16+
20 Июня 14:34
Фамилию Есенина она скрывала псевдонимом

11 июня исполнилось сто лет со дня рождения Татьяны Есениной, дочери великого русского поэта, чья жизнь была связана с Ташкентом.

Когда Есенина нашли мертвым в «Англетере», во внутреннем кармане его пиджака была крохотная фотография детей Тани и Кости, завернутая в денежную купюру.

Жизнь самой Татьяны сложилась совсем непросто, волей судьбы она  оказалась в столице Узбекистана, где ее отец гостил в мае 1921 года.

После развода Сергея Есенина с Зинаидой Райх,  дети поэта воспитывались в семье режиссера Всеволода Мейерхольда. Татьяна Сергеевна отцовскую фамилию не поменяла, когда вышла замуж за Владимира Кутузова, сына известного революционера, расстрелянного при Сталине.

После зверского убийства Зинаиды Райх в июле 1939 года,  по ложному обвинению арестовали мужа Татьяны Сергеевны и его брата — Кутузовых. Мужа выпустили через год, а его брат отсидел восемь лет.

Кроме сыновей Владимира и  Сергея у Татьяны Сергеевны была еще дочка Маша, родившаяся в 1946 уже в Ташкенте, куда семья была эвакуирована в октябре 1941-го. Но в 1948-м она скончалась от воспаления легких. Татьяну Сергеевну Есенину, умершую в мае 1992 года, похоронили рядом с ней.

Дочь Есенина в детстве училась хореографии, выступала в Большом театре и даже в семьдесят лет могла почти вертикально держать ногу. Училась в МГУ на математика. Татьяна Сергеевна знала французский язык, хорошо говорила также на немецком и английском.

Уже взрослой научилась играть в шахматы и даже стала чемпионкой Узбекистана среди «сеньор».

Татьяна Сергеевна была видным журналистом. Ее перу принадлежит сатирическая повесть «Женя — чудо XX века», опубликованная в 1972 году в журнале «Новый мир». По ней сняли фильм.

Она дожила до горбачевской перестройки, нередко гостила на подмосковной даче, которую купила  еще ее мать в Балашихе в 1927-ом на гонорары от четырехтомника Есенина, вышедшего посмертно огромным тиражом. «Болела» за Ельцина и даже одно время жила на питерской квартире Собчаков, которых знала еще по узбекской столице.

Вот как они вспоминают ее современники:

Вадим Николюк, первый директор музея Сергея Есенина в Ташкенте:

-От Т.С.Есениной  исходило удивительное внешнее обаяние, мягкая сдержанность и во всем точность  —  истинная интеллигентность. Синеву глаз, искрометность взгляда, легкую скорую походку  —  всё это Татьяна Сергеевна унаследовала от своего великого отца. Поэтичность тоже.   Она магнетически притягивала к себе.  В то же время иной раз довольно не просто было с ней общаться. Человек энциклопедических знаний, она задавала тему для размышлений.

Так, в музее, благодаря ей,  появилась книга С.Есенина «Радуница», репринтно изданная в Англии  переводчицей   Джеси Девис  с её автографом,   и ряд других иностранных и  отечественных изданий.

Изредка  активисты музея встречались  на квартире Татьяны Сергеевны на  Новомосковской улице, а также на квартире её сына Сергея Владимировича на улице Левитана.

Подготавливая макет специального выпуска первой музейной газеты «Мир Есенина», мы обратились к Татьяне Сергеевне  с просьбой написать   воспоминания об отце. К просьбе она отнеслась очень серьезно, пересмотрела все свои раннее опубликованные материалы, кое-что уточнила, скорректировала.  Газета с её публикацией «Об отце» стала последним прижизненным опубликованным материалом Татьяны Сергеевны Есениной.

Валерий Бирюков, Георгий Димов, ташкентские журналисты:

В Ташкенте эвакуированные сюда видные писатели, знавшие Есенина, сохранившие уважение к Мейерхольду, помогли пристроить Татьяну Сергеевну корректором в местное телеграфное агентство. Вскоре она стала репортером, а ещё через некоторое время её пригласили в республиканскую газету «Правда Востока», где Татьяна Сергеевна  заявила о себе и как даровитая очеркистка.

Правда, настоящего её имени читатели газеты не знали вплоть до развенчания культа Сталина. Материалы печатались под псевдонимом.  Это не мешало ей как журналистке быть искренней, прямой и порой суровой в оценке тех или иных явлений. Один из нас провел многие годы, работая рядом с ней.  Обремененная семьей, она, тем не менее,  легко срывалась с места и  мчалась в любой конец республики, избирая острые темы.  Ей принадлежит один из первых материалов о растрате поливной воды и угрозе обмеления Арала.

Тогда же в часы, свободные от редакционной текучки, уединившись, опустошая пачку за пачкой «Беломорканала», она писала «для себя».  Результатом этих тревожных размышлений стал сатирическая  повесть -гротеск «Женя  —  чудо ХХ века».  Под её настоящим именем роман был опубликован в 1962 году  в «Новом мире», а потом вышел отдельными изданиями в  Ташкенте  и Европе.

Коллеги её помнят и другое.  В редакционную комнату, где работала Татьяна Сергеевна, нередко захаживал мужчина лет тридцати, чем-то неуловимо похожий на неё, с болезненно утомленным интеллигентным лицом.  Гость, не здороваясь,  а только кивнув головой сотрудникам, утопал в истертом кожаном  кресле и подолгу глядел в одну точку, занятый своими мыслями.  Татьяна Сергеевна тогда раньше обычного  свертывала работу, и они,  тоже молча, удалялись.  Это был её сводный брат  Александр Вольпин-Есенин, Алик, как она  звала  его,  —  выдающийся математик, а тогда еще и известный диссидент.  Впоследствии он обосновался в США.

Преследуемый в Москве, Александр подолгу жил в Ташкенте у своей сводной сестры.  Когда Татьяна Сергеевна открылась как дочь Есенина, коллеги стали досаждать просьбами об интервью.  Но она старалась избегать этого.  К этому времени у Татьяны Сергеевны стало меняться отношение к своей профессии, в которой,  по  её более позднему выражению, «утверждалась ставшая привычной несвобода».

Был один эпизод в жизни Татьяны Сергеевны, который она переживала особенно остро.  Когда-то, в пору гонений на вейсманистов и морганистов,  она по настоянию редактора написала фельетон, где высмеяла генетиков одного из самаркандских институтов.  Фельетон встретили на «ура» в местном ЦК, поддержали в Москве. А назавтра после публикации зашел к ней пожилой доктор наук и, озираясь по сторонам,  объяснил, что фельетон этот вредный, что ей когда-нибудь еще будет стыдно за него,  потому что экспериментами в Самарканде  решается одна из  коренных проблем в медицине.

Татьяна Сергеевна пережила потрясение, извинилась перед своими героями, обложилась книгами по био- и зоологии.  А позднее ушла из газеты в издательство «Фан» («Наука»),  где два десятка лет проработала шеф-редактором именно биологического отделения.   Монографии  по биологии и зоологии  узбекских авторов заняли видное место в бывшем всесоюзном, а ныне российском  и других иностранных каталогах.   И во всем этом, как говорили коллеги,  провожая шеф-редактора на пенсию, «заслуга нашей  «Татьяны-ханум Есениной».

Последние годы Татьяна Сергеевна посвятила работе над воспоминаниями. Первая часть их под  название «Дом на Новинском бульваре»  —  о жизни в доме Мейерхольда, о чудом спасенных ею во время ареста архивах его и матери  —  была опубликована в московском журнале «Согласие» ( № 4 за 1991 год).

Сергей Есенин-младший станет строителем и альпинистом, а в дальнейшем генеалогическая ветвь Есениных  —  ташкентцев включит и внучек Татьяны Сергеевны Зинаиду и Анну, правнуков Данилу и Сергея, правнучку Дарью.

Альбина  Маркевич, директор музея Анны Ахматовой «Мангалочий дворик»:

5 мая 1992 года, около восьми часов утра, раздался телефонный звонок.

В трубке – печальный, почти плачущий голос  Зиночки  Есениной:

– Альбина Витольдовна! Бабушка умерла. Под  утро. Сможете ли прийти?

Благо, бежать недалеко и привычно. Сколько раз этот  путь пройден с волнением и радостью в предчувствии  встречи с Татьяной Сергеевной. А когда вдоль середины  улицы Новомосковской, – её улицы, – выкорчёвывали бульварную часть из прекрасных декоративных  деревьев, смягчавших угарный дух выхлопных газов и  радовавших глаз разнообразием зелёных оттенков, как Татьяна Сергеевна недоумевала и сердилась на  бездумность решения градоначальников, видя в этом недобрые предзнаменования грядущих перемен! Как в воду глядела…

В 1985 году вдоль этого бульвара я шла от неё, неся на вытянутых руках кожаный коричневый пустой чемодан Сергея Есенина, доверенный его дочерью  нашему музею и носящий следы не только его  заграничного путешествия, но и семейной поездки

маленькой ещё Тани с братом, с мамой З.Райх и великим  «доктором Допертуто» – В.Э.Мейерхольдом, имя  которого нацарапано на чемодане возле ручки.

Приближаюсь к её дому и не могу смириться с мыслью, что больше не встречу эту лёгонькую, почти невесомую, светловолосую женщину с есенинской

летящей походкой и чуть насмешливым взглядом  отцовских голубых глаз; что не предложит она чашку кофе и не обдаст дымком своего традиционного

«Беломора». Что не окунёт в массу полученных со всего  света новостей или в рассказ о трагических годах…

Многолетнее общение с ней и её родными, есенинскими  родными: внуками,  правнуками и праправнуками поэта.

Звоню. Дверь оказалась открытой. Переполненная  воспоминаниями и горем утраты, плачу. Зина  идёт навстречу, от горя потемнело её прекрасное доброе лицо.

Обнялись и пошли к Татьяне Сергеевне. Она лежит на кровати в спальне, как будто отдыхает. Лицо возвышенно спокойно. Целую её в щёку, лоб и руку. При жизни только

однажды обнялись и расцеловалась с ней в музее в день  рождения С.Есенина.

Мы все вместе погоревали, помолчали и потом приняли  решение, что панихиду лучше провести в музее. Об этом просила сама Татьяна Сергеевна незадолго до кончины, мудро предполагая неизбежность исхода и неудобство для людей подниматься на 5-й этаж. В этом великая суть прекрасного Человека!

7 мая 1992 года в музее, где неоднократно бывала  Татьяна Сергеевна, где были проведены съёмки для  московского телевидения с её участием, в фойе установили гроб с телом, а дух её витал над нами.

В сохранении памяти о замечательной талантливой творческой личности  важнейшую роль сыграл кропотливый  труд блистательного Сергея Зинина,  создавшего книгу о Т.С. Есениной. С низким поклоном вспоминается ее верный друг -Георгий Димов, инициатор и организатор установки стелы на могиле Т.С. Есениной. Я рада, что он принял мой выбор фотопортрета для памятника, где Татьяна Сергеевна и молодой Есенин как одно лицо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*