на которой все ливийские месторождения давно поделены.

То же самое в свое время произошло и с Саддамом Хусейном, когда глава Ирака аналогично заявил, что, как только эмбарго, введенное ООН под давлением Вашингтона, прекратит свое существование, он начнет продавать за евро даже бензин.

Тем не менее силовой сценарий, кредитная игла и международные финансовые инструменты — это не единственный для Запада вариант. Помимо двух вышеописанных существует и третий — гибридный сценарий, появлением которого можно считать 1953 год.

Именно свержение Моххамеда Мосаддыка в Иране стало первой в истории классической «цветной» революцией, открывшей рукотворным переворотам длинный путь. Причем причины для создания такого подхода были абсолютно теми же.

Всю первую половину прошлого века добычу нефти в Иране контролировал британский капитал, а потому, как только в ноябре 1950 года Моссадык вынес на рассмотрение парламента отказ от «нефтяных договоров», то немедленно стал «диктатором», а Иран — «угрозой номер один». Из США в страну прибыл Кермит Рузвельт, внук Теодора Рузвельта и глава Ближневосточного отдела ЦРУ, а заодно миллионы долларов в сопровождении британской Секретной службы.

Англосаксы приступили к подрыву страны изнутри, начали скупать иранских офицеров и госслужащих, курировать мощнейшую информационную кампанию, влияющую на общественное мнение, заполонили Иран проплаченными массовыми беспорядками, листовками и плакатами. Пока одни провокаторы скандировали лозунги о смерти неугодного премьера, другие, переодевшись в символику коммунистов, устраивали погромы и теракты, приписывая их Моссадыку и Москве.

Купленные англосаксами высокопоставленные военные вывели на улицы войска и под фанфары международной прессы вернули из изгнания поддерживаемое «мировым сообществом» правительство. Марионетку Лондона и Вашингтона посадили на «трон», Моссадыка арестовали, а главу МИД Ирана как самого яркого сторонника независимости показательно и зверски убили.

Первое, что сделало новое руководство — это заключило соглашение об образовании консорциума для разработки иранской нефти. 40% было отдано англо-иранской нефтяной компании, получившей всем известное название «BP», 40% — корпорациям из США, менее пятой части — Shell, а 6% — французам.

Так Лондон и Вашингтон обнаружил универсальную схему покорения стран и народов, состоящую из трех простых шагов. Кредитной иглы, «рекомендованных стратегий развития», цветных революций, включающих в себя санкции, информационную войну и «холодные» механизмы, а уже в крайнем случае — войну.

Все это оказалось недорого и довольно эффективно, причем срабатывало практически всегда. Самым крепким орешком на сегодняшний день остается Россия, ее общество и неугодный Западу «режим». Несмотря на куда более качественную отлаженность современных механизмов, Москва сумела выдержать консолидированный удар, пройти этап комбинированной агрессии и к сегодняшнему дню получить относительный перерыв.

«Распыление» фокуса западного давления в сторону Пекина открыло дополнительные возможности, и теперь будущее  России зависит только от нее самой.

Руслан Хубиев

Загрузка...

Зачем дают  кредиты «бедным» странам

  1. Бахром:

    Так было и будет всегда. Сильные правят миром, а слабые только гавкают.

  2. Олег:

    Ну что ж, значит надо с Западом по взрослому начать разбираться, и это уже не за горами. Англичан,америкосов ненавидит весь мир. А это о чем-то говорит. Так что ждите,господа буржуи. Скоро из вас барбекю делать будем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*