18+
27 Ноября 10:29
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Культура с запахом перегара

110 лет назад, 14 июля 1901 года, в Москве было основано Общество попечительства о народной трезвости. Как и прежде, алкоголь и всё что с ним связано, – значимая часть и культуры (как пить или не пить вовсе?), и бюджетной политики. Однако в ХХI веке задача усложняется: как вернуть в бюджет государственную составляющую «питейного налога».

110 лет назад, 14 июля 1901 года, в Москве было основано Общество попечительства о народной трезвости. Как и прежде, алкоголь и всё что с ним связано, – значимая часть и культуры (как пить или не пить вовсе?), и бюджетной политики. Однако в ХХI веке задача усложняется: как вернуть в бюджет государственную составляющую «питейного налога», без которого народ стал пить ещё больше?

Однажды депутата Николая Герасименко, последовательного борца за запрет рекламы алкоголя и введение госмонополии на спирт, в коридорах Думы остановил организатор «горбачёвской» антиалкогольной кампании 1984 года Егор Лигачёв. «Николай Фёдорович, – обратился он к Герасименко, – если избиратель борьбу с табаком вам простит, то за алкоголь лучше не беритесь». Так Лигачёв, чья карьера сломалась на антиалкогольной кампании 80-х, оценил предстоящие перемены на алкогольном рынке.

–Я с ним согласен, – признается Николай Герасименко, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по охране здоровья, – проблема потребления алкоголя зашла в тупик.

Нам нужна Концепция государственной алкогольной политики. Для начала мы добиваемся двух неотложных вещей – полного запрета алкогольной рекламы и введения государственной монополии на спирт. Но эти шаги – начало перемен на неуправляемом алкогольном рынке, когда погоня за сверхприбылями превращается в спаивание нации.

Один в один – «о спаивании нации» – заговорило и Общество попечительства о народной трезвости в 1901 году. Отсчёт в перечислении бед оно вело с Древней Руси. «Руси веселие есть в питии – не можем без того быти». Таков, по словам летописца, был один из мотивов, по которым князь Владимир ответил отказом на возможность принятия мусульманства, а потом иудаизма, запрещавших в принципе потребление крепкого алкоголя.

Испокон веков «питейный» налог составлял одну из статей госбюджета, и все правительства проявляли заботу о более совершенной постановке этого дела. Когда сталкивались интересы казны и повальное пьянство, государство предпочитало последнюю проблему не замечать. И лишь в конце XIX века ситуация меняется: индустриализация требует роста производительности труда, чему мешает «исконная русская проблема».

Правительство начинает реформы, направленные на искоренение пьянства. Тогда-то и возникло Общество попечительства о народной трезвости. Но главной своей цели – снижения «питейного налога» – оно не добилось. До 1917 года удавались косметические меры – общество открывало народные чайные.

Они становились народными клубами, где устраивались библиотеки, книжные склады, знаменитые избы-читальни. Но «питейный налог», вместе с госмонополией на спирт, отменили лишь реформаторы в 1993 году. Спустя почти 20 лет новая Россия вернулась к тем же проблемам, что переживали Киевская Русь и Российская империя.

Многие эксперты сегодня признают: если минимальная цена на водку останется в районе 100 рублей, то её потребление резко сократится. Но это вовсе не означает, что люди бросят пить.

По данным Союза производителей алкогольной продукции, все скачки цен на водку заканчиваются примерно одинаково: сначала растёт производство контрафактной продукции, а затем набирает обороты потребление суррогатов (самогон, технические спирты и их заменители).

Поэтому, по прогнозам специалистов, в ближайшее время из каждых десяти продаваемых бутылок восемь могут оказаться подделкой. В итоге на рынке количество алкоголя, мало пригодного для питья, может опять вырасти до угрожающих размеров. К 2012 году легальной может остаться только водка класса премиум и суперпремиум.

Как предполагают многие эксперты, легальной водки дешевле 170 рублей в 2012 году, скорее всего, просто не будет. А поскольку в регионах средняя цена на неё – около 80 рублей (на 70% это контрафактный алкоголь, с которого не был уплачен акциз), то жертв новой алкогольной и акцизной политики государства только прибавится. В связи с этим многие эксперты не исключают новую волну «алкогольного мора».

–Ведь из чего тогда исходило правительство? – вспоминает Николай Герасименко. – Чем выше цена, тем меньше потребление. По такому пути в своё время пошли Скандинавские страны, Канада, Польша и Чехия, провозгласив концепцию перехода с крепких алкогольных напитков на слабые – пиво и вино.

Но они при этом понизили цены на слабый алкоголь. И как! В Польше пиво в 7-8 раз дешевле водки, в Канаде – в 5 раз. У нас пиво по цене либо равно водке, либо отдельные его сорта равняются половине её стоимости. Вот ведь откуда происходит народная хитрость: «Пиво без водки – деньги на ветер».

В итоге страна приблизилась к убийственно рекордной отметке. По данным Минздравсоцразвития, потребление алкоголя в России составляет 18 литров на душу населения в год (в пересчёте на чистый спирт). Для сравнения, эксперты ООН считают, что показатель 8-9 литров алкоголя на душу населения ежегодно – это черта, за которой начинается вымирание нации.

– О проблеме алкоголизации нации мы твердим уже 20 лет, а ничего не делается, – говорит Николай Рыжков, бывший премьер СССР и один из разработчиков «Концепции государственной алкогольной политики». – Что такое «Концепция…»? Протокол о намерениях, а нужен закон.

Я понимаю, что при мощи нынешнего алкогольного лобби, которое в случае принятия закона потеряет миллиарды прибылей, его принять нереально. Но это неизбежно, если мы хотим навести порядок. Стержень этого закона – нужна государственная монополия на алкоголь. Неспроста же ещё цари всегда к ней возвращались. И в СССР, кстати, бюджет почти на 30% формировался за счёт госмонополии на алкоголь.

Нас за это критиковали, называя наш бюджет «пьяным». Но посмотрите, что происходит сегодня: бюджет трезвый, а народ пьяный. Потому что надо понять простую вещь: госмонополия на алкоголь – это царское дело».

Вот так. Всё вернулось на круги своя? Неужели пойдём по пути Киевской Руси и царей, спаивавших народ? Впрочем, в кругу разработчиков «Концепции…» у Рыжкова репутация радикала. Его предложение, скорее всего, будет отвергнуто. Как реалистичный рассматривается иной вариант развития событий.

После поднятия минимальной цены на водку до 100-150 рублей и удорожания лицензии на право торговли алкоголем, начнётся поэтапная «спиртовая революция». Дело в том, что масштабы нелегального распространения спирта растут. Если в 2000 году, по данным МВД, 36% спирта продавалось нелегально, то в 2007-м – 41%. В 2010 году эта цифра составила 45%. Поэтому ожидаемая «спиртовая революция» предположительно будет состоять из двух этапов.

Сначала пройдёт переаттестация лицензирования автоперевозок спирта, что приведёт к резкому сокращению круга легальных перевозчиков, поскольку лицензия подорожает в разы. Затем может быть введена государственная монополия на спирт, или количество компаний, которым будут выдаваться лицензии, сократится до 3–4-х, а в них самих доля государства составит 51% акций.

И наоборот, количество государственных заводов, производящих спирт, постепенно вырастет с нынешних 15 до 100-130, как было в СССР. То есть госмонополия будет частичной – почти на паритетных началах с бизнесом, алчность которого, как показали реформы 90-х и «нулевых» годов, ничем не отличается от госмонополии и «питейного налога» царей.

Просто русский человек опять «задним» умом осознал: спивающийся народ модернизацию экономики и торжество высоких технологии в состоянии дурмана не осилит. И наступая на горло собственной алчности, бизнес и государство созрели до того, чтобы пойти на снижение своих прибылей ради работоспособности общества.

Так история даёт нам шанс возрождения очередного Общества попечительства о народной трезвости. Но теперь оно будет рассуждать «о культуре пития» и преимуществах «активного образа жизни» – с физкультурой и туризмом. Всё же на дворе не Киевская Русь, хоть и пьёт народ так же. Но будем реалистами – больше или меньше, но люди будут пить всегда. А удорожание алкоголя ведёт к тому, что его будут пить не «в общекультурных местах» – ресторанах и кафе, что уже супердорого, а дома. И власти нужно реагировать на меняющиеся условия.

Русский мир

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности